Война

Белорусы ломанулись переучиваться в ІТ, но реальность жестокая — наших джуниоров нигде не ждут

Nashaniva.com
19 мая 2022, 13:36
«Закончил курсы, не могу устроиться, возьмите хоть бесплатно на стажировку», — такие запросы массово приходят по дружеским каналам топ-менеджерам белорусских IТ-компаний. Участники рынка констатируют: уходит время, когда сфера держала двери широко открытыми для неофитов из других отраслей экономики. Перспективы устроиться в ІТ у тех, кого вымыло на рынок труда из других сфер, сильно снизились — джуниору с белорусским паспортом почти невозможно устроиться. В то же время из-за депрессии в экономике тысячи новых людей идут на курсы переподготовки на самые простые и массовые специальности.


Фото: Инстаграм Epam

«Если не устроюсь сейчас, через месяц мои знания преобразуются в тыкву, возьмите на два месяца хоть даром», — приводит «Нашай Ніве» сообщение от очередного просителя топ-менеджер одной из известных ІТ-компаний. После начала войны такие неформальные запросы остаются разве что единственной надеждой «войти в ІТ» для тех, кто решил сменить сферу деятельности.

Многие из тех, кто только ушел с предыдущей работы в надежде найти теплое место в ІТ, еще не знают, что их ждет.

Да, остается спрос на программистов с конкретной специальностью, но большинство тех, кто сейчас переучивается на курсах, выбирают «чернорабочие» специальности — тестировщика или бизнес-аналитика.

«ІТ-бизнес и бизнес по переподготовке из других профессий — это разные вещи. Самые ходовые специальности переподготовки рекламируются как то, у чего низкий порог входа, что доступно всем.

Может быть, когда рынок рос, близко к тому и было. Но сейчас и тестировщики, и бизнес-аналитики оказываются за бортом, а спрос на программистов еще остается, но тоже сужается. Причины для этого комплексные», — объясняет один из участников рынка.



После введения негласных «санкций» на разработчиков из Беларуси и России многие компании потеряли клиентов. А это в худшем случае — закрытие проектов и сокращение, в лучшем — сокращенный найм.

«Также многие вынуждены были релацироваться, но джуниору очень сложно это сделать из-за низкой зарплаты и стоимости жизни в другой стране. Ему, даже если его готовы взять, такой вариант, как правило, не подходит», — объясняют нам.


«Коронавирус и война перевернули рынок труда — многие на дистанционной работе дома, другие — в релокации. И вот представьте, что есть джуниор, который ничего не знает. Экспресс-курсы переподготовки в «церковноприходской школе» не в счет. Его надо доучивать. Значит, надо отвлекать и без того немногочисленных сотрудников на менторство. Пользы для проекта никакой, вред в ресурсе и времени — очевиден. А если он и наберется опыта, то, как правило, попытается поискать более теплое место и уйдет — это реалии», — объясняет топ-менеджер другой компании.

Брать джуниора нецелесообразно — сейчас есть возможность набирать людей по всему миру, резюмирует третий собеседник.

«Рынок перенасыщен из-за войны и закрытия компаний. Единственное — что русские совсем не понимают английского языка. У белорусов здесь плюс, даже если они хуже по квалификации».


«Это ясно, что IТ вымывает кадры из всех сфер. Но люди думают, что порог входа в сферу остается, как и два года назад. Идут на «чернорабочие» специальности. Но наивно думать, что каждый бухгалтер может стать аналитиком: бизнес-аналитик — это прораб на строительстве, который анализирует требования заказчика, разбирается в чужой проблеме.

В Союзе это называлось «постановщик задач». Бизнес-анализ требует опыта, нужно было уже многое подержать в руках, изучить, ошибиться. И те, кто только читал о нем, — это беда.

Это вина учебных центров, что они элитную специальность своими предложениями курсов свели к тестировщику», — считает четвертый игрок рынка.

В то же время представители компаний, занимающихся переподготовкой, говорят «Нашай Ніве», что их услуги интересуют все больше людей.

«Спрос на IТ-курсы вырос, но рынок вакансий замер. Ситуация не патовая, но пока не дает поводов для оптимизма. На уровне эмпирических наблюдений — количество успешных трудоустройств снижается.

Следует дождаться окончания второго квартала, чтобы сравнить процент трудоустройства с первым. А первый же особо не просел, ведь основное количество статистики приходится на январь и февраль — мы просто пока не имеем свежих цифр.

При этом, по наблюдениям, на 40—50% сократилось количество открытых позиций. Насколько долго это продлится, мы не знаем — ясно, что все зависит от политической ситуации.

Время поиска работы после курсов достигает 6 месяцев и, конечно, может расти дальше. Поэтому сейчас основные вопросы, которые должен задавать себе человек, который приходит из другой сферы: а какой у него опыт, образование, знание иностранных языков, есть ли экспертиза в какой-то сфере и подушка безопасности?» — сказал нам менеджер одного из центров переподготовки.

«Белорусских джуниоров нигде не ждут, так как дома на них нет запроса, а за границу они пролезть не могут, — резюмирует другой. — Большие компании сейчас думают вообще о том, чтобы создавать образовательные центры в ближнем зарубежье, чтобы растить себе кадры, начиная со школы».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ