Лукашенко опасается боевиков и революции перед референдумом. А может быть он прав?

Александр Каленик, UDF
19 октября 2021, 11:15
Фото: Reuters
Приобретут ли радикальные действия массовый характер?

В понедельник 18 октября Александр Лукашенко заявил:

«В качестве одной из возможных дат очередной попытки революции (дня «Х», как они считают) рассматривается период проведения конституционного референдума».


Руководитель страны также отметил, что коллективный Запад нацелился на смену власти в Беларуси.

«Задействуются санкции. Финансируются протесты, экстремизм, терроризм. Подбираются и готовятся боевики. Мы это не просто знаем, мы с этим работаем», – сказал Лукашенко.


В тот же день он назначил бывшего заместителя министра МВД Сергея Хоменко министром юстиции.

UDF поинтересовался у экспертов: а, может быть, Лукашенко, заявивший о подготовке революции, прав? Раз в стране все больше происшествий, которые власти трактуют как теракты, не возник ли тренд на радикализацию и усиление готовности граждан использовать силовые методы?

«Радикальные действия будут иметь единичный характер»



Руководитель Центра политического анализа и прогноза (Варшава) Павел Усов в комментарии UDF отметил, что опасения руководителя Беларуси перед референдумом вполне понятны.

Лукашенко опасается боевиков и революции перед референдумом. А может быть он прав?

Фото: Facebook

«Даже несмотря на то, что в стране прошла тотальная превентивная зачистка, провести референдум традиционными способами будет непросто. А проведение референдума с соблюдением законности в условиях электорального банкротства Лукашенко стало бы его политическим самоубийством. Думаю, делая такие заявления, Лукашенко готовит новую волну репрессий, чтобы референдум прошел при полностью пассивном обществе», – сказал Усов.


Он добавил:

«Даже при отсутствии какой-либо внешней агитации по альтернативному голосованию, референдум является мобилизационным механизмом, т.к. все равно уровень обсуждений станет высоким, как и желание людей проявить свое абсолютное несогласие с властью Лукашенко».



С другой стороны, руководитель страны будет ставить противоположную задачу: обновить свою легитимность с помощью плебисцита.

«Но, безусловно, случатся фальсификации (могут вновь нарисовать цифры, близкие к 80%), поэтому референдум будет способствовать только углублению политического кризиса в стране и делигитимации власти Лукашенко», – сделал прогноз Усов.


В стране все больше происшествий, вызванных радикальными действиями противников власти. Один из последних примеров: неизвестные сожгли автомобиль председателя Госкомитета судебных экспертиз. Стоит ли говорить о новом тренде? Эксперт считает, что нет.

«В 2020 году протест оставался мирным до самого подавления. Сейчас организовать массовое силовое противостояние системе крайне тяжело, если не сказать невозможно. Поэтому в условиях тотального контроля подобные радикальные действия будут иметь единичный характер», – полагает Усов.


В подтверждение свое мнения о тотальном контроле он напомнил, что тех, кто организовал нападение на участок депутата Олега Гайдукевича, вычислили благодаря их членству в радикальных телеграм-чатах.

«Эти боевики все никак не подготовятся»


Аналитик Центра европейской трансформации Андрей Егоров в комментарии UDF отметил, что ничего нового в риторике руководителя страны не услышал.


Фото: svaboda.org

«Если ты чего-то очень боишься, то везде видишь угрозы. Эти «боевики», о которых говорят власти, все готовятся и готовятся – наверное, еще с мая прошлого года – и все никак не подготовятся. На самом деле, конечно, нет заговора против Лукашенко ни со стороны «коллективного Запада», ни со стороны «коллективного Востока». Просто белорусское общество больше не хочет видеть Лукашенко у власти», – сказал Егоров.


Видит ли он тренд на радикализацию протестных действий?

«То, что радикализация будет, легко предсказывалось, поскольку власти не давали никакого выхода протестной энергии, подавляя любое действие в публичном пространстве. Дошло до того, что всего лишь подписку на телеграм-каналы сделали поводом для наказания. Власти сами накачивают общество агрессивной риторикой противостояния, называя своих оппонентов «экстремистами» и «фашистами». Ранее или поздно стоило ожидать, что подобное выльется в радикальные действия, которые начнут совершать одиночки. Такого рода действия насилия оправдывать нельзя, но понять, почему люди пошли на них, вполне можно», – отметил Егоров.


Он добавил:

«Если подобное происходит один раз – это случайность, если два – это уже не случайность, а если и три – то, наверное, стоит говорить о закономерности. А ведь подобных актов разной степени радикализма не три, а гораздо больше».


Назначение Сергея Хоменко министром юстиции политолог не считает необычным в нынешней ситуации решением.

«В стране по сути установлено чрезвычайное положение, полицейский режим. Силовики используются в том числе для командования гражданскими министерствами. Из Минюста также будут лепить репрессивный орган: нужно проводить чистку среди адвокатов, судей, окончательно разобраться с общественными организациями. Вся система сейчас заточена на силовое, репрессивное подавление», – подчеркнул Егоров.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ