Война

Военный эксперт: Белорусская армия сегодня не способна вести масштабную войну против Украины


2 июня 2022, 11:07
Андрей Поротников / Еврорадио
Руководитель проекта Belarus security blog, военный эксперт Андрей Поротников отвечает на вопрос обозревателя "Свободы" Виталия Цыганкова, боятся ли украинцы нападения армии Беларуси, оценивает боеспособность белорусской армии и скептически относится к заявлениям, будто бы Москва давит на Лукашенко с требованием вступить в войну (перевод ex-press.by).

- Последние недели вновь активизировались разговоры о возможности вступления Беларуси в войну, о возможности входа белорусских войск на территорию Украины. Почему такие разговоры появляются и действительно ли существует такая вероятность?

- Во-первых, что касается заявлений белорусских официальных лиц, то они достаточно миролюбивы, все время официальный Минск доказывает, что не собирается участвовать в российском вторжении в Украину. Почему же такие разговоры появляются?

Здесь есть элемент информационной войны, которую ведет Украина. Одна из целей этой информационной войны - сдержать официальный Минск от участия в войне настоящей. В том числе и таким образом, вбрасывая заявления о том, что белорусская армия нападет на Украину. Делается это, чтобы вызвать внутри Беларуси какие-то действия, которые как раз не позволили бы Минску активно участвовать в войне.


Украинское медийное пространство очень децентрализовано. Там много игроков со своими интересами и подходами, они могут действовать автономно от украинской власти. Можно вспомнить, что ранее уже появлялись заявления, будто белорусская армия участвует в войне на территории Украины, при этом появлялись какие-то «свидетели», «очевидцы» - но никаких официальных заявлений со стороны Киева по этому поводу не было.

- Можно ли сказать, что Лукашенко своей воинственной риторикой, пророссийским нарративом своих заявлений демонстрирует риторическую верность Москве и при этом хочет, чтобы все ограничилось только заявлениями? Или, может, задача этой воинственной риторики - чтобы Украина вынуждена была держать свои силы возле южной границы Беларуси, силы, так необходимые на восточном фронте?

- По оценке белорусского военного командования, Украина держит на границе с Беларусью не более трех процентов своих вооруженных сил.

Относительно воинственных заявлений Лукашенко - мне кажется, он действительно верит, что война в Украине может перерасти в масштабный региональный конфликт, в котором Беларусь не сможет сохранить статус неучастника, скажем так, неучастника в активной фазе военных действий. Пока непонятно, на чем основывается эта позиция Лукашенко, но она не вселяет оптимизма.

- Министр обороны Беларуси Хренин заявил, что в стране может быть создано «ополчение». Чем это отличается от давно существующей территориальной обороны? Мы помним, как еще 3-4 года назад чиновники приходили на какие-то сборы в камуфляжной форме. Есть ли в нынешних заявлениях и процессах что-то новое?

- Пока непонятно, что за этим стоит, что это за «ополчение» и как оно соотносится с территориальной обороной. В предыдущие годы Лукашенко ставил знак равенства между тем, что принято называть «ополчением», и войсками территориальной обороны. Или это продолжение старой риторики, или здесь какие-то новые дополнительные планы, пока неясно.

- Как можно оценить потенциальную боеспособность белорусской армии? Часто и белорусские, и зарубежные эксперты заявляют, что из официального количества белорусской армии (45 тысяч военнослужащих) боеспособными можно назвать около 15-17 тысяч. И что это означает - "боеспособные части"?

- Само понимание "боеспособности" очень комплексное. Сюда входит и уровень подготовки, вооружение, материальное обеспечение, укомплектованность, но также и морально-психологическое состояние. И как раз вследствие этого состояния в мирное время адекватно оценивать боеспособность армии просто невозможно. Мы не знаем, как себя поведет военный в такой экстремальной ситуации, какой есть война. Экзаменом боеспособности является война.

- Но ведь можно оценить объективные данные, цифры - количество военнослужащих, качество военной техники, бюджет.

- Относительно количества частей быстрого реагирования, которые может выставить Беларусь «здесь и сейчас», - это по всем ведомствам не более 12 тысяч человек. Все остальное требует мобилизационного развертывания, которое займет не одну неделю и даже не один месяц, чтобы его качественно провести.

Что касается белорусской военной техники, то мы не знаем точно ее состояние, возможности ее эксплуатации. На бумаге может быть одно, на практике совсем другое. На сегодняшний день нет объективных данных о техническом состоянии вооружений, которые на бумаге находятся в белорусской армии.

- Вот, например, количество танков в белорусской армии довольно велико для такой страны. Но сколько из них в действующем состоянии? Во всяком случае, можно сказать, что белорусская армия давно не закупала, например, новые танки?

- Армия независимой Беларуси после 1991 года не закупила ни одного танка. Все танки, которые есть на вооружении, достались Беларуси в результате развала СССР.

- Руководство Беларуси нередко жалуется на милитаризацию стран-соседок. В принципе, понятно, что Польша и страны Балтии усиливают свою защиту перед угрозой российской агрессии. Насколько эти процессы масштабны?

- После 2014 года все страны региона начали серьезно пересматривать свои планы оборонного строительства, усиливать их - и в рамках оборонных альянсов, и в национальном измерении. В Польше, например, вооружение в значительной части до последнего времени состояло из советской техники. А она уже исчерпала свой ресурс, ее нужно менять. Поэтому новые вооружения - это результат совпадения и практической потребности на восстановление военной техники, и геополитической ситуации. В результате за последние годы произошло серьезное наращивание военных расходов у стран-соседей Беларуси.

- Если вернуться к тому, с чего мы начали разговор. Каков ваш анализ и прогноз насчет того, может ли Беларусь своими войсками вступить на стороне России в войну на территории Украины?

- Белорусская армия сегодня не способна вести масштабную войну против Украины. И любая вооруженная конфронтация Беларуси с Украиной создает дополнительное напряжение не для Украины, а для России. Ведь России в таком случае придется защищать Беларусь от Украины.

Поэтому я очень скептически отношусь к заявлениям, якобы Москва давит на Лукашенко, чтобы он непосредственно присоединился к агрессии против Украины. Я считаю, что это абсолютная спекуляция, играющая в пользу Лукашенко. Ведь она восстанавливает такую старую легенду о Лукашенко как о единственном защитнике самостоятельности Беларуси перед кремлевским давлением. Более того, я считаю, что нет признаков, будто бы Россия рассматривала вариант привлечения войск своих формальных союзников к боевым действиям в Украине.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ