Война

«На Беларусь надвигается цунами, а люди беспечно думают: у нас курс 2,5 рубля за доллар, все будет нормально»

Сергей Лешница, UDF
17 мая 2022, 10:09
Иллюстративное фото
Удастся ли спасти белорусский экспорт?

В интервью государственному телевидению премьер-министр Роман Головченко признал громадные проблемы с экспортом вследствие западных санкций.

«Из-за санкций оказался заблокированным практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку. Это, условно говоря, сумма, которая равняется порядка $16−18 млрд. Естественно, мы не можем потерять этот экспорт. Мы вынуждены. Не то чтобы вынуждены, мы должны его переориентировать на другие рынки — в том числе на азиатский, африканский, Ближнего Востока и Арабского залива. Это то, над чем мы сейчас работаем», – сказал Головченко.


UDF поинтересовался у экспертов: какую часть из потерянного объема экспорта властям удастся восстановить?

«Даже Головченко практически прямым текстом говорит: не будет бюджета, а будет безработица»



Экономист Ярослав Романчук в комментарии UDF отметил, что белорусские властям вряд ли удастся компенсировать хотя бы половину потерь за счет переориентации на другие рынки.

«На Беларусь надвигается цунами, а люди беспечно думают: у нас курс 2,5 рубля за доллар, все будет нормально»

Фото: svaboda.org

«Если удастся сохранить $6 млрд, то это будет хорошо. Я сказал бы даже по-другому: это будет чудо, если из $16 млрд удастся сохранить $6 млрд. Соответственно с уверенностью можно прогнозировать вслед за падением экспорта падение всей экономики», – сказал Романчук.


Официальные данные говорят, что в первом квартале экспорт вырос на 5%. Как так получилось?

«Это произошло за счет того, что в январе-феврале, еще до введения новых санкций, для белорусского экспорта складывалась благоприятная ситуация. Поэтому при проедании остатков создается иллюзия, что ничего серьезного не происходит. Курс белорусского рубля является нерыночным и люди думают: кризиса нет, как хорошо. Хотя вслед за экспертами даже Головченко практически прямым текстом говорит: друзья, на нашу страну надвигается цунами – не будет экспорта, не будет валюты, не будет бюджета, а будет безработица. А люди беспечно думают: ха, у нас курс 2,5 за доллар, все будет нормально», – отметил Головченко.



Когда станут заметно ощутимы потери в экспорте?

«Теперь каждый последующий месяц будет хуже. Кому теперь нужны белорусские нефтепродукты? С Украиной поссорились, в России своей продукции хватает, а больше никуда не продашь. Посол в Бразилии рассказал, что белорусские удобрения стоили этой стране на 60% дешевле, чем остальные – это же грабеж «Беларуськалия» и страны! Но теперь вопрос в том, как даже с такой низкой ценой доставить калий до Бразилии. Так что все «прелести» санкций население Беларуси ощутит уже совсем скоро. Власти говорили, что санкции являются «новыми возможностями» – ну пусть покажут, как в условиях военного коммунизма и совка превратить угрозы и риски в возможности», – сказал Романчук.


«В 2022-м удастся очень немногое сохранить от прежнего объема экспорта в ЕС и Северную Америку»



Экономист Лев Марголин в комментарии UDF отметил, что самая сложная ситуация с экспортом может сложиться в текущем году.


Фото: belgazeta.by

«Думаю, в 2022-м удастся очень немногое сохранить от прежнего объема экспорта в ЕС и Северную Америку, поскольку нужно решать много организационных вопросов, находить новых потребителей или искать новые логистические пути к старым покупателям. А старые ждать не хотят, ищут новых поставщиков. В районе Санкт-Петербурга собираются ударными темпами строить терминал для отгрузки калийных удобрений.

Используются железнодорожные пути – но понятно, что транспортировка на огромные расстояния значительно повышает стоимость продукции, а в отдельных случаях делает ее неконкурентоспособной. Отдавая должное попыткам решить проблему переориентации экспорта, думаю, что в этом году сделать этого не удастся», – считает Марголин.


Цифры экспортных потерь звучат угрожающе, но почему жители Беларуси их пока не сильно ощущают?

«Дело в том, что в первые месяцы года – в январе и феврале – падения экспорта не было. Падение экспорта мы в основном почувствует во второй половине года. Кроме того, значительно помогает Россия. Например, благодаря расчету за энергоносители российскими рублями снижается спрос на валюту. К тому же произошло по крайней мере временное сокращение импорта вследствие санкций и контрсанкций. Но проблема с валютой никуда не денется. Нужно будет обслуживать внешние кредиты, закупать критический импорт (лекарства, семена, средства защиты растений и т.д.). Поэтому спрос на валюту будет расти и думаю, курс валюты также будет расти», – считает Марголин.


Еще недавно власти говорили, что к санкциям привыкли, и вот премьер-министр фактически признал, что проблемы оказались очень серьезными.

«С одной стороны власти частично правы: Беларусь много лет живет в условиях санкций. К тому же в момент введения новых санкций нужно было избежать паники. Другое дело, что новые ограничения не идут ни в какой сравнение со старыми. Перекрыли пути на Запад для основных продуктов белорусского экспорта: нефтепродуктов, древесины, калия и т.д. Компенсировать все потери от санкций, конечно, не смогут. Даже если допустить, что со временем удастся выйти на прежние объемы экспорта, то все равно потери в выручке будут значительными, рентабельность поставок будет снижена», – полагает Марголин.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ