Война

Почему Лукашенко вдруг затронул тему возможного включения Беларуси в состав России?

Александр Класковский, Позірк. Навіны пра Беларусь
15 апреля 2022, 12:08
Картинка носит иллюстративный характер
Александр Лукашенко вдруг затронул тему возможного включения Беларуси в состав России, пишет политический аналитик Александр Класковский.

И прокомментировал ее так:

«…Мы с Путиным не настолько глупы, чтобы действовать старыми методами. Мы, говорю, отстроим такое единство двух независимых государств, что у нас будут учиться. Будут учиться! И как санкции преодолевать, и так далее».


Эта высокопарная тирада прозвучала 13 апреля во Владивостоке на встрече с губернатором Приморского края. Кажется, никто гостя за язык не тянул. Похоже, что тема напрягает самого Александра Лукашенко. И его слова «мы с Путиным не настолько глупы» можно расшифровать как «я надеюсь, что Путин не настолько глуп».

До поры до времени удавалось лавировать


Между этими двумя постсоветскими вождями никогда не было настоящего доверия. Многие обозреватели считают, что Путин уже самим своим неожиданным продвижением в кресло президента России перешел дорогу амбициозному экс-директору совхоза на Шкловщине, мечтавшему занять место Бориса Ельцина.


Теперь уже мало кто помнит об остром конфликте, который разгорелся между Лукашенко и Владимиром Путиным в 2002 году. Тогда хозяин Кремля ребром поставил вопрос о вхождении Беларуси в состав России.

«Даже Ленин и Сталин не додумались до того, чтобы раздробить Беларусь и включить ее в состав РСФСР или СССР», — возмутился тогда белорусский президент, уже вошедший во вкус самовластия, познавший прелести суверенного абсолютизма.


Потом была эпоха сложных отношений с Москвой, когда Лукашенко то пел ей панегирики, чтобы получить дешевые ресурсы, то обличал ее имперские замашки, чтобы отстоять свое право на самодержавие в рамках бывшей советской республики.

До поры до времени ему удавалось лавировать, играть в геополитические игры с Западом. Но по-настоящему сблизиться с ним белорусский вождь был не в состоянии, потому что построил антидемократичный режим личной власти.

А вот полноценной рыночной экономики, напротив, не построил. Твердил, что не допустит грабительских реформ, хотя на самом деле не хотел упускать материальный базис из-под государственного (то есть де-факто своего личного) контроля. Неэффективная же госэкономика требовала постоянного российского допинга. Так что отвязаться от Москвы при всех терках с ней Лукашенко никак не мог.

Зависимость перешла красную черту


Некоторое время — вспомним тучные годы первой половины 2000-х — белорусскому вождю везло получать «нефть в обмен на поцелуи» и обещания лечь под мифические танки НАТО.

Но потом империя «встала с колен» и начала требовать реальных уступок за каждый скормленный витамин. Апофеозом стал знаменитый ультиматум Дмитрия Медведева, тогдашнего премьера РФ, в декабре 2018 года: или «глубокая интеграция», или про халявную подкормку забудьте. И снова Лукашенко возмутился: «Шантажировать нас, пытаться наклонять, становиться коленом на грудь бесполезно».

Более того, в 2019-м он, чтобы избежать капкана, сорвал подписание так называемых дорожных карт углубления интеграции.

Но события 2020 года — протесты против фальсификации выборов и их жестокое подавление — вогнали белорусского вождя, потерявшего прежнюю степень легитимности, в такую зависимость от Москвы, что о былой гордыне пришлось забыть.

Лукашенко подписал 28 союзных программ (модифицированных карт «углубления интеграции») и пустил на белорусскую территорию российские войска, которые 24 февраля атаковали Украину. Белорусский вождь, ранее обещавший Киеву, что нападения с его земли не будет, оказался в жалком положении, стал в глазах украинцев, Запада, изрядной части соотечественников стопроцентной марионеткой Кремля.

Так логика удержания власти любой ценой привела правителя к потере изрядной части политической субъектности, а Беларусь — к риску утратить остатки и ранее сдававшегося режимом по кускам суверенитета.

Разная ностальгия

Лукашенко, как и многие обозреватели, очевидно, переоценивал рациональность Путина. И потому, похоже, считал маловероятной полномасштабную агрессию против Украины.

Это авантюрное нападение, которое бросило вызов всему сообществу демократий, всему развитому миру, показало, что кремлевский правитель совсем оторвался от реальности и дал полную волю имперским инстинктам. А это означает, что усиливается опасность и для Беларуси.

Путин отказывает в праве на государственность Украине (мол, ее искусственно создал Ленин, коммунисты отдали ей исконно русские земли), но все эти великодержавные псевдоаргументы в любой момент могут быть распространены на Беларусь. БССР тоже была провозглашена большевиками в Смоленске, ее территорию определяли и увеличивали решениями советского правительства.

И Путин, и Лукашенко ностальгируют по СССР. Но это разная ностальгия. Путин хотел бы возрождения империи в классическом виде. Он даже Ленина бичует за то, что тот заигрывал-де с «национальными окраинами», дал им суверенитет, вроде как бутафорский, но это стало бомбой под Советский Союз.

Лукашенко очевидно хотел бы советского единомыслия, планового получения дешевых ресурсов, гарантированного сбыта продукции белорусских предприятий (когда-то БССР была передовым сборочным цехом Советского Союза). Плюс ядерный зонтик от проклятого Запада.

Но при этом он наверняка не хочет статуса на уровне первого секретаря ЦК Компартии Беларуси, которым командовала и которого легко могла снять Москва. Лукашенко хочет такой реинкарнации СССР, при которой он получал бы от центра всевозможные выгоды и при этом был бы на своей территории всевластным царем.

Но такая идиллия невозможна. И правила игры диктует сильнейший. Сегодня, когда Лукашенко ослаб, Москва откровенно ставит его в положение вассала.

Ползучая инкорпорация неотвратима?


Другое дело, что Путину сейчас ни к чему классическая инкорпорация Беларуси с бряцанием оружием и прочими понтами. Зачем нарываться на неприятности — от новых западных санкций до глухого сопротивления народа, в массе своей не горящего желанием вливаться в империю, и необходимости полностью брать на баланс более девяти миллионов ртов?

Москву на сегодня вполне устраивает ползучая инкорпорация.

Лукашенко же в роли вассала страшно неуютно. Номенклатура, силовики уже по-иному смотрят на вождя, который долго презентовал себя как несгибаемого. Сегодня Кремлю стало намного проще при нужде поменять фигуру во главе Беларуси.


И после нападения на Украину степень непредсказуемости кремлевского правителя в глазах Лукашенко наверняка сильно увеличилась. Белорусский вождь проговаривает «мы с Путиным не настолько глупы», а на самом деле лелеет надежду, что «он не настолько глуп».

Потому что де-факто никакого паритета между союзниками никогда не было, а сейчас тем более нет. Лукашенко долго делал хитроумные ходы, но в итоге закономерно проиграл эту игру с империей. У Кремля сейчас как никогда благоприятная перспектива в той или иной форме взять Беларусь тихой сапой.

Помешать этому может, пожалуй, лишь глубокое поражение кремлевского режима в битве против Украины и передового мира. Ну, и, конечно, хотя в Беларуси сейчас все живое страшно придавлено, многое будет зависеть от настроя массы ее граждан.

Украинцы, которым прочили быструю капитуляцию, показали, что они готовы и умеют драться за свободу. Белорусские войска не оказались в украинской мясорубке во многом потому, что подавляющее большинство белорусов — категорически против войны. Так что не только вожди, но и обычные люди могут сильно влиять на ход истории.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ