Война

Эксперты: В квартиры, отобранных у оппозиционеров, заселят силовиков и чиновников

Сергей Лешница, UDF
14 мая 2022, 11:18
Иллюстративное фото
Для чего властям заочные суды над «беглыми»?

Палата представителей 12 мая в первом чтении приняла изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, которыми предусматривается введение института «специального производства» (проще говоря, заочных судов) для рассмотрения уголовных дел в отношении обвиняемого, находящегося за пределами Беларуси.

По мнению председателя Следственного комитета Дмитрия Горы, «специальное производство» не будет носить массового характера и направлено против лиц, которые «нанесли наиболее значимый и существенный ущерб нашему государству».

«Принятие закона позволит привлечь к ответственности лиц, находящихся за пределами Беларуси, которые совершили тяжкие преступления против нашей страны, и не только привлечь на бумаге, но и принять решения о конфискации их имущества», — сказал Гора.


В пример глава СК привел экс-руководителя Купаловского театра Павла Латушко, чьи действия, по словам Горы, «нанесли колоссальный ущерб Республике Беларусь, который по материалам уголовного дела вылился в конкретные цифры». Среди прочих кандидатов в обвиняемые по «специальному производству» Гора назвал Светлану Тихановскую и руководителей «тех самых фондов, которые финансировали экстремистские и террористические действия на нашей территории».

UDF поинтересовался у экспертов: какую цель преследуют власти этим решением?

«Это решение вряд ли будет иметь серьезное профилактическое воздействие»



Директор института «Палітычная сфера» и доктор политических наук Андрей Казакевич в комментарии UDF отметил, что режим продолжает действовать в логике репрессий, определенной в конце 2020 года.

Эксперты: В квартиры, отобранных у оппозиционеров, заселят силовиков и чиновников

Фото: dw.com

«Смысл ее – наказать, отомстить противникам власти. Но, мне кажется, конкретно это решение вряд ли будет иметь серьезное профилактическое воздействие, не будет сильно влиять на решение людей об участии или не участии в протестной деятельности – тем более тех, кто уже находится за границей и ведет оппозиционную работу», – считает Казакевич.


Почему эксперт считает, что находящиеся за границей при введении практики заочных судов и конфискации имущества не будут опасаться вести оппозиционную деятельность?

«Против многих из них и так возбуждены уголовные дела, они и не думали возвращаться в страну при нынешнем режиме. Заочный суд не будет иметь для них нового значения. И далеко не все до сих пор имеют оформленное на них имущество в Беларуси», – объяснил Казакевич.



Что дальше может быть с конфискованным имуществом? Удастся ли властям его продать?

«Думаю, с этим будут проблемы. При смене власти (если и не через несколько лет, то позже) встанет вопрос о законности конфискации недвижимости. Кто будет готов заплатить сейчас личные деньги, понимая, что эту собственность, скорее всего, придется возвращать? Конфискованную недвижимость можно отдавать в пользование государственным служащим и в коммерческое пользование. Но если говорить о продаже, то, наверное, будет немного тех, кто решит рискнуть своими деньгами», – полагает Казакевич.


«Этот репрессивный закон может коснуться нескольких тысяч человек»



Руководитель Центра политического анализа и прогноза (Варшава) Павел Усов в комментарии UDF отметил, что решение Палаты представителей его не удивило.


Фото: Facebook

«После выборов-2020 режим скатился к военно-тоталитарному. Новое решение нацелено на то, чтобы подавить моральный дух всех тех, кто активно занимается оппозиционной деятельностью за рубежом. Также это фактор сдерживания активной части общества. Но ничего удивительного не произошло. Недавно приняли поправки в Уголовный кодекс, согласно которым за «покушение» на теракт человека могут приговорить к смертной казни. А еще, напомню, ГУБОПиК анонсировал другое изменение в законодательстве: лишать гражданства белорусов, которые противодействуют режиму из-за рубежа. О том, что все эти меры вполне возможны в современной Беларуси, я писал еще год назад», – сказал Усов.


Каким может быть масштаб заочных судов с конфискацией имущества?

«Заочно судить могут всех, кто был под следствием, но сумел бежать из страны, имея недвижимость в Беларуси. Не думаю, что режим ограничится Тихановской, Латушко (думаю, в ближайшее время над ними будут организованы публичные и показательные процессы) и еще двумя-тремя персонажами. Не исключаю, что этот репрессивный закон может коснуться нескольких тысяч человек», – отметил Усов.


Он добавил:

«Это можно сравнить с экспроприацией имущества «врагов народа», которое практиковалось большевиками. Также можно сравнить с практикой в нацистской Германии, когда конфисковывалось имущество евреев и неарийцев. Лукашенко перетянул эти практики в XXI век. На сегодня нет норм и границ, которые сдерживали бы власти от безумных идей», – полагает Усов.


Смогут ли власти перепродать конфискованное имущество?

«Автомобили – безусловно. Если говорить о недвижимости, то ее могут отдать в аренду силовикам или представителям номенклатуры. Недвижимость также могут попробовать с фабрикацией документов продать представителям третьих стран, которые не будут понимать, что они покупают. Но отмечу, что для режима важен прежде всего сам факт конфискации имущества, а не то, можно ли за него выручить деньги. Главное – наказать оппонентов. Что будет спустя годы, власти сейчас не думают», – считает Усов.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ