Война

Чего боится Лукашенко, требуя включить его в переговорный процесс вокруг войны

Сергей Лешница, UDF
11 апреля 2022, 10:33
Фото: yakutsk-news.net
Украина будет мстить белорусскому режиму?

На минувшей неделе Александр Лукашенко заявил на заседании Совета безопасности, что на переговорах о мирном урегулировании в Украине должна прозвучать и позиция Беларуси.

Далее министр иностранных дел Владимир Макей пояснил, что белорусские власти хотят, чтобы гарантии безопасности были предусмотрены не только в отношении Украины и России, но и Беларуси.

Позже руководитель российского МИД Сергей Лавров заявил: Москва выступает за то, чтобы Беларусь продолжила играть «позитивную роль» в организации российско-украинских переговоров, и чтобы Беларусь была одним из гарантов безопасности Украины.

UDF поинтересовался у экспертов: чего на самом деле добиваются Лукашенко и Россия?

«Лукашенко боится остаться наедине с Украиной, Западом и собственным обществом»



Политолог, академический директор BISS Петр Рудковский в комментарии UDF отметил, что основной вопрос – из какого сценария развития событий исходит Лукашенко.

Чего боится Лукашенко, требуя включить его в переговорный процесс вокруг войны

Фото: belta.by

Эксперт напомнил, что два месяца назад в интервью пропагандисту Владимиру Соловьеву руководитель Беларуси демонстрировал уверенность, что «война продлится максимум три-четыре дня. Там некому будет против нас воевать».

«Он охотно говорил о «нас», то есть о путинской и своей собственной власти, он охотно отождествлялся с планами и действиями Кремля и по всей видимости исходил из того, что разгром Украины предопределен. Никакого разгрома за три-четыре дня не произошло, наоборот, российские войска вынуждены были позорно отступить. В свежем выступлении Лукашенко уже нет никакого «мы», вместо этого появилось гневное возражение против того, чтобы воспринимать его режим как «пособника агрессора». Так что Лукашенко вряд ли исходит из того, что Россия выйдет победителем», – считает Рудковский.


Эксперт отметил:

«Скорее всего, Лукашенко исходит из того, что (а) Россия выйдет из этой войны очень ослабленной; (б) Украина, даже если и не отвоюет всех территорий, то все же выйдет из войны с козырными картами в руках: моральными, дипломатическими, политическими, что с течением времени конвертируется в экономическое возрождение. Имея такого рода козыри, Украина, вполне вероятно, захочет рассчитаться с предательским режимом в Беларуси. В отличие от России, внутри Беларуси у украинцев будет прекрасный союзник – протестное общество, которое обязательно оживится, как только появятся первые признаки слабости режима».


По мнению Рудковского, опасения Лукашенко связаны именно с таким сценарием.

«Вот почему он так нервничает по поводу того, что переговорный процесс удаляется от Беларуси как в географическом, так и политическом смысле. «Никаких сепаратных договоренностей» – эта фраза отчетливо выдает его страхи. Боится остаться наедине с Украиной, Западом и собственным, протестно настроенным, обществом», – полагает Рудковский.



Как он расценивает заявление Лаврова в ответ на призыв Лукашенко и Макея включить Беларусь в переговорный процесс?

«Даже без этого призыва Кремль был бы рад иметь в качестве «посредника» или «соучастника» подконтрольного ему союзника, но сейчас ситуация такая, что Кремль не в состоянии даже сохранить за собой место в Совете по правам человека в ООН, а что уж говорить о навязывании переговорной площадки. Тем не менее, поскольку был призыв и чтобы как-то напомнить о существовании у России союзников, Лавров озвучивает две идеи: чтобы лукашенковский режим участвовал в переговорном процессе и чтобы Беларусь стала одним из гарантов безопасности Украины. Что ж, поскольку неизвестно, как повернется переговорный процесс, эти две идеи Кремль вбрасывает в общую копилку возможных компромиссов: не исключено, что Украина, не желая согласиться на какие-то более принципиальные уступки, согласится признать Беларусь «одним из гарантов». Для России это будет пусть маленький, но все-же какой-то успех», – сказал Рудковский.


Но по мнению эксперта, Лавров и Лукашенко «говорят о разных вещах»: Лукашенко – о гарантиях безопасности для Беларуси (т.е. для его режима), а Лавров – о том, что Беларусь должна стать одним из гарантов безопасности Украины. Лукашенко говорит о включении его самого, или его представителей, в переговорный процесс, а Лавров – о какой-то абстрактной «позитивной роли» Беларуси в организации переговоров.

«Но если Украина выиграет также и битву за Донбасс, то, скорее всего, это она будет диктовать свои условия и никаких унизительных гарантий не нужно будет ни давать Лукашенко, ни получать от него», – подчеркнул Рудковский.


«Белорусские власти боятся, что могут остаться один на один с Украиной»


Член политсовета ОГП Лев Марголин в комментарии UDF отметил, что Лукашенко и его подчиненные руководствуются страхом.


Фото: ucpb.org

«Белорусские власти боятся, что если Россия и Украина договорятся, они могут остаться один на один с Украиной. Режим прекрасно понимает, что согласно документам ООН Беларусь может рассматриваться как соучастник агрессии, соответственно власти страны могут ожидать определенных действий со стороны Украины – вплоть до прямого военного вторжения. Поэтому Минску нужны гарантии: Россия в случае заключения мирного договора с Украиной палец о палец не ударит, чтобы помочь белорусским властям. Это будет в том числе месть за то, что белорусские военные так и не вступила в войну против Украины», – считает Марголин.


О чем свидетельствует заявление Лаврова?

«Думаю, это небольшой реверанс в сторону Беларуси. Но обратите внимание: Лавров напрямую не подержал стремление Лукашенко получить гарантии безопасности. Он всего лишь предложил сделать Беларусь одним из гарантов безопасности для Украины – что, как я понимаю, ни Украине, ни остальному миру абсолютно не нужно. Возможно, заявление Лаврова также говорит о желании Москвы вывести белорусский режим из внешнеполитической изоляции», – полагает Марголин.


Как могут отреагировать в Украине и на Западе на позицию белорусских властей?

«Возможно, официально там просто проигнорируют это желание. А отдельные политики будут объяснять, что это не к месту, ни ко времени, и вообще в этом нет никакой необходимости», – сказал Марголин.


Разве официальному Киеву не было бы выгодно, чтобы Беларусь взяла на себя обязательства оставаться нейтральной?

«Когда речь идет о гарантиях безопасности, речь не идет о нейтралитете. Речь идет о том, что если Украину не принимают в НАТО, то несколько влиятельных стран в случае чего должны не просто высказать глубокое соболезнование, но и вступиться за Украину всей экономической и военной мощью. Беларусь на эту роль никак не подходит», – отметил Марголин.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ