Полковник ВСУ: В Украину заходили смешанные белорусско-российские группировки


16 марта 2023, 19:25
Полковник Петр Черник
Украинские военные стойко держат Бахмут и наносят россиянам многочисленные потери. Какая ситуация сейчас на фронте в Украине? Чего ждать от Лукашенко и Путина в ближайшее время?

На этот и другие вопросы сайту Charter97.org ответил украинский военный аналитик, полковник запаса Вооруженных сил Украины Петр Черник.

— Бахмут — объективно стратегически важная точка и для нас, и для врага. Он имеет как политическое, так и психологическое значение для противника. Путин уже отдал не то девятый, не то десятый приказ выходить на административные линии Донетчины. Они не могут это задание выполнить. Костью в горле им стал именно Бахмут.

— Почему Бахмут стратегически важен с военной точки зрения?

— Это ключи для потенциальных контрнаступательных операций в сторону Северодонецка и Лисичанска. Бахмут - удобная высота для нанесения ударов по дебальцевскому железнодорожному узлу. От Бахмута до Дебальцово 42 километра.

Важность огневого контроля над Дебальцево в том, что HIMARS работают на расстоянии 84 километра. На сегодняшний момент война на 95% является войной артиллерии. Такими грузовиками, как КАМАЗ или «Урал», боеприпасов из России не довозишься. Нужна железная дорога. Так вот, дебальцевский узел и есть та самая железная дорога, по которой 60-тонными вагонами ввозятся боеприпасы.

Действительно, просто это нигде не афишируется, так и должно быть, мы работаем в части ударов по этому узлу. Бахмут как раз и есть та точка, откуда этот оперативный контроль ведется. Это во-первых.


Во-вторых, если мы действительно отходим из Бахмута, то тогда следующей линией обороны становится следующая городская конгломерация. Это или Часов Яр- Константиновка, или Краматорск-Славянск. Мы понимаем, что эта зона также будет превращена в руины. Поэтому держим Бахмут до тех пор, пока можем.

К слову, Бахмут это такие своеобразные Фермопилы 2.0. В истории была такая битва 480 года до нашей эры, когда царь Леонид остановил колоссальное азиатское нашествие во главе с Ксерксом. Что-то подобное сейчас происходит и под Бахмутом.

Там перемалывается просто огромное количество российского подготовленного личного состава. В первую очередь — это ЧВК «Вагнера», а также колоссальное количество техники. Поэтому есть логика держать его до тех пор, пока Бахмут стоит, есть подвоз боеприпасов, медикаментов, продуктов, воды и так далее.

— Что будет, если же украинское командование все же примет решение уйти из Бахмута?

— Если мы отойдем от Бахмута, то стратегического поражения не будет. Будет больно и неудобно. Как говорил великий Наполеон I Бонапарт, можно проиграть все битвы, кроме последней. Это еще не последняя битва.

Сам Бонапарт выиграл блестящую битву при Бородино и сжег Москву, однако, войну проиграл. Вот и нам важно выиграть войну.

На данный момент Бахумт — это своеобразная точка стояния, около которой максимально перемалываются последние остатки качественных сил РФ. Бахмут будут держать ровно до тех пор, пока украинское командование придет к выводу, что пора отходить.

Помним, что к нам в дороге огромный бронепакет. Первые несколько десятков танков Leopard 2 уже зашли. Первая бронетехника уже приближается к передовой, а Бахмут может стать отправной точкой для дальнейших контрнаступательных операций. Подчеркну, что это аналитика, а как будет в реальности — предвидеть невозможно.

Война — путь обмана. У противника есть еще огромный людской потенциал, который мы не можем проигнорировать.

— Если говорить о контрнаступлении Украины, то, на ваш взгляд, какой сценарий наиболее вероятен?

— Выскажу личную, очень специфическую точку зрения. Следующая контрнаступательная операция будет в обязательном порядке. То, когда и при каких обстоятельствах, нужно оставить в тени. Настоящие серьезные операции требуют абсолютной тишины.

Лично я как аналитик никогда не вдаюсь в прогнозирование конкретики наступательныx направлений.

— Почему?

— Противник разбирает каждое слово. Буквально две недели назад мой анализ разобрали на площадке у Скабеевой (российская телеведущая, пропагандистка — прим.) в программе «60 минут». Все там перекрутили, переврали, но они показали, что следят за нами. И за мной персонально. Поэтому я не позволю себе дать врагу очередную порцию аналитического материала.

Все потенциальные направления контрнаступления продумываются, я на 100% доверяю нашему Генеральному штабу. Они примут самое правильное решение из всех возможных.

— Если говорить о роли режима Лукашенко в этой войне, то насколько вероятен сценарий того, что через какое-то время произойдет новое наступление на Киев с территории Беларуси?

— Как я понимаю, Лукашенко сейчас отчаянно борется за свою жизнь. Путин держит у его горла острый НКВДшный нож. Вопрос в том, перережет ли он это горло.

Давайте будем честными, Беларусь по факту находится в состоянии войны с Украиной. Ракетные удары по моему родному Львову производились с территории Беларуси. Большие группировки в начале полномасштабного вторжения, в феврале-марте, зашли как раз в Чернобыльскую зону. Они были смешанными — белорусско-российскими. Это факт.

Вопрос в том, отважится ли Лукашенко и дожмет ли его Путин на повторную сухопутную операцию. Но есть нюанс. В начале войны нас застали врасплох. Правда, что мы не были готовы к такой масштабной войне.

На данный же момент северная граница преобразована в такую специфическую линию Маннергейма. Там все заминировано и фортифицированно. Север украинско-белорусской границы — это леса и болота, а уже началась весна, которая будет теплой. Даже если они и решатся, то смогут идти только дорогами в сторону Киева или в сторону Западной Украины. Это вообще самоубийство.

Работать на дорогах мы научились. Мы вторая страна мира по запасам FGM-148 Javelin. Все, что там появится, мы перебьем, как орехи. Подчеркну, как орехи.

На данный момент в Беларуси развернута сухопутная группировка в границах 15-ти тысяч. Это три бригады. Если они пойдут в наступление, то для нас это будет болезненно и неудобно, но ход войны не переломает.

Для того, чтобы нам по-настоящему было больно, нужно 40 тысяч личного состава. Эти 40 тысяч требуют 825 танков, 2,5 тысячи бронированных машин, до 1000 стволов артиллерии и самое главное - авиационное прикрытие.

Начиная с апреля месяца российская авиация в наше авиационное пространство не заходит. Мы практически все сбиваем. Например, крылатые ракеты сбиваем с показателем от 70 до 90 процентов. Это очень высокий показатель. Наша противовоздушная оборона усиливается не с каждым месяцем, а с каждой неделей.


Если белорусско-российское группировки решат превратить в металлолом какие-то очередные авиационные комплексы, то мы не можем им в этом отказать.


Есть такой римский мыслитель Марк Цицерон. У него есть очень хорошее выражение — «Чем ближе крах империи, тем безумнее ее законы». Могут ли они пойти на этот сумасшедший шаг — 15 тысяч людей закопать в украинских болотах севера? Могут. Но на ход войны это не повлияет.

Мне кажется, что Лукашенко немного умнее Путина. Он кровавый диктатор в Беларуси, но не хочет переходить конечную границу. Если сухопутная фаза полноценно повторно пройдет, то это уже будет «черная черта».

Могу ошибаться, но, на мой взгляд, Путин осторожничает с зачисткой Лукашенко, потому что нужна альтернативная фигура. Белорусский народ в 2020-ом году показал, что он нация. Всплеск был, где гарантия, что при смене Лукашенко всплеск не повторится, а это уже будет очень серьезное поражение Путина. Это узел, который пока что не развязывается ни в плюс, ни в минус, но рано или поздно он развяжется.

Судьба и свобода Беларуси плотно связана с победой Украины в войне. Это только вопрос времени.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники
•   UDFНовостиВ мире ❯ Полковник ВСУ: В Украину заходили смешанные белорусско-российские группировки