Сивицкий: «Сценарий военной интервенции, возможно, остается единственным»


8 октября 2021, 18:56
Арсений Сивицкий. Фото: gazetaby.com
Российский военный аналитик Павел Лузин высказал вполне неожиданную мысль, что Кремль заинтересован в гуманитарном кризисе в Беларуси, чтобы ввести свои войска в нашу страну. Филин расспросил политического аналитика Арсения Сивицкого, насколько это реалистичный сценарий.

— Да, действительно, сценарий, согласно которому Россия реагирует на какой-то кризис военно-политического или гуманитарного характера в Беларуси, в ответ на него проецирует свою военную силу, — является достаточно возможным, — считает эксперт. — Это связано с тем, что подобный поведенческий патерн Россия использовала на протяжении последних лет очень активно. Можно вспомнить и вторжение в Украину, когда поводом была политическая дестабилизация страны в связи с Майданом и бегством Януковича. Нечто похожее мы видели и в Ливии, и Сирии.

Россия оправдывала свое присутствие и гуманитарными целями, и помощью правительству в борьбе с терроризмом. Как минимум с 2015 года, сценарии военных учений, которые проводились Россией (как с участием белорусских партнеров, так и без них), свидетельствует о том, что Москва рассматривала вариант, что в ответ на политическое обострение ситуации в Беларуси, российское руководство принимало решение ввести свой воинской контингент для стабилизации обстановки и восстановление конституционного порядка.

В таких сценариях Беларусь бы лишалась своего руководства в результате действия каких-то вооруженных группировок, образовывался бы вакуум власти, который Россия пыталась бы заполнить. Такие сценарии повторяли фабулу украинских событий 2014 года.

Показательно, что Кремль делал ставку на такие сценарии, когда предпосылок к их реализации не было вообще.


Как мы помним, тогда Беларусь стала выходить из внешнеполитической изоляции, улучшала отношения с Западом. И думать, что Запад пытался сместить белорусское руководство в то время, не приходится. На территории Беларуси также не существовало террористических или бандитских групп, которые могли бы это реализовать на практике.

Если говорить о глубинных факторах, которые могли бы подтолкнуть российское руководство к реализации подобных сценариев, надо вспомнить стратегические оценки ситуации в Беларуси разведывательным управлением России, — все лежит в рамках фобии «потерять контроль над Беларусью».


Именно в тот период в России были разработаны четыре сценария реагирования на то, что делать, если Беларусь уйдет в евроатлантическую интеграцию.

Первый вариант удержания Беларуси в сфере влияния России предполагал постоянное российское военное присутствие в нашей стране. Речь о военной базе. В 2015 году Кремль пытался навязать сюда военную авиабазу, но эта попытка была обречена на провал из-за сопротивления Лукашенко.

Второй сценарий — углубление институциональной интеграции между странами, прежде всего в военно-политической сфере. Предполагалось, что это поможет оставить Беларусь в сфере своего геополитического влияния.

Такая попытка была в 2018 году, когда из уст российского руководства был озвучен «интеграционный ультиматум», предполагающий объединения стран на условиях Кремля. Уже к концу 2019-го Лукашенко практически открыто заявил, что Россия под ширмой интеграции пытается инкорпорировать Беларусь.

Были еще два дополнительных сценария, если основные потерпят неудачу. Один из них — смена режима в Минске на более лояльное к Москве руководство.

Еще один сценарий предполагал военную интервенцию в Беларусь, наподобие крымского варианта, где-то в 2024-2025 годах. Этот вариант рассматривался только в случае, если остальные не сработают. Показательно, что в Москве обсуждались такие сценарии в отношении дружественного государства и союзника. Такие дискуссии велись активно в период 2014-2020 годов.

Сегодня мы должны констатировать, что Кремль не добился успехов в реализации минимум трех из четырех сценариев: Лукашенко отказывается от размещения базы, он не пошел на углубление военно-политической интеграции, попытки Кремля навязать свой сценарий транзита власти через конституционную реформу сталкиваются с серьезным сопротивлением.


Сценарий военной интервенции, возможно, остается единственным, который может помочь России сохранить свое влияние. Сейчас Кремль стремится избегать эскалации конфликта с Западом. Так что реализация проекта будет иметь другие формы, отличающиеся от того, что было в Украине.

Я бы советовал рассмотреть ситуацию в Нагорном Карабахе, где Кремль вынудил Армению пойти на уступки перед Азербайджаном. Россия воспользовалась кризисом, чтобы увеличить свое миротворческое присутствие в Карабахе с разрешения Азербайджана и Турции. Это не был провал внешней политики России, они расширили свое военное представительство на Кавказе. Где появляются российские миротворцы — они остаются там навсегда, несмотря на подписанные документы.

В случае Беларуси этот вариант мог бы выглядеть следующим образом. Предположим, что Запад усиливает санкции. И в определенный момент это приводит к экономической блокаде, у Минска нет эффективных вариантов обхода санкций через Россию или других партнеров, которые вынуждены соблюдать правила, чтобы самим не оказаться под санкционным прессингом.

Смотрите, даже сейчас, когда драконовских санкций еще нет, Китай и Россия ограничивают свое сотрудничество с нашей страной, чтобы не попасть под вторичные санкции.


Если санкционное давление усиливается, то оно может привести и к обострению социально-политической ситуации в стране, а это спровоцирует массовые протесты, которые будут уже иметь не мирный характер, а силовой. И в такой ситуации у Кремля есть окно возможностей, чтобы предоставить мировому сообществу вариант стабилизации обстановки за счет введения своего миротворческого контингента в Беларусь, как это было в Карабахе.

Такой сценарий достаточно реалистичный в данной геополитической ситуации. У Кремля уже была возможность ввести войска в Беларусь с «целью исполнения долга перед союзным государством» в августе-сентябре 2020 года, но тогда они воздержались, поскольку санкционные риски превышали все выгоды от такого вмешательства. Тут слишком высокие риски.

Оптимальный вариант вмешательства именно «армянский», когда, по сути, Запад сам просит Россию стабилизировать ситуацию в нашей стране. Кремль получает «зеленый свет» и гарантию, что Москва не столкнется с новым раундом санкционного давления.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ