Венедиктов: «Где там воюют — какая разница? Какая-то Сирия, какой-то Мариуполь или Алеппо — это где?»

Салiдарнасць
5 апреля 2022, 12:15
Алексей Венедиктов. Фото: РИА Новости
Экс-главред закрытого властями «Эха Москвы» объяснил, почему в России вернулось время массовых доносов.

— Цена войны пока дешевле, чем цена мира. Грубо говоря, российское население в целом еще не ощутило цену войны — ни экономическую, ни потерь. И поэтому даже если «излучающую башню» отключить, думаю, инерционно будет еще очень длинный ход, — отмечает Алексей Венедиктов в эфире канала Живой Гвоздь. — Беда в том, что излучение пропаганды ложится на готовность это потреблять.

Экс-главред «Эха Москвы» рассказал о нескольких случаях, что называется, из романа — когда в Пензе, на Сахалине и в других местах ученики доносили за «неправильные мысли и разговоры» на учителей, и к последним приходила полиция и возбуждала административные (пока еще) дела.

— Еще одна совершенно дивная история: московское метро, девушка смотрела интервью Зеленского без наушников, и другая пассажирка донесла на нее, описала, чтобы полиция стала разыскивать девушку по камерам…


Все это, говорит Алексей Венедиктов, нельзя списывать только на теперешнюю активность пропаганды — дело во взращенной годами уверенности многих россиян в том, что Россия ведет справедливую «специальную операцию по освобождению украинского народа от нацизма и уничтожению угрозы от НАТО в отношении России».

— Это называется «сплотиться вокруг флага». Чтобы было понятно — когда разговариваешь со студентами элитных ВУЗов, неформально, не под запись — там господствует ура-патриотизм. Их «это» (война — С.) еще не затронуло. Где там воюют — какая разница? Какая-то Сирия, какой-то Мариуполь или Алеппо — это где? И пока не придет однокурсник без руки или без ноги, не будет личного переживания.

Думаю, дело также и в этом: с точки зрения 140-миллионной России, потери минимальны. Слышали ли мы что-то о прощании с солдатами, офицерами в Москве или Петербурге? Ну, 5, 7 человек на другие огромные области. Это еще не задело многих. Но будет задевать, если не прекратится стрельба.

А если прекратится — то, «как учит нас товарищ Сталин», малой кровью на чужой территории. А вопрос малости определяет кто? Каждый. Не Путин, не Зеленский, а — каждый.

Большинству людей в истории противостояний нужна определенность, а не сравнение, говорит Алексей Венедиктов, и поэтому в России телевидение с четким разграничением на своих и чужих во многом выиграло у многообразия мнений в интернете:

— Никто не хочет в момент кровавой битвы анализировать и взвешивать, понимать причины, считать последствия, изучать источники. Это удел немногих. Поэтому интернет пока проигрывает телевидению, это верно.

Верят ли Скабеева и Соловьев сами в то, что говорят? Кто же им в душу залезет. Кто-то верит, кто-то отрабатывает номер, кто-то отрабатывает деньги. Но да, есть люди, с которыми я общаюсь, и у них действительно кураж и азарт — несмотря на то, что в первые три дня был шок.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники
•   UDFНовостиВойна ❯ Венедиктов: «Где там воюют — какая разница? Какая-то Сирия, какой-то Мариуполь или Алеппо — это где?»