Война

Шрайбман: Лукашенко хочет избавиться от имиджа соагрессора и вернуться к имиджу миротворца

Салiдарнасць
13 мая 2022, 18:10
Артем Шрайбман. Кадр из видео
Как изменилось поведение Александра Лукашенко с конца февраля и какова сейчас роль Беларуси в войне с Украиной, белорусский политолог Артем Шрайбман рассказал в эфире Радио НВ.

— Лукашенко всегда посылает противоречивые месседжи для того, чтобы это услышала разная аудитория, — отмечает аналитик. — В недавнем интервью Associated Press он говорил о том, что Беларусь против войны и всегда была против войны, и не хочет в нее включаться своими войсками и вообще «спецоперация» затянулась.

С другой стороны, в День Победы на торжествах в Минске Лукашенко повторял мантры о том, что нам нужно новое оружие и что «Запад хочет разрушить наше славянское братство» — понимая, что это будет в первую очередь транслироваться для российской и своей домашней аудитории. В этом нет нового.

Что касается действительных его намерений, мне кажется, мы видим очень вялые попытки дистанцироваться от России. В каждом своем публичном заявлении за последние полтора-два месяца Лукашенко говорит: прекратите нас записывать в агрессоры, не надо нас так называть.

Министр иностранных дел месяц назад написал «полусекретное» письмо некоторым европейским дипломатам с предложением разморозить отношения и снять санкции, потому что Беларусь не вступает в войну — и он считает, что этого достаточно.


То есть идет такая попытка нащупать, как бы не попадать вместе с Россией в яму. Но поскольку зависимость колоссальная и российские войска все еще размещены на территории Беларуси, пусть и не в тех масштабах, что раньше, к словам Лукашенко всерьез мало кто прислушивается.


Их фиксируют, Украина за ними внимательно следит, по понятной причине — но воспринимать это все на веру уже очень сложно, потому что непонятно, сколь он автономен с точки зрения военного суверенитета.

В этом и загвоздка, и я не вижу понятного пути, как Лукашенко в попытках нащупать пути к деэскалации отношений с Западом может восстановить свою субъектность в глазах и мирового сообщества, и Украины, и даже значительной части белорусского общества.

Нормальных отношений между Лукашенко и Западом в любом случае не будет, подчеркивает эксперт. Поэтому для белорусского правителя важно хотя бы избавиться от пакетов свежих санкций, который для страны еще более болезненны, чем для России — та все равно может продолжать экспортировать свои главные экспортные товары, газ и нефть, а вот Беларусь лишается экспорта и калия, и нефтепродуктов, и железа, дерева и так далее.

— С точки зрения Лукашенко, это несправедливо, потому что он своих войск в Украину не послал. Но по факту использование белорусской территории, с точки зрения международного права, делает белорусский режим соагрессором.

Лукашенко хочет от этого нового бренда соагрессора избавиться и вернуться к бренду миротворца, поэтому упирает на то, что у нас прошли первые раунды переговоров и что мы целиком и полностью за мир, на контрасте с заявлениями Москвы.


Но это лишь опять-таки риторика, не подкрепленная делами. Хотя бы начать с полного вывода российских войск или освобождения более 1000 политзаключенных — без этого Запад не готов даже смотреть в эту сторону, и о диалоге за спиной Путина еще слишком рано говорить, это лишь зачаточный процесс.

Если бы путинская война шла по первоначальному плану, считает Артем Шрайбман, белорусские войска вполне могли оказать некую вспомогательную роль — например, встать охранять Чернобыльскую АЭС или взять под контроль инфраструктурные объекты, как это было в Казахстане во время присутствия там миротворческого контингента ОДКБ. Но ввязываться всерьез в мясорубку и полностью «оголить прикрытие страны от НАТОвского монстра» было бы для официального Минска самоубийственным решением.

— Но самое главное, что очень важно понимать — белорусское общество, хоть и находится под воздействием телевизионной пропаганды, тем не менее, по всем независимым опросам, кардинально отличается от российского общества в восприятии войны. Свыше 90% белорусов выступают против того, чтобы отправлять белорусские войска в Украину, эта цифра стабильно сохраняется с начала войны, и Лукашенко не может это игнорировать.

Что бывает с автократами, которые посылают войска на проигрышную войну вопреки их воле, история многократно показывала. Ты можешь растерять не только свои штыки, но и остатки легитимности среди номенклатуры и лояльной части общества.

Со всех точек зрения для Лукашенко это была провальная затея, и, видимо, из остатков самосохранения он решил этого не делать.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ