Дмитриев: «Меня удивляет, насколько сам Лукашенко верит в то, что его декреты могут работать без него!»

Салiдарнасць
19 апреля 2021, 17:57
Кадр из видео
Как белорусские власти показали, что существуют в ощущении абсолютного заговора и неуверенности, и что из этого следует.

— Думаю, что после этой истории кто-то обязательно должен зарегистрировать бренд или торговую марку «Гомельские погреба», — с иронией отметил экс-кандидат в президенты Андрей Дмитриев, комментируя «раскрытие громкого заговора» на своем канале.

Однако произошедшее, по его мнению, все-таки не столько смешное, сколько опасное событие.

— Мы должны обратить внимание на гиперактивную роль России. Такого мы давно не видели. До сих пор российские СМИ говорили о нас достаточно удаленно. Здесь же ФСБ подтвердила и что «готовилось покушение», и что «были вовлечены спецслужбы». Они не то, что не прятались, а стали полноценными участниками, и это не может не настораживать, — отметил политик.

Он не исключает, что «раскрытие заговора» может иметь для Беларуси последствия, как внутреннего, так и внешнего характера.

— Понятно, что вся эта история может быть для чего-то использована. Прежде всего, из этого сделали состав преступления и пострадают конкретные люди. Их хотят обвинить по ч.1 ст.357 УК РБ «Заговор или иные действия, совершенные с целью захвата государственной власти», предусматривающей наказание от 8 до 12 лет.

Также не исключена опасность для всей страны. Ситуация может быть связана с внутренним «закручиванием гаек». Лукашенко уже обмолвился, что теперь «будем их всех мочить». Конечно же, сразу вспоминается, что это слово (мочить) было использовано Владимиром Путиным в отношении террористов, которых собирались «мочить в сортире».

По отношению к кому это слово применяется у нас, не понятно. Мочить кого — гражданское общество, людей с альтернативной позицией, людей без оружия, у которых просто другое мнение?

Это показывает, насколько сам Лукашенко и его окружение существуют в ощущении абсолютного заговора вокруг себя, абсолютной неуверенности от того, что постоянно из-за угла кто-то может выскочить, даже пушкинист с томиком Александра Сергеевича.

Внутреннее закручивание гаек сейчас можно будет оправдать. Они скажут, если мы этого не сделаем, то наши дети будут в опасности. Поэтому, «зачищая» другую часть общества, мы защищаем детей.

Это делается, в том числе для того, чтобы удержать консолидацию власти внутри. Там много людей, которые остались, рассчитывая на какое-то разрешение ситуации. Но вместо разрешения происходит, наоборот, эскалация, и это нужно объяснять. Вот и объяснение: теперь мы сражаемся и с ЦРУ, которое хочет всех нас убить, — размышляет политик.

Произошедшее, по его мнению, может стать плохим предзнаменованием в интеграционном процессе.

— Тема, связанная с дорожными картами, еще более опасная. К нам приезжал Мишустин, и только после «спецоперации» стало понятно, чего он приезжал. Я не исключаю, что обсуждали и дорожные карты, под которыми Россия хочет видеть подпись Лукашенко.

В то же время мы ничего про эти карты не знаем. Если они такие важные, что могут изменить нашу жизнь, то совершенно справедливо было бы дать белорусам их прочитать, сделать общественную дискуссию, а потом уже подписывать или нет. Но все делают втихаря.

Единственное, что нам сказали, что разработаны они в рамках Союзного договора. Но Союзный договор написан настолько общими фразами, что там может быть все что угодно.

Поэтому я думаю, что у нас могут появиться новые решения в рамках совместной системы обороны. Не исключено, что будет изменен порядок охраны государственной границы, и теперь не только белорусы будут ее охранять. Очевидным станет более тесное сотрудничество спецслужб, раз уже они смогли предотвратить целый «захват власти». Безусловно, эта история для нас еще аукнется, — предупредил Андрей Дмитриев.

Экс-кандидат обратил внимание и на последовавшее сразу за разоблачением «захвата» заявление Лукашенко о «самом важном декрете».

— Мы точно знаем, о чем не будет этот декрет: о том, чтобы наделить реальными властными полномочиями граждан, обеспечить в стране честные и прозрачные выборы, как-то усилить общество, экономически или политически.

Скорее всего, этот декрет будет направлен на то, чтобы еще дальше отодвинуть общество ради личной безопасности. Как вариант, это может быть решение о повышении роли силовиков в общей политической системе, например, о том, что в случае экстренной ситуации оперативное управление страной перейдет Совету безопасности. Или же решение о введении чрезвычайного положения, при котором будут лишены возможности легально действовать общественные и правозащитные организации, что и происходит сейчас, но только де-факто, и т.д.

Интересно то, что Лукашенко, по его словам, подпишет декрет для того, чтобы, когда его не будет, «у них ничего не получилось». И меня удивляет, насколько он сам верит в то, что его декреты могут работать без него!

Во-первых, мы видим, что они и с ним не часто работают. А во-вторых, я абсолютно уверен, что, даже если предположить, что он уходит, а система сохраняется, то самыми ярыми противниками его предыдущих решений станут его сегодняшние сторонники.

Именно они будут отменять все декреты и перестраивать систему, сваливая при этом всю ответственность на него.

Если Александр Лукашенко хочет, чтобы после него что-то осталось, единственный способ — получить одобрение большинства, — убежден политик.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ