Война

Политолог: Почему в долгосрочной перспективе ставка Лукашенко на страх нерациональна

Алексей Бурый, UDF
16 декабря 2021, 11:14
Фото: DW
Зачем Тихановскому вынесли огромный срок и что будет дальше с политзаключенными?

14 декабря были вынесены приговоры с огромными уголовными сроками по «делу Тихановского». Самому Сергею Тихановскому присудили 18 лет. Другим фигурантам дела, в том числе Игорю Лосику и Николаю Статкевичу, – от 14 до 16 лет.

UDF поинтересовался у экспертов: зачем режиму понадобились такие огромные сроки и какой будет судьба белорусских политзаключенных?

«Тихановский занимал жесткую позицию по отношению к лично Лукашенко»



Директор института «Палітычная сфера» и доктор политических наук Андрей Казакевич в комментарии UDF отметил, что у режима было несколько причин для огромного срока Тихановскому.

Политолог: Почему в долгосрочной перспективе ставка Лукашенко на страх нерациональна

Фото: svaboda.org

«Тихановский выступал с сильной наступательной риторикой, делал много месседжей в адрес силовиков, способствовал расширению недовольства деятельностью правоохранительных органов. Во-вторых, Тихановский занимал жесткую позицию по отношению к лично Лукашенко. Это было видно и по их общению в СИЗО КГБ. И нужно помнить о роли Светланы Тихановской: для власти приговор ее супругу – это и выражение отношения к ее деятельности», – сказал Казакевич.


Почему других фигурантов дела приговорили к большим срокам?

«Это логика судебного процесса. Если главный фигурант получает 18 лет, то нужно выносить схожие приговоры и другим. Власти хотят жестко наказать всех, кто имел отношение к активному, радикальному протесту и тем самым представлял наибольшую угрозу режиму. Хотя образ радикального протеста в большой степени был создан самими властями. Осужденные были арестованы еще задолго до выборов», – отметил Казакевич.



Что будет с политзаключенными дальше? Когда из могут начать выпускать на свободу?

«Если не случится ничего неожиданного – например, существенного усиления внешнего давления, значительного ухудшения экономической ситуации – то освобождение политзаключенных может произойти при наступлении деэскалации. То есть при наступлении момента, когда при выходе на свободу политзаключенные не будут представлять для власти политической угрозы, не смогут вести активную деятельность. Но пока власти ощущают, что ситуация для них остается неустойчивой, протестные настроения сильны, при благоприятной ситуации протесты могут возобновиться. Власти считают, что отпускать политзаключенных сейчас нецелесообразно», – констатировал Казакевич.


«Даже при выходце из старого режима репрессии будут остановлены»



Политолог, академический директора BISS Петр Рудковский в комментарии UDF обратил внимание, что приговоры по «делу Тихановского» сопоставимы с приговорами за наиболее жестокие преступления, которые имели место в Беларуси.


Фото: belta.by

«Владислав Казакевич, который бензопилой убил женщину в торговом центре, получил 15 лет. Тихановский же, который даже в избирательной кампании не успел поучаствовать и никак не был причастен к протестам после выборов, получает 18 лет. Такой же срок дали офицеру Генштаба ВС Беларуси Денису Ураду за то, что тот выдал информацию о планах использовать войска для подавления протестов. Режим запугивает, и делает это, поскольку сам очень уязвим», – сказал Рудковский.


Он добавил, что в истории современных автократий бывали случаи, когда по политическим мотивам выносились и более жестокие приговоры. Палден Гьяцо, тибетский монах-активист, провел в тюрьме 33 года. Нельсон Мандела во времена апартеида в ЮАР провел в тюрьме 27 лет.

«Много случаев физической расправы «без суда и следствия». Все эти методы – это попытка задействовать самый древний инстинкт: инстинкт самосохранения и чувство ответственности за свою семью и близких. Страх за свою жизнь и жизнь своих близких (а именно на это делается здесь ставка) действительно бывает очень сильной сдерживающей силой. Но есть один существенный недостаток ставки на страх: чем сильнее страх, тем больше желание от него избавиться. И это может произойти в любой момент, причем неконтролируемо и спонтанно. В долгосрочной, даже в среднесрочной перспективе ставка на страх нерациональна», – считает Рудковский.


После Площади-2010 большинство политзаключенных провели за решеткой меньше года, некоторые – пару лет. Как будет теперь?

«Боюсь, что на этот раз за решеткой многие проведут более года-двух, но не думаю, что им придется отбыть драконовские сроки, вынесенные судами. Одна из вероятных причин – компромисс с Западом. Еще одна – экономические проблемы, прессинг общества, международного сообщества и, вполне возможно, людей внутри системы», – полагает Рудковский.


Он добавил:

«Вероятность коллапса или серьезной метаморфозы режима в ближайшие годы тоже нельзя исключать. И в таком случае почти наверняка репрессии будут остановлены, поскольку любая новая политическая конфигурация, даже если во главе будет выходец из старого режима, будет стремиться создать новый социальный контракт».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ