Война

Родные политзаключенной Ольги Ритус: «Чтобы выбить показания, ее обливали водой»

Nashaniva.com
2 июня 2022, 12:24
Ольгу Ритус задержали 12 апреля 2022 года. За то, что в 2020-м, как и тысячи других белорусов, она не смогла молчать после оглашения результатов выборов, и вышла на улицу. Выбить из нее «признание вины» для «покаяльного» видео силовикам не удалось. Уже позже родные узнали: для этого над хрупкой женщиной буквально издевались, а потом в отместку за стойкость еще почти 10 дней держали на Окрестина в нечеловеческих условиях. Правозащитники признали женщину политзаключенной. «Весна» поговорила с родными Ольги и узнала о ее судьбе.


Ольга Ритус

«В последний момент отказалась уезжать из страны»



Свою дочь мама 43-летней Ольги Ритус — Татьяна Всеволодовна — не видела с 12 апреля. Женщина хоть и признается, что плаксивая, но держится, так же, как и вся ее семья.

«К Оле приходили и до задержания. Все из-за того, что на выборах-2020 она была наблюдателем, — рассказывает Татьяна. — Это случилось в декабре 2021-го. Рано утром в квартиру, в которой она проживает с младшим 12-летним сыном Платоном, ворвались люди в масках, с автоматами, как будто она злостная преступница. Это был обыск».


По словам родных, Ольга понимала, что подобное с ней могло произойти. Внезапные «обыски» в квартирах белорусов за последние два года, увы, перестали быть редкостью. Ольга держалась, но очень боялась за сына. Просила: «Только не пугайте ребенка».

«Первым делом забрали ее телефон. Заставили его разблокировать, зашли с ее аккаунта в группы, в которых она состояла, и стали от ее имени писать всякие гадости. Никто не мог понять, что случилось с Олей, и почему она пишет такую ерунду. А это была не она, — рассказывает Татьяна Всеволодовна. - Тогда дочь не посадили. Видимо, не нашли на нее ничего криминального. Тем не менее, Оля понимала, что она в опасности, и что под нее капают. Она даже сделала гуманитарную визу в Польшу. Там, в Кракове, на юриста-международника учится ее старший сын. Но в самый последний момент уезжать из страны она отказалась. Да, ей было куда и к кому поехать.

Было даже где жить, но она все время говорила: «Это моя страна. Почему я должна отсюда уезжать?». К тому же в Беларуси в школе учится младший сын. Она хотела, чтобы он ее окончил.

Здесь у нее был свой маленький бизнес — небольшой хостел. Вдобавок ко всему, она вместе с отцом работала в семейном бизнесе, связанным с геологией. По образованию Оля геолог, так же, как и ее отец».



«По обрывкам криков из телефона поняли, что нашу дочь задерживают»



Прошло какое-то время. Женщине казалось, что все немного улеглось и от нее отстали.

12 апреля Ольга, как всегда, поехала на работу. Офис фирмы находится на Кальварийской. Никакого дурного предчувствия у нее не было. Перед работой она даже успела встретиться с подругой на Комаровке. Но, как оказалось, возле рабочего офиса ее уже поджидали люди в балаклавах и с автоматами.

«Мы бы и не узнали, что произошло. Но, видимо, понимая, что ее задерживают, Оля умудрилась нажать на телефоне кнопку вызова и позвонить мне, - вспоминает те события мама Ольги Ритус. — В трубке были какие-то странные звуки. На нее кто-то сильно кричал…По обрывкам фраз мы поняли, что прямо сейчас нашу дочь задерживают. А потом связь оборвалась».



Женщину задержали по подозрению в совершении преступления по ст. 342 УК «Групповые действия, грубо нарушающие общественный порядок». Точнее — за участие в послевыборных акциях протеста в 2020-м году.

После ее задержания родные долго не могли выяснить, куда Ольгу увезли и что с ней собираются делать дальше.

«Я позвонила в милицию и сообщила о пропаже человека, — говорит Татьяна Всеволодовна. - Меня пригласили в Первомайский РОВД, два часа что-то выясняли, а потом сказали: «Вашу дочь задержал ГУБОПиК».


«Сломить ГУБОПиКу ее не удалось»


По словам родных Ольги, в качестве доказательства ее вины у силовиков есть лишь несколько фотографий с мирных акций протеста и пару видео из TikTok.


Ольга не скрывала своих взглядов в социальных сетях. В фейсбуке и в TikTok она делала перепосты материалов и записывала видео, в которых выражала свою позицию против диктатуры и войны в Украине.

С Ольгой попытались записать «покаяльное» видео. Но выдавить из нее «признание» у силовиков явно не получилось. В видео, которое смонтировали на фоне двери, вставили «нарезки» с допроса Ольги.

На нем женщина говорит только о том, что ее зарплата составляет 500 рублей, и что у нее есть BMW 2013 года выпуска. И больше ничего.

«Просматривая это видео, я не могла понять, почему у Оли мокрые волосы. Уже позже женщина, которая сидела с ней на Окрестина, и которая уже вышла оттуда, связалась с нами и рассказала, что с Оли в буквальном смысле выбивали показания. Когда она отказывалась свидетельствовать против себя, ее обливали водой и били. Но оговаривать себя она все равно не стала, — рассказывает Татьяна Всеволодовна. — Оля сильная, это в ее характере. Она всегда выступала за справедливость, не отсиживалась в сторонке. Очень честная. Много где побывала, многое знает. Как-то она решила поехать в Америку, посмотреть, что там и как — поехала. Потом захотела к подруге в Африку — и тоже поехала. Она любила узнавать этот мир, путешествовать дикарем, общаться с интересными умными людьми. Сломить ГУБОПиКу ее не удалось».



Такой измученной, с мокрыми волосами Ольга выглядела на смонтированном «покаяльном» видео.

«Не откроете дверь — выломаем»


На следующий день после задержания, маме Ольге позвонили и сказали, что она должна прийти в квартиру своей дочери и отрыть ее.

«Они решили провести так называемый «осмотр», — рассказывает Татьяна Всеволодовна. — Говорят мне в трубку: «Значит так, вы живете в Колодищах. Даем вам 10 минут, чтобы вы доехали до квартиры и открыли дверь». Я пожилой человек, у мужа инвалидность. Долететь за 10 минут до Степянки, где живет Оля с сыном, нереально даже при большом желании.

Я сказала им, что не успею, а они так по-хамски: «Доедете».

У меня и ключей-то от ее квартиры не было, но они и слушать не стали: «Сейчас дверь выломаем!».

В результате ключи от Олиной квартиры привезла ее сестра, открыли.

«Их было трое. Двое — совсем молодые. На лицах у них были медицинские маски. И они явно боялись не ковида. Наверняка, не хотели, чтобы их узнали где-нибудь на улице. Третий был постарше. Он даже сам сказал, что ровесник моей Оли, — говорит мама политзаключенной. - Они сразу стали спрашивать: «Что это вы вчера из дома выносили?». Дело в том, что после задержания Оли, моя младшая дочь приезжала в квартиру. Она понимала, что могут прийти с обыском, поэтому забрала из квартиры золотые украшения, еще какие-то ценные вещи, выбросила мусор. Так они, видимо, следили за подъездом, либо же взяли видео с камеры видеонаблюдения, которая есть в подъезде. Думаю, что и Олю они прослушивали незадолго до задержания. Знали даже то, что недавно с подругой она ездила в Москву».


«Поражает их уверенность в безнаказанности и абсолютно хамская манера общения»



Во время «осмотра» квартиры силовики постоянно давили на Татьяну Всеволодовну.

«Начали говорить гадости про моего старшего внука, который сейчас в Кракове. У меня даже язык не поворачивается повторить то, что вылетало из их ртов. Говорю им: «Имейте совесть, вы же разговариваете со старшим человеком. Я гожусь вам кому в мамы, кому в бабушки. Но даже если бы не была в возрасте, это не меняет ситуации. Любой человек имеет право на уважительное отношение к нему». А им все равно. Знаете, они говорили так, как Азаренок в своих передачах. Это невыносимо слушать. А здесь таких было трое…

Они постоянно повторяли, что мой внук наркоман, пида…ас, и что скоро они доберутся и до него. Я была в шоке. После этого я даже позвонила внуку. Он так расстроился, что был готов приехать, чтобы поддержать меня, всю семью и доказать нам, что все, что они говорят — дикий бред. Никаких наркотиков, разумеется, он там не употребляет. Там, в университете, для него организовали поддержку, помогают ему со всем этим кошмаром справиться.

Для меня остается загадкой: что нужно было сделать с людьми, чтобы они стали такими? Я имею в виду сотрудников ГУБОПиКа. Это ведь какой-то другой уровень сознания. Но больше всего поражает их уверенность в безнаказанности и абсолютно хамская манера общения».


«Хотите покажем видео, как ваша дочь брыкалась?»



Со слов мамы Ольги, квартиру ее дочери они обыскивали брезгливо.

«Но, надо отдать должное, особо ничего не разбросали. Дверь, как обещали, не выломали», — добавила женщина. - Один у меня спросил:

«А вы смотрите телевизор?»

«Нет, не смотрю», — отвечаю.

«А покажите-ка свой телефон».

«С какой стати?»

«Вообще-то мы вас сразу можем арестовать. А если покажете — не арестуем».

Никакой телефон я им, разумеется, не дала. Но они не успокаивались:

«А за кого вы голосовали?»

«С чего я вам должна говорить? У нас вообще-то свобода волеизъявления».

«Покажите фотографию вашего бюллетеня».

«Это уже вообще ни в какие ворота не лезет».

Они, видимо, решили взять меня на понт:

«Ой, ну, конечно, значит, за Тихановскую. Ну она же тупая домохозяйка, двух слов связать не может».

«Я вот тоже домохозяйка, никто не жаловался».

«У вас же интеллект есть, а у нее нету».

«Спасибо, вы даже умудрились рассмотреть во мне интеллект», - еле сдержалась, чтобы ответить что-то вменяемое.

Не люблю оскорблять людей, но это были предельно ограниченные люди. Привязались даже к моим кроссовкам:

«О, а откуда это у вас кроссовки фирменные с петушком?». Я сказала им, что понятия не имею, что это за бренд (речь идет о французском бренде Le Coq Sportif — Прим.) А они с издевкой: «Так это вы, значит, в секонде отавариваетесь!». Я не стала уже им говорить, что эти кроссовки я купила в Европе. В какой-то момент младшая дочь не выдержала и сказала им: «А у вас, я смотрю, дорогие телефоны — iPhone13». До них не дошло, что это она им не завидует, а сделала ответное циничное замечание. А они с гордостью: «После ковида заплатили больничные — купили, можем себе позволить». Лучше бы они себе книжку какую купили да почитали, ей Богу.

Один из них во время «осмотра» — тот, который ровесник Оли — видимо, решив продолжить надо мной издеваться, сказал: «Хотите покажу, как ваша дочь брыкалась?». То есть домой к ней, чтобы провести «осмотр», пришел тот же человек, который ее задерживал и выбивал показания. Я отказалась на это смотреть. Уже тогда поняла, что Оля сопротивлялась. А они над ней издевались, снимали все это на камеру и теперь хотят показать мне. Этого бы я не выдержала».

«Поместили в невыносимые условия и устроили настоящие пытки»



После того «осмотра» из квартиры Ольги сотрудники ГУБОПиКа забрали системный блок, планшет ребенка и две детские игрушки — наручники и дубинку.

«Самые обычные мальчуковые игрушки, которые сейчас везде продаются, - уточняет Татьяна Всеволодовна. -Через какое-то время вернули планшет. Найти там что-то противозаконное, разумеется, они ничего и не могли. Там игрушки и мультики детские. Олин системный блок тоже отдали — ничего не нашли».



Саму же Ольгу в это время содержали в невыносимых условиях. Как удалось выяснить родным, больше недели она провела на Окрестина — без белья, без душа, без прогулок, без самых необходимых вещей и в холоде.

«От женщины, которая тогда сидела с ней, но уже сейчас на воле, нам удалось узнать, что Олю поместили в двухместную камеру, в которой сидело 8 человек, а позже добавили в эту камеру еще несколько девушек. В результате в одной малюсенькой камере оказалось, как минимум, 12 женщин. Оля спала на холодном полу и укрывалась тем, что на ней было. Когда ее арестовали, она была в тонком пальтишке, джинсах и легкой водолазке…

Я точно знаю, что за все время содержания на Окрестина ее не разу не сводили в душ. Во время женских дней над ней будто специально издевались. Никаких гигиенических средств намеренно не приняли. Мы пытались все передать — не взяли. Не взяли даже носки. Я не знаю, как она все это пережила, это сродни пыткам…

Больше об условиях содержания на Окрестина я ничего не знаю. Через несколько дней она прислала письмо. Не жаловалась (это не в ее духе, да и письмо с жалобами бы просто «завернули»), извинялась перед нами за то, что нам всем приходится переживать, и очень просила позаботиться о Платоне. Сейчас внук живет со своим отцом. Они с Олей в разводе».


«Три дня продержали в «стакане»


Уже после перевода на Володарку, в своем письме Ольга написала, что впервые после задержания ее сводили в душ, и что после Окрестина Володарка ей кажется санаторием, хотя родные точно знают, что три первых дня там ее продержали в «стакане» — помещении метр на метр без сидячего места.

«Мы было собрали все справки, чтобы доказать, что у дочери аритмия, чтобы ей передали лекарства. Но сразу ей их не передали. Сказали, что лекарства — только в дни медпередач. Сама Оля попросила лекарства от проблем с желудком и какие-нибудь витамины. Ей 43 года, ноги уже побаливают, спина, но она свой возраст не чувствует. Активная, худенькая, больше предпочитает не лекарства пить, а спортом заниматься. Вместе с подругой незадолго до задержания пошла заниматься боксом».


Как рассказали родные Ольги Ритус, на Володарке она сейчас находится в 8-местной камере.

«Две женщины сидят за наркотики, две за мошенничество. Остальные 4 -политические. Оля бодрится, в письме пыталась даже шутить. Говорит, что их выводят там на прогулки, и что из того, что есть из продуктов, умудряются даже суши крутить, - рассказывает Татьяна Всеволодовна. — Каждый день посылаю Оле телеграммы. Если сажусь писать обычное письмо — начинаю плакать, не могу. Я-то хоть плачу, мне проще, а отец вообще поник. Он до сих пор не может смириться с тем, что все это произошло с нашей дочерью. Некогда один из самых узнаваемых бизнесменов в Беларуси, очень контактный и общительный человек, сейчас осунулся, стал темнее тучи — ничего не говорит, ни с кем ничего не обсуждает… Он просто молчит и ждет. Адвокат, конечно, нас подбадривает, говорит, что шанс вскоре увидеть и обнять Олю дома все же есть. Сейчас живем только этой верой».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ