В чем главная интрига после брифинга, посвященного инциденту с самолетом Ryanair

Олег Кузнецов, UDF
16 июня 2021, 11:58
Фото: ej.by
Как в Евросоюзе отреагируют на новые заявления белорусских властей?

14 июня МИД Беларуси провел пресс-конференцию с участием силовиков об инциденте с самолетом Ryanair. На ней прозвучали заявления, что пилот рейса самостоятельно принял решение садиться в Минске, принуждения к посадке не было, пилоту никто не мешал приземлиться в изначальном аэропорту назначения – в Вильнюсе.

Брифинг также запомнился выступлением Романа Протасевича, который вновь негативно высказался б оппозиции.

UDF поинтересовался у экспертов: чего хотели добиться власти этой пресс-конференцией и получится ли это у них.

«Многие заявления стали косвенными признаниями желания задержать Протасевича»



Директор института «Палітычная сфера» и доктор политических наук Андрей Казакевич в комментарии UDF отметил, что новые заявления властей не изменят отношение западных стран к инциденту.

В чем главная интрига после брифинга, посвященного инциденту с самолетом Ryanair

Фото: dw.com

«Таких шансов нет. Позиция белорусского руководства изначально была амбивалентная. После посадки самолета в Минске многие заявления Лукашенко, силовиков, близких к власти экспертов стали косвенными признаниями того, что власти руководствовались желанием задержать Романа Протасевича, а не вопросом безопасности пассажиров.

Обстоятельства посадки самолета хорошо известны. Чтобы на Западе изменили отношение, должны быть предъявлены действительно серьезные факты, которых пока нет. Ими могли бы стать, скажем, признания пилота Ryanair. Если бы белорусские власти смогли доказать, что не связаны с тем лицом, которое отправило сообщение об угрозе взрыва, это был бы аргумент. А так от простых заявлений эффекта не будет», – сказал Казакевич.


Для чего вообще власти устроили пресс-конференцию, хотя прошло уже немало времени с момента инцидента?

«Ситуация для Минска стала очень опасной: могут быть введены очень жесткие санкции со стороны и Европы, и США. Очевидно, что власти на такую реакцию не рассчитывали. Этот брифинг должен играть на деэскалацию, чтобы санкции не приняли секторальный характер, не несли прямой финансовый ущерб. Тем более что существенные издержки уже имеются – от изменения авиационных потоков. Кроме того, появилось давление Запада на Россию в связи с этой ситуацией, Путину приходится объясняться», – отметил Казакевич.


Чего стоит ожидать в новом пакете санкций Евросоюза?

«Точно будет расширен черный список чиновников и, вероятно, бизнесменов, связанных с властью. Вероятно, будет расширен список и предприятий, которые попадут под санкции. Основная интрига заключается в том, будут ли новые санкции иметь секторальный характер, затронут ли они импорт белорусского калия, деревообработки, нефтепродуктов. Наиболее вероятно, что новые санкции коснутся импорта калия и сотрудничества с белорусским государственными банками», – считает Казакевич.


«Шоу, которое власти устроили, будет вести к более жестким решениям Евросоюза»



Старший аналитик Центра европейской трансформации Андрей Егоров в комментарии UDF отметил, что новые заявления белорусских властей не воспримут в Евросоюзе.


Фото: tut.by

«Хватает противоречащих им данных, например, тех, которые озвучивает руководство Ryanair: что было принуждение самолета к посадке, что требования к пилотам были очень жесткими. Также запущен процесс международного расследования: в Европе будут ориентироваться на его результаты, а не заявления белорусских властей», – сказал Егоров.


Его вывод: смягчить новые европейские санкции не удастся.

«Скорее, то шоу, которое власти устроили (если рассматривать все в комплексе), будет вести к более жестким решениям Евросоюза», – считает Егоров.


По его мнению, они могут проявится в существенном расширении лиц, включенных в черные списки, попадания под санкции «провластного бизнеса, предприятий и даже ключевых экономических секторов».

«По санкциям идет сложный переговорный процесс в связи с разными интересами стран. Некоторые государства более зависимы от отношений с Беларусью, чем остальные. Они могут поднять вопрос о компенсации потерь в связи с новыми санкциями, что может привести к усложнению переговоров. Поэтому непросто сказать, что получится в результате. Но, вероятно, решение о новых санкциях будет принято в июне. Белорусский вопрос стоит высоко в повестке дня, его осуждали и в НАТО, и на саммите G7. Если новых санкций сейчас не будет, то это будет выглядеть довольно странно со стороны европейских политиков, на которых смотрят избиратели», – полагает Егоров.


Среди участников пресс-конференции был Роман Протасевич. Как относиться к его заявлениям?

«Пока человек находится не на свободе и есть угроза не только его жизни здоровью, но и жизни и здоровью его близких, в частности Софии Сапеги, то к его словам нельзя относится всерьез, как к достоверным фактам», – считает Егоров.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ