“Удостоверения нет. А вдруг спросят”. Лукашенко продолжает спор за легитимность

Александр Класковский, Позірк
12 июня 2024, 11:00
Архивное фото: Позірк
Александр Лукашенко получил 11 июня удостоверение председателя Всебелорусского народного собрания (ВНС). Пошутил: “Уже работаю как председатель, а удостоверения нет. А вдруг спросят”. Но главной темой на этой встрече с главой Центризбиркома Игорем Карпенко были грядущие президентские выборы.

Точнее, пресс-служба Александра Лукашенко назвала это докладом Игоря Карпенко. С докладом ходят подчиненные. Между тем по белорусскому Избирательному кодексу одним из основных принципов деятельности ЦИК является независимость. Вдобавок по новой Конституции председателя и членов комиссии избирает ВНС. Если уж отчитываться, то перед этим органом.

Да, но кто председатель ВНС? Вот-вот. Теперь даже с удостоверением. Так что, видите, круг элегантно замкнулся. Вождь все продумал. Все вожжи по-прежнему в одних руках.

И вот вам цена “конституционной реформы”, якобы перераспределившей полномочия между ветвями власти.

Вождь проинформировал белорусов о выборах в КС



Давно подмечено: Лукашенко часто выдает себя усиленным отрицанием чего-то.

Сегодня он подчеркнул:

“Нам нет никакой необходимости (как это было и в прошлые годы) давить, административный ресурс использовать”.


Потом, упомянув о выборах в Координационный совет (КС), бросил в огород политических врагов такой камень: “…Если вы власть обвиняли в том, что она непорядочно вела себя, административный ресурс использовала, то как называется это сейчас у них?”


Вот, кажется, все придавлено, все схвачено, а правитель, по сути, продолжает оправдываться. Причем в своей специфичной манере: сначала отрицает использование админресурса, а потом перескакивает на тезис, что у “беглых”-то, мол, не лучше.

Лукашенко поиздевался над цифрой проголосовавших на выборах в КС:

“Из почти 7 млн голосующих у них аж 6 тыс. приняли [участие] в голосовании. И ничего — они себя считают избранными, “парламент” избрали, поехали просить деньги по городам и весям”.


По сути, правитель, пусть и в уничижительной манере, кратко проинформировал население об электоральной кампании своих врагов. А так ведь многие в Беларуси о ней и не слышали в условиях, когда неугодные сайты блокируются, за подписки на “экстремистские” медиа наказывают.

По правилам пиара, противников-маргиналов (а Лукашенко изображает их полными ничтожествами) лучше игнорировать, замалчивать, чтобы невольно не давать им рекламу. Но у правителя явно саднит травма 2020 года.

Он пристально следит за событиями в стане выдавленных в эмиграцию оппозиционеров и не может удержаться от комментариев. Мысленно продолжает болезненный спор со Светланой Тихановской и всей нелояльной частью общества, по-прежнему пытается доказать свою легитимность.

Выборы-2025: в духе церемонии на кладбище



Сегодня правитель, обращаясь к Карпенко, сказал:

“Ну а выборы постараемся провести так, чтобы комар носа не подточил”.


Все такого рода заверения, звучащие перед каждой электоральной кампанией, вдребезги разбиваются одним лишь заявлением самого Лукашенко о выборах-2020, прозвучавшим на ВНС в феврале 2021 года:

“Ну, знаете, вот откровенно — у наших губернаторов есть привычка показать, у кого лучше. И кто полпроцента, процент, мог два дописать (голосов за Лукашенко. — А.К.). Но слушайте, ну нельзя нарисовать 80%”.


Что это, если не вырвавшееся в горячке того же спора за легитимность чистосердечное признание, что вертикаль рисует проценты на выборах? В каких масштабах — не важно, это в принципе преступление.

Впрочем, на выборах-2025, возможно, и не придется слишком грубо использовать админресурс. Зачем в реале гнать людей на участки едва ли не плетью, если вертикаль может нужную явку, говоря словами вождя, “дописать”? Не говоря уж о проценте голосов за инкумбента.

Или вот еще. Вспомним, как арестовывали в 2020-м нынешних известных политзаключенных. Сергея Тихановского задержали на пикете по сбору подписей за его жену. Николая Статкевича взяли по пути на пикет той же Тихановской. Павла Северинца — когда тот возвращался с пикета. Против Виктора Бабарико, собравшего колоссальное количество подписей, пришлось срочно фабриковать уголовку за якобы взяточничество, финансовые махинации.

ОМОН тогда стал жестить на улицах задолго до дня выборов. Уличная активность людей, возжаждавших перемен, страшно напрягала режим.

А вот в следующем году массово винтить оппозиционеров на пикетах, других уличных акциях, как это было в 2020-м, пожалуй, не придется по одной простой причине: сценарием предстоящего шоу оппозиция в принципе не предусмотрена.

Оппонировавшие режиму партии ликвидированы. Да и вообще, кто из противников нынешней власти сунется собирать подписи за выдвижение (их, как напомнил сегодня Карпенко, требуется не менее 100 тыс.), а тем паче протестовать на улице, зная, что это гарантированная тюрьма на долгие годы?

При этом правитель сегодня дал наказ провести кампанию 2025 года так, чтобы “не обидеть людей”. Это после того, как за требование честных выборов в 2020-м тысячи посажены в тюрьмы, искалечены, сотни тысяч были вынуждены уехать из страны, другие живут под страхом.

Всякая политическая альтернатива внутри страны выжжена напалмом. Так что следующая электоральная кампания — если не случится каких-то форс-мажоров — с большой вероятностью пройдет в духе церемонии на кладбище.

Правителя напрягает любой намек на альтернативную легитимность




Но церемонии, пусть и фальшивые, важны и для диктаторских режимов. Иллюзию легитимности будут создавать и с помощью априори лояльных международных наблюдателей.

На прошедших в феврале выборах (“безвыборах”, по определению оппозиции) в парламент и местные советы таких наблюдателей, как доложил Карпенко, было 294. На выборах же 2025 года, по словам главы ЦИК, “цифра может вырасти в полтора-два раза”.

Но, ясен пень, злопыхателям из БДИПЧ ОБСЕ на этот праздник народовластия дорога заказана. Карпенко сообщил, что традиционно планируется пригласить миссии наблюдателей от СНГ и ШОС. Эти, как известно, всегда рассыпаются в комплиментах.


Расширить же круг наблюдателей предполагается за счет представителей “Африканского континента, Латинской Америки, Европы”. То есть ставка делается на глобальный Юг с его антиамериканизмом, “дружественные страны” — режимы, которые, как и белорусский, не блещут демократизмом. Плюс толика маргиналов с Запада, готовых воспевать расцвет свобод при Лукашенко.

И хотя противники режима априори называют выборы-2025 фарсом, правитель к этому спектаклю готовится с полной серьезностью. Понятно, что все силовые структуры будут в полной боевой готовности. Лукашенко ведь всерьез считает, что Запад попытается его свергнуть при помощи “беглых”.

Отсюда такое болезненное внимание к выборам в КС и другим действиям политической эмиграции. Чувствуется, что правителя жутко напрягает любая претензия, любой намек на альтернативную легитимность.

С одной стороны, на КС, как известно, со скепсисом смотрят даже многие противники режима.

С другой стороны, хотя Лукашенко и потроллил врагов низкой явкой, но КС, если уж на то пошло, как минимум в 6723 раза (столько человек проголосовало) легитимнее ВНС. Потому что пресловутое “вече”, председатель которого сегодня получил корочки, народом даже формально не избиралось. Все решал один человек. Система окуклилась, народ в ней стал лишним.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники
•   UDFНовостиНовость дня ❯ “Удостоверения нет. А вдруг спросят”. Лукашенко продолжает спор за легитимность