«Побоялись выпускать больше». Как относиться к освобождению 13 политзаключенных?

Александр Каленик, UDF
17 сентября 2021, 12:14
Фото: dw.com
Накануне «Дня народного единства» стало известно, что власти помиловали 13 политзаключенных.

Глава комиссии по помилованию Ольга Чуприс рассказала, что в большинстве случаев речь шла о тех, кто совершил преступление «посредством интернета» и «искренне раскаялись в содеянном». Среди помилованных есть и те, кто совершил хулиганство или участвовал в массовых беспорядках.

«Есть общие правила: приговор должен вступить в законную силу, лицо не должно быть ранее судимым, оно должно написать ходатайство или прошение о помиловании», – рассказала Чуприс.


СМИ стали известны фамилии большинства попавших под политическую амнистию: в основном это люди из регионов, многие из них отбывали «химию». Например, Максим Шаулинский из Орши получил два года «химии» по обвинению в клевете на милиционера в телеграм-чате.

UDF поинтересовался у экспертов: что означает освобождение 13 политзаключенных?

«Это слишком маленький шаг для того, чтобы начинать дискуссию о смягчении санкций»



Директор института «Палітычная сфера» и доктор политических наук Андрей Казакевич в комментарии UDF отметил, что не исключает в будущем нескольких волн освобождения политзаключенных.

«Побоялись выпускать больше». Как относиться к освобождению 13 политзаключенных?

Фото: euroradio.pl

«В качестве пиаровских акций подобные шаги могут повторятся: и в контексте переговоров с Европейским союзом и США, и в контексте внутриполитической ситуации. Например, такие меры могут быть связаны с проведением референдума, чтобы сгладить негативное отношение к этому мероприятию очень многих в стране», – сказал Казакевич.


Станет ли помилованием заметным событием в стране?

«13 человек из 600 с гаком политзаключенных – это, считай, почти ничего. Тем более среди них нет заметных личностей», – констатировал Казакевич.



Власти подчеркивают, что политическая амнистия коснулась тех, кто написал ходатайство или прошение о помиловании. Повлияет ли это на позицию других политзаключенных?

«Мне кажется, кто хотел написать прошения, уже их написал. От Юрия Воскресенского предложения об этом поступали уже достаточно давно. Не думаю, что значительное количество тех, кто отказались это сделать к настоящему моменту, могут передумать. По крайней мере, в ближайшее время. Освобождение 13 человек вряд ли способно изменить отношение остальных политзаключенных к предложению написать прошение, повлиять на настроения среди них», – считает Казакевич.


Как могут отреагировать западные страны? В Евросоюзе теперь думают над пятым пакетом санкций.

«Этот шаг может создать чуть менее негативный фон, но не более того. Думаю, белорусская дипломатия будет использовать этот факт: вот пожалуйста, есть деэскалация, так что либо снимайте санкции, либо смягчайте. Но, думаю, всем понятно, что с политической точки зрения это слишком маленький шаг для того, чтобы начинать дискуссию о смягчении санкций, об изменении политики западных стран», – полагает Казакевич.


«Выбрали тех, кто с точки зрения режима абсолютно безопасен»



Член политсовета ОГП Лев Марголин в комментарии UDF отметил, что в ближайшее время продолжения политической амнистии не ожидает.


Фото: belgazeta.by

«Учитывая, что о помиловании объявили 16 сентября, за день до «Дня народного единства», то освобождение политзаключенных иметь продолжения, пожалуй, не будет. Дорога ложка к обеду», – сказал Марголин.


Чем он объясняет такое малое количества амнистированных?

«Во-первых, помиловали тех, кто написал прошение о помиловании. Во-вторых, далеко не всех, кто его написал – после агитации Воскресенского прошения написала намного большее количество людей. Но я так думаю, что этот список прошерстили на предмет поиска абсолютной беззубости людей для власти. Выбрали тех, кто с точки зрения режима абсолютно безопасен, а таковых оказалось только 13 человек. Остальных, видимо, рассматривают как угрозу, побоялись выпускать больше. Видно, что в сомнениях тянули до самого последнего момента», – считает Марголин.


Напомним, что 9 августа во время «Большого разговора» стало известно, что Юрий Воскресенский подготовил для Александра Лукашенко предложение об освобождении около сотни человек.

Что дает властям освобождение 13 политзаключенных?

«Объявили же «Год народного единства». Нужно хоть какими-то действиями его наполнить, чтобы он не выглядел полной профанацией. Хотя понятно, что никакого единства в стране нет, и власти к нему даже не стремятся», – полагает Марголин.


При этом он допускает возможность, что в ближайшие полгода власти могут пойти на политическую амнистию еще нескольких партий политзаключенных. Но связано это будет не с их стремлением к диалогу в обществе, а с желанием смягчить позицию западных стран.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ