Война

Как долго Беларусь будет изгоем и врагом в глазах соседей


31 марта 2022, 20:14
Юрий Дракохруст
Сможет ли белорусский режим выйти из войны и как скоро восстяновятся отношения с Западом — об этом Филин побеседовал с политическим обозревателем Юрием Дракохрустом.

— Посол Украины в Польше Андрей Дещица сообщил, что с польской стороной ведутся переговоры о полном закрытии польско-белорусской границы, чтобы заблокировать поставки товаров в Россию. Якобы решение может быть принято вне зависимости от взгляда ЕС. Аналогичные запросы были направлены Литве, Латвии и Эстонии. Насколько реалистичной выглядит реализация такой инициативы?

— Похожие угрозы звучали во время миграционного кризиса. Тогда поляки перекрывали некоторые пункты пограничного перехода, участки границы. Но выглядело это скорее угрозой, временной мерой. И Лукашенко тогда грозился перекрыть транзит.

Что касается озвученного послом Украины. Пограничный режим — это те полномочия, как мне кажется, которые странами-участницами Европейского Союза обсуждаются на союзном уровне. Вряд ли они могут устанавливать какой-то свой специальный пограничный режим.


Ведь от этого зависит и положение других стран. Транзит через белорусско-польскую границу — это транзит не только в Польшу или Беларусь. Это транзит и в Германию, и во Францию, и далее. Они могут принять такое решение вместе, но вряд ли в таком одностороннем порядке.

— Литва внесла Беларусь в список враждебных государств. В свое время наша страна едва ли не по умолчанию включалась в планы по созданию Балто-Черноморского союза, а сегодня она выглядит чужеродным пазлом на карте нашего региона. Как долго может сохраняться подобный статус изгоя?

Возьмем достаточно оптимистичный вариант: война закончилась таким образом, что России стало не до нас, в Беларуси сменилась власть. Новые лидеры, возможно, кто-то из вертикали, декларируют желание восстановить отношения с Западом. Как скоро их услышат?


— Я думаю, когда война закончится если не поражением Москвы, то определенным компромиссным миром. Если в России начнутся какие-то волнения, и в Беларуси произойдут перемены, то вряд ли кто-то будет настаивать на том, что наша страна — изгой на веки вечные. Даже, если к власти прийдет условный Головченко.

Конечно, при этом будет важным вопрос: пошлют ли белорусских солдат на войну. Если не пошлют, то я думаю, даже при Лукашенко, хотя это и маловерятно, вряд ли ему простят уже сделанное, но, не исключено, что этот факт будет учтен. А далее он будет впрягаться в то, что начинал делать с самого первого дня: мол, я и сам из прессы узнал, мы тут не при чем, нож к горлу приставили, заставили, мы — жертвы…

Если война закончится не в пользу России, Лукашенко сможет играть в такую игру. А Запад… Тут могут быть самые разные варианты. Разные страны могут отстаивать разные версии и позиции.


Во всяком случае такой вот установки, что Беларусь — эта страна, осужденная на санкции, черная дыра Европы, я не думаю, что она есть.

— Арсений Сивицкий и Павел Мацукевич озвучили варианты выхода из военного конфликта. Главный момент: власти должны задекларировать неучастие страны в войне и потребовать вывода российских войск с территории Беларуси. Сегодня это звучит скорее, как фантастика или теория. При каких условиях такой вариант может перейти в практическую плоскость? Готов ли Лукашенко пойти на такой шаг?

— Все будет зависеть от ситуации на поле боя. Понятно, что чем хуже она будет для России, тем вероятнее будут эти сценарии. Еще одно поле для маневра: чем больше Москва и Киев будут продвигаться в сторону какого-то соглашения, это также станет фактором, делающим такие сценарии более вероятными.

Потому что, мы же понимаем, если сегодня, 31 марта, Лукашенко публично потребует вывода российских войск или пообещает никогда не вводить свои войска в Украину, то в Дрозды приедут российские десантники.

Как вариант, будет организована провокация: какая-то ракета прилетит из Украины, уничтожит белорусскую деревню.


Я о том, что в данной ситуации на подобные телодвижения, прямые вызовы российская сторона будет реагировать очень резко. А в другой ситуации — очередное поражение, отсутствие успехов при прорыве обороны на Донбассе, или же новый этап переговоров, например, между Путиным и Зеленским, — в такой ситуации, когда на завтра назначена эта встреча, а Лукашенко, как недавно Токаев, заявляет «давайте, ребята, уходите», в такой ситуации Путину будет сложно послать войска или заставить Лукашенко, грубо говоря, заткнуться.

Мне кажется, что сегодня ситуация не та, чтобы так рисковать. 24 февраля Лукашенко не мог так поступить стопроцентно. На 150%. В той ситуации он мог думать, что действительно, как и говорили многие эксперты, как он сам говорил, что эта война — на два-три дня. Сейчас же очевидно, что это не так. Начались какие-то переговоры, российские войска если и имеют успехи, то не те, на которые рассчитывали, локальные успехи.


Ситуация улучшилась, но не настолько, чтобы пытаться делать такие вещи.

На мой взгляд, важный фактор — российское общество, не только Путин, находится на военном драйве, угаре. Во всяком случае, пока. Мне кажется, в такой ситуации на публичные декларации о том, что это не наша война, ответ будет жестким.

Лукашенко действует в своем стиле: мол, русские — молодцы, здорово ведут свою операцию, ну а мы пока думаем, держим западную границу, охраняем, помогаем, лечим.

Хотя, я согласен и с Сивицким, и с Мацукевичем в том смысле, что в варианте поражения России или ничьей, было бы хорошо показать, что у Беларуси есть какой-то военный суверенитет, что ее позиция — антивоенная.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ