Саморуков: «Лукашенко из того же теста, что и Кочанова»

Салiдарнасць
9 июля 2024, 21:46
Максим Саморуков. Фото: x.com/samorukovm
Научный сотрудник Берлинского центра Карнеги по изучению России и Евразии Максим Саморуков — о том, почему беларусский правитель выбрал направление на Восток, а не на Запад.

— Почему Лукашенко за время своего правления так и не смог наладить отношения с Западом? — анализирует Максим Саморуков на Радыё Свабода. — Во-первых, тем, кто сумел наладить довольно эффективные отношения — тому же Ельцину, Кравчуку, Алиеву, Шеварнадзе, Назарбаеву — помогло это налаживание?

Они смогли остаться у власти, благодаря налаживанию отношений с Западом? Не очень им это помогло. Лукашенко же не тратил время на всякое налаживание, а занимался удержанием власти.

И, как выяснилось, расставил для себя приоритеты правильно.

Лукашенко — не тот человек, который действует рациональными схемами. Он очень интуитивный, инстинктивный. Его кругозор, даже по сравнению с Ельциным, Кравчуком, Алиевым, гораздо уже. Все-таки то была советская номенклатура с самого верха.


Лукашенко на самом верху не был даже близко, он, по сути, из председателей колхоза шагнул в президенты.

И он искренне не знает, что такое Запад, как он работает. Он его не слишком хорошо понимает и потому опасается. И зачем с этим связываться, когда там что-то непонятное и сложное, когда не понятно, как себя вести, еще и рисковать приходится?

Уверен, Лукашенко считает, что Запад его постоянно предает. Он делал кучу жестов Западу, а Запад это или не ценил или делал вид, что ценит, а потом предавал, устраивая протесты, революции и прочее.
[/quote]


Он обижен на Запад, как он считает, вполне справедливо, потому что Запад не держит слово и ему нельзя доверять.

Был такой забавный эпизод, когда у Натальи Кочановой на какой-то встрече с рабочими спросили, где она одевается. И Наталья Ивановна ответила, что одевается в Доме торговли Новополоцка или шьет себе костюмы из тканей Камволя.

Думаю, она ответила искренне, ей было бы не уютно в Милане или Париже, ей хорошо в Новополоцком доме торговли. Она понимает, как там все устроено, что там покупать.

И Лукашенко из того же теста, что и Кочанова. Ему нужен Новополоцкий дом торговли, а не миланские бутики. Ему там психологически комфортно.

Даже можно вспомнить его визиты на Запад, когда было видно, как ему там неудобно, как он чувствует себя не в своей тарелке. А вот Кремль он понимает, постсоветские страны понимает. А Запад не годится, это чужое.

Кремль, по мнению политолога, отвечает Лукашенко взаимностью, однако созависимой.

— Очевидно, что Лукашенко не является абсолютно самостоятельным лидером государства, который может делать все, что ему захочется.

[quote]В своих действиях он ограничен Кремлем по многим вопросам. Но при этом он является вполне автономным субъектом, который способен лоббировать свои интересы, способен создавать союзы внутри российской системы с какими-то дружественными ему силами, способен как бы бороться за свою автономию и отбиваться.


Он всегда это умел и продолжает это делать.

Он вассал. Да, он связан и личными обязательствами, и множеством других ограничителей, которые действуют вокруг него со стороны Кремля.

Но при этом внутри этих ограничителей он может много всего, даже может поторговаться по поводу некоторых из этих ограничений, не самых принципиальных, — объясняет Саморуков.

Эта слишком близкая связка с Россией вызывает у него оправданные опасения.

— Ключевым фактором стала война, которая предопределяет все дальнейшее. Потому что каким бы чудовищем и тираном не был Лукашенко, до 2020 года Беларусь все-таки становилась все более самостоятельной, более европеизированной, общество двигалось в сторону Европы гораздо быстрее, чем двигалась власть.

Можно было рассчитывать на то, что Лукашенко, в конце концов, не вечный, так или иначе он куда-то уйдет, и Беларусь можно будет окончательно вытянуть из постсоветского пространства, воспользоваться всем тем накопленным, что позволили сделать беларусскому обществу за прошедшие десятилетия.



Беларусь вполне могла стать еще одной страной Центрально-Восточной Европы, такой, например, как Словакия или Чехия, или Венгрия.

Но, к сожалению, и 2020 год, а потом еще и 2022 создали настолько жесткую привязку Беларуси к России, что дальнейшая политическая трансформация Беларуси будет зависеть от того, что будет происходить в РФ.

А там пока каких-то хороших вариантов не предвидится. Раскол с Западом надолго, преодолеть его не получится. Зависимость от Китая останется.

Возможно, после Путина будет какое-то более вменяемое руководство, но, представить себе, что оно возьмет и так легко отпустит Беларусь, я не могу.

Но даже без этого «отпускания» после череды лет этой жесткой связки обратно отыграть и сделать Беларусь более экономически самостоятельной, улучшить общественное самосознание и сделать его более проевропейским, мне кажется, будет очень сложно.

Поэтому все будет зависеть от того, что случится в России. А там, скорее всего, ничего хорошего не произойдет, — полагает российский политолог.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники
•   UDFНовостиГлавные новости ❯ Саморуков: «Лукашенко из того же теста, что и Кочанова»