Война

«Одна только маленькая просьба: верните вымпел с «Погоней»


3 марта 2022, 09:42
Олег Груздилович в суде. 3 марта 2022 года
2 марта суд Советского района Минска начал рассмотрение дела бывшего журналиста Радио Свобода Олега Груздиловича. Его обвиняют в трех эпизодах участия в якобы массовых беспорядках во время протестов против фальсификации выборов 2020 года и насилия. Прокурор потребовал наказать Груздиловича сроком в 1,5 года заключения в колонии общего режима. Адвокат Груздиловича на суде заявил, что считает обвинение необоснованным, так как в действиях Груздиловича нет состава преступления, и ему должен быть вынесен оправдательный приговор. Радио Свобода публикует последнее слово Олега Груздиловича в суде.

«Я много лет работал в журналистике. На Радио Свобода я, среди прочего, посещал и освещал различные суды. И очень часто у меня возникал вопрос: является дело политически мотивированным или нет? И теперь, когда я оказался с этой стороны, в клетке, не могу не сказать, что мое дело все же надо считать политическим. И здесь есть две составляющие.

Во-первых (и адвокат на это тоже обратила внимание) — почему в моем деле появились бело-красно-белый флажок и маленький вымпел с «Погоней», которые не были ранее запрещены? Я так понимаю, только для того, чтобы доказать, что я являюсь сторонником других взглядов. И значит, меня за это можно судить. Это одна причина.

Второй фактор: я записал слово, которое употребил в обвинении прокурор, — «подстрекать». Получается, что журналисты «подстрекали» ситуацию тем, что пытались объективно освещать происходящее на улицах. Но я с этим решительно не согласен — я считаю, что моя журналистская деятельность сводилась к тому, чтобы работать объективно. Подстрекали, на мой взгляд, как раз те, кто искажал информацию и давал ее неправдиво.

Во всех эпизодах, которые здесь рассматривались, я выполнял редакционные задания, пытаясь разобраться в происходящем на самом деле. И приходя, например, на марш, я старался обойти его со всех сторон, чтобы объективно оценить количество присутствующих, посмотреть, как работают силы правопорядка, агрессивно или не агрессивно ведут себя демонстранты, есть ли там схватки, или их нет…. Все это невозможно объективно понять, если ты не находишься хотя бы рядом с событиями. В этом, я считаю, и заключается работа журналиста. Когда я видел, как работают некоторые коллеги, например, из государственных СМИ, пытаясь дать оценку сбоку, через монитор — то это не та информация, которой можно поверить, по моему мнению.

И поэтому мне приходилось быть там, где были события, наблюдать за ними, делать фото, чтобы можно было потом показать и доказать, как было по правде. Это моя работа, которую я делал, и я в принципе не отказываюсь от нее.

Если подытожить то, что я наблюдаю сейчас, что происходит со мной, что происходит с другими людьми, а я на Володарке встречаю много коллег-журналистов «Нашай НІвы», «Нашай гісторыі», Tut.by, БелаПАН, я там видел известных социологов, философа Мацкевича и других… То это позволяет мне сделать следующий вывод. Идет борьба не просто со свободой слова, а идет борьба со свободой мысли. С возможностью людей мыслить свободно и выражать свои мысли и взгляды. Я с этим полностью не согласен!

Я думаю, что общество, когда оно борется с мыслями, возвращается в какие-то старые времена. Мне это напоминает конец 80-х, когда мне, тогда корреспонденту «Знамя юности», приходилось в разговорах с редактором доказывать, что мы должны сообщать о разных акциях, например, о субботнике в Куропатах, или других событиях, которые официально никак не освещались. Тогда это делалось с той же целью — не давать информацию людям, чтобы они не думали о свободе и других путях развития. Вот мы туда сейчас и возвращаемся — на много лет назад.

По своему опыту журналистской работы в судах я знаю, что обычно в таких обстоятельствах принято о чем-то просить суд. Я не буду ничего просить у суда. Я думаю, что суд сам примет решение. Иосиф Павлович Середич, выступавший здесь раньше, говорил, что он надеется на справедливое решение, я с ним согласен.

Но все же у меня есть маленькая просьба. Я бы хотел, чтобы суд принял решение вернуть мне тот маленький вымпел с «Погоней», который у меня забрали. Дело в том, что этот вымпел я приобрел более 20 лет назад, когда «Погоня» и бело-красно-белый флаг были официальными, и я обещал своему внуку отдать его на память. И я хотел бы выполнить свое обещание. Спасибо!»

Приговор по делу Олега Груздиловича ожидается 3 февраля в 12.00.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ