Война

“Проститутка была по карману даже студенту“. Выходит книга о сексуальной революции в БССР

Дмитрий Гурневич, Радыё Свабода
27 июня 2017, 00:19
Фото: Радио Свобода
Страна борделей, проституток, свободных отношений, сексуальных экспериментов и венерические болезни. Такой предстает Советская Беларусь в свое первое десятилетие в новой книге историка Александра Гужаловского «Сексуальная революция в БССР (1919-1929 гг.)».

Издательство «Янушкевич» рекламирует книгу как настоящую сенсацию на белорусском рынке. Она увидит свет в июле, но в интервью Свободе автор согласился уже сейчас рассказать о многих пикантных деталях сексуальной жизни в БССР. Сам Александр Гужаловский говорит, что его книга не о сексе и не о любви. «Эта книга о стремлении человека к личной свободе, которым был проникнут весь ХХ век», — говорит историк.

"Проститутка была по карману даже студенту". Выходит книга о сексуальной революции в БССР

Александр Гужаловский


Советский союз — родина «сексуальной революции»

Термин «сексуальная революция» придумал ученик Зигмунда Фрейда, австроамериканский психолог коммунист Вильгельм Райх. Он был сторонником советского строя и не раз бывал в стране Советов. Увидев сексуальное раскрепощение, которое там царило, он разработал концепцию «сексуальной революции».

Изменения морали в Беларуси начались еще во второй половине XIX века. Формировались новые отношения, началась миграция, разрушалась традиционные крестьянская община и семейные отношения. Но последний гвоздь в мораль вбили большевики. Для них это было элементом создания нового человека. Первой жертвой стал традиционный брак.


То, что Запад ввел в XXI веке, белорусы имели 100 лет назад

В 1848 году классики марксизма писали, что «в реальности буржуазный брак является общностью жен. Коммунистов можно было бы упрекнуть разве в том, будто они хотят представить открытую общность жен вместо лицемерно скрываемой».

Кодекс законов о браке, принятый 27 января 1927 года, ввел незарегистрированный брак в законодательное поле. Появился термин «фактический брак», который сегодня мы называем гражданским браком. Количество традиционных законных браков в Беларуси постоянно сокращалось. В 1923 году их было 50 тысяч, через год их количество уменьшилось до 44 тысяч.

«Председатель женского отдела ЦК КПБ Мария Муратова в 1926 году заявила, что фактическим браком в Беларуси жили уже более 100 тысяч человек. Это люди, которые сознательно отказались от ЗАГСа и церкви», — рассказывает Александр Гужаловский.

"Проститутка была по карману даже студенту". Выходит книга о сексуальной революции в БССР

Секретарь Хойникского райкома комсомола Анна Фролова. 1920-е гг.

Среди звездных партнеров фактических браков в 1920-е годы была, например, актриса Стефания Станюта. Ее первым партнером был актер 2-го Белорусского драматического театра в Витебске Василий Роговенко. Основательница Национального художественного музея Елена Аладова с конца 1920-х и все 30-е годы жила с известным композитором, ректором консерватории Николаем Аладовым. Фактическим браком с Ребекой Сверановской жил писатель Кузьма Чорный.

«И самая звездная пара — это председатель Совета народных комиссаров Иосиф Адамович. Его партнершей была Софья Шамардин. Я ей посвятил целый раздел под названием "Валькирия революции", так как она была одной из главных проводниц идей сексуальной революции в БССР. — говорит историк. — Некоторое время она была председателем женского отдела ЦК КПБ. Долгое время Шамардин являлась председателем Главполитпросвета. Эта пара занимала в Беларуси посты абсолютно идентичные тем, что занимали Ленин и Крупская в Москве». Сломать сексуально-интимную сферу коммунисты пытались влиянием на молодежь и женщин. Чтобы разрушить традиционные порядки, они вырывали их из семей, действовали через комсомол.


Аборт как признак женской свободы

Свободные сексуальные отношения 1920-х годов в условиях отсутствия контрацепции провоцировали большое количество незапланированных беременностей. Результатом этого стало невероятное количество абортов.

«В 1927 году количество абортов почти приблизилась к числу 48% от числа рождения. Это страшная цифра. В каждом уездном и районном центре существовало аборткамисия. Такая ситуация приводила и к большому количеству убийств младенцев. Убивали и мать, и отец. Это была очень распространенное явление. Женщина не имела возможности вырастить ребенка, а отец старался избежать алиментов», — говорит Гужаловский.


Беременных не останавливало и то, что аборты были платные. Бесплатными абортами могли воспользоваться только члены профсоюзов и жены рабочих. Для нерабочего элемента и интеллигенции аборты были очень дорогостоящей услугой.

«Для советских феминисток аборт был одной из признаков женской свободы. Они говорили, что женщина — это не родильная машина и что она имеет право на выбор, который в буржуазном обществе был невозможен».



Проституция была нормальной частью ландшафта белорусского города



Никакого наказания за проституцию в первое десятилетие Советской Беларуси не было. Проституция не упоминалось и в Уголовном кодексе. Существовала только статья за организацию подпольных борделей и за вовлечение в проституцию несовершеннолетних.

«С проститутками могли проводить профилактические беседы и не более того. Иногда им предлагали профилактории для проституток. Она работала на улице Коммунистической в ​​Минске. Там их социализировали, давали работу, учили чтению или ручному труду», — рассказывает историк.

"Проститутка была по карману даже студенту". Выходит книга о сексуальной революции в БССР

Кадр из белорусского фильма "проститутка", 1926 год
В 1920-е годы основатель белорусской социологии Семен Вальфсон в одном из своих выступлений назвал цифру борделей в БССР — 446. И это только раскрытые бордели. В 1927 году в Гомеле их было вскрыто 120. Работали в борделях преимущественно сельские девушки, которые не смогли найти себе работу в городе.

"Проститутка была по карману даже студенту". Выходит книга о сексуальной революции в БССР


«В Минске проститутка зарабатывала около 100 рублей. Средняя цена одной услуги в Минске была около 40-50 копеек. Это была очень дешевая услуга. Ею могли пользоваться даже студенты БГУ. Я встречал студенческие социологические анкеты, и они спокойно там писали, что пользуются услугами проституток. Проститутка в 1920-е годы была абсолютно нормальной частью ландшафта белорусского города», — добавляет Гужаловский.



Венерические диспансеры были переполнены

Врачи били во все колокола. В Минском венерологичном диспансере в 1925 году количество женатых мужчин составляло 44%, а замужних женщин — 64%.

По Гужаловскому, это свидетельствует, что семейный статус не сдерживал людей от внесемейных сексуальных контактов. 59% всех пациентов-мужчин диспансера заразились от знакомых и только 34% — от проституток. И это при всей доступности проституток.

"Проститутка была по карману даже студенту". Выходит книга о сексуальной революции в БССР


Интересно, что в диспансерах тогда фиксировалось этническая принадлежность. Например, в 1927 г. 50% из опрошенных проституток идентифицировали себя как белоруски, 27,8% — как еврейки, 5,2% — как польки, столько же было россиянок, и 11,8% назвали себя представительницами других национальностей.

"Проститутка была по карману даже студенту". Выходит книга о сексуальной революции в БССР

Оповещение о комсомольском собрании, где рассматривались сексуальное поведение членов ячейки. 1929 г.

Была ли семейная измена в БССР нормой? За такой вопрос, объясняет историк, в советской Беларуси могли бы назвать нэпменом, буржуем и мещанином.

«Семейная измена было устаревшим понятием. Мать советского феминизма Александра Коллонтай называла отношения между мужчинами и женщинами "крылатый эрос". Она была против проституции и традиционного брака и выступала за "третий путь", где любовь совмещается с членством. Она это называла "эротическим дружбой" или "любовью-игрой"».



ЛГБТ БССР

В Уголовном кодексе БССР 1928 году не было статьи за гомосексуальность. Это не была тема для обсуждения. Такая статья появится в сталинское время, в середине 1930-х годов.

«Было несколько громких разбирательств в Белорусском военном округе, когда в гомосексуальные связи вступали военные. Активные политруки старались это подвести под трибунал. Но до суда не доходило, так как это не было преступлением. Чтобы замять ситуацию, военнослужащих отправляли в другое место службы», — говорит историк.


За деньги в БССР можно было изменить пол. Такие дела открыто обсуждались врачами на страницах белорусских медицинских журналов.

«Пресса в БССР была либеральна. Однажды там описывалось история Наташи с Гомеля. Она пришла к врачу и сказала, что больше не может быть Наташей, и просила сделать из нее Натоля. В документах она пишет, что ее непреодолимо влечет к девушкам, что природа ошиблась и, мол, мою мужскую натуру спрятала за женской оболочкой», — цитирует Гужаловский одно из дел об изменении пола.


Несмотря на цензуру, пресса широко писала на сексуальную тематику. Впрочем, Уголовным кодексом БССР не запрещалось и порнография.


«Сексульная революция» поедает своих детей

1929 год стал знаковым для советского государства. Это был год «сталинского перелома». Была свернута и белорусизация, и экономические эксперименты. Началась коллективизация и индустриализация.

«Для этой форсированной модернизации Сталину были нужны люди. А сексуальные эксперименты 1920-х привели к резкому падению рождаемости. Нужна была человеческая масса. Сталин принудительно развернул политику в другую сторону. Коммунистическая риторика сохранилась, но начали культивироваться семейные ценности. И это продолжалось до начала перестройки. Коммунисты дальше строили новое общество, но уже без сексуальных экспериментов», — говорит Александр Гужаловский.


"Проститутка была по карману даже студенту". Выходит книга о сексуальной революции в БССР

Заведующая Женского отдела ЦК КП (б) Б Софья Шамардин ( "Валькирия сексуальной революции"). 1920-е гг.

Символом советского белорусского феминизма и «сексуальной революции» историк называет Софью Шамардин. Она была первой женщиной поэта Маяковского и забеременела от него. Шамардин была дочерью минского акцизного чиновника. После окончания минской гимназии она поехала в Петербург, там вошла в круг футуристов, где и познакомилась с Маяковским.

«Она эти страницы сексуальной революции пропустила через свою биографию и судьбу. Она показала, как можно жить и любить по-новому.

После Маяковского партнёром стал председатель Комитета народных комиссаров Беларуси Иосиф Адамович. Это, однако, не мешало ей иметь множество эротически-дружеских приключений».


Шамардин была председателем жанотдела, ездила с лекциями и речами для белорусских женщин, против семьи и за «освобождение женщин от угнетения мужчин». После самоубийства Адамовича Шамардин оказалась в ГУЛАГе и провела там 10 лет. Жизнь она закончила в Москве, в приюте для престарелых большевиков. Умерла «мать белорусского советского феминизма» в 1980 году, когда в СССР начали в полной мере возрождаться идеи новой «сексуальной революции».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ