«Того пира больше не будет». Почему власти стали часто говорить о проблемах в экономике


23 июня 2024, 12:36
Фото: Reuters
Правительство и Александр Лукашенко в последние месяцы озадачились некоторыми усиливающимися проблемами в экономике. Среди них — внешняя торговля, строительство жилья и рынок труда. С чем связана такая озабоченность и чем эти трудности грозят, если их не пытаться решать? Об этом «Зеркалу» рассказал старший научный сотрудник BEROC экономист Дмитрий Крук.

Первая проблема — нехватка кадров


На рынке труда ситуация остается довольно острой не меньше полутора лет, а «корни» проблемы просматривались десятилетия тому назад, подчеркивает Дмитрий Крук. Предпосылки для этого усматривались в демографической ситуации — уменьшалась в целом численность населения и доля людей трудоспособного возраста в частности.

— Старый миф про избыточную рабочую силу в Беларуси давно себя изжил — он не актуален уже лет десять, а сейчас это стало абсолютно очевидно для всех, — комментирует Дмитрий Крук. — Но на и так нисходящий тренд занятости наложилась массовая миграция. По самым консервативным оценкам, около 300 тысяч человек уехали за последние годы. Для рынка труда это масштабнейший шок. Соответственно, рынок труда переходит в другой режим, когда работников становится мало и их переговорная сила повышается.


В итоге наниматели, стараясь удержать работников, активно повышают им зарплаты. Значит, у фирм растут издержки на труд. Чиновники хвастаются хорошим спросом, который стимулирует рост экономики. Но так как он происходит за счет растущих зарплат, то весь этот банкет оплачивается фирмами, которые к тому же работают в условиях ценового ограничения.

Аналитик добавляет, что в то время как производители борются за кадры, чтобы заполнить существующие свободные места, на второй план уходят вопросы развития компаний и создания новых рабочих мест.

— Если у вас нет работников, чтобы заполнить текущие мощности производства, то некогда думать о расширении. По показателю новых рабочих мест мы сейчас находимся на исторических минимумах, их создается меньше половины от уровня 2018−2019 годов.

Ситуация на рынке труда играет на руку работникам, у которых становится больше денег. Но в более длительной перспективе аналитик видит это как проблему. «ВВП сам себя не произведет, его производят люди. Если этих людей нет, то у вас проблемы», — говорит экономист.

Как считает Дмитрий Крук, у правительства есть понимание остроты проблемы на рынке труда. Возможно, также есть и желание их решать. Но нет телодвижений в сторону глобальных структурных вызовов, их власти игнорируют.

Вторая трудность — импортные товары


Чиновники стали все чаще говорить о трудностях по трем направлениям. Одно из них — внешняя торговля — стало проблемой весьма внезапно, потому что сами же чиновники то и дело хвастаются, как хорошо продаются беларусские товары за границей (в основном в России). Но, как оказалось, картину портит растущий импорт, за которым не успевает угнаться экспорт.

Экономист Дмитрий Крук объясняет нынешнюю ситуацию тем, что увеличение экспорта, которое наблюдалось с середины 2022-го до середины 2023 года, достигло потолка. Тогда рост перекрывал собой многие другие проблемы и был, по сути, главным драйвером экономики. Во многом за счет него удалось выйти из санкционной рецессии, этому помогли опять же внешние обстоятельства. Во-первых, открывшиеся ниши на российском рынке после ухода западных компаний. Во-вторых, ценовая конкурентоспособность беларусских производителей.

Но с середины 2023-го цены перестали быть серьезным преимуществом, а на российском рынке нашим производителям пришлось конкурировать с китайскими конкурентами, которые все более активно вытесняли их. В апреле нынешнего года на эту проблему обращал внимание Александр Лукашенко.

— Если посмотреть на данные физических объемов экспорта, то после локального пика летом прошлого года последовал достаточно ощутимый спад. — говорит Дмитрий Крук. — Экспорт в номинальном выражении стал стагнировать, и в целом начался постепенный возврат к нашей внешнеторговой норме (с отрицательным сальдо. — Прим. ред.). Но пока масштабы дефицита не такие большие.

В то же время, как говорит экономист, наблюдались странности с импортом. До начала 2023 года по физическому объему он шел в ногу с экспортом, а потом произошло его почти обрушение (позже, со второй половины года, он стал понемногу восстанавливаться). При этом из-за полной закрытости статистики непонятно, что стало причиной. Аналитик предполагает, что это связано с разными проявлениями директивного ограничения импорта.

В результате рост импорта в физобъемах ухудшает состояние внешней торговли. Причем в последние полгода эта тенденция стала устойчивой. По мнению эксперта, это грозит сокращением притока иностранной валюты в страну. Этот недобор может быть на уровне 2−4% ВВП, считает аналитик.

— По мировым меркам (и даже по беларусским) это не критично, — отмечает экономист. — Но проблема в том, что у нас нет устойчивых источников заимствований. Дефицит можно финансировать либо за счет резервов, либо за счет притока капитала в виде инвестиций, кредитов.

Во внешней торговле чиновникам придется решать проблемы, потому что возникает вопрос, за счет чего финансировать образовавшийся дефицит, убежден аналитик.

— Если с вопросом внешней торговли ничего не делать, останется один путь — идти с протянутой рукой к России, — говорит экономист. — Даже если россияне готовы его финансировать (предоставить очередной транш либо пустить на свой облигационный рынок), сомневаюсь, что лично у Лукашенко и всей нынешней верхушки есть желание к этому прибегать — даже при всей дружественной риторике. Можно сколько угодно уверять, что все замечательно, брататься и обниматься, но то, что россияне душат их своими объятиями, уверен, они хорошо понимают. Просто пока для них это способ выжить (это ни в коем случае не оправдание).


Как считает аналитик, у беларусского правительства есть стимулы решать проблему со внешнеторговым дефицитом без обращения за помощью к Москве.

— Экспорт уперся в потолок, но и для его серьезного обрушения предпосылок нет. Могут происходить некоторые пертурбации, но не на 40% физического объема, как это было в 2022 году. В короткой перспективе здесь можно надеяться на относительную благодать в виде удержания завоеванных позиций, — рассуждает Дмитрий Крук. — А вот импортом, думаю, при необходимости будут директивно управлять. Это будет серьезным механизмом для ограничения дефицита внешней торговли.

Аналитик добавляет, что для сдерживания потребительского импорта есть и другой инструмент — отказ от подстегивания роста зарплат, где он происходит искусственно. Если это не получится, экономист напоминает о таком инструменте, как обменный курс. К ослаблению курса нашего рубля стараются не прибегать, однако в случае крайней необходимости этим правилом могут пренебречь. Проще говоря, речь о девальвации рубля. Напомним, Нацбанк ранее заявлял, что видит инфляционные и девальвационные риски из-за повышенного спроса на кредиты.

Третья проблема — строительство жилья


Александр Лукашенко накануне указывал на «недостатки» в строительстве жилья. Напомним, особенно от этого страдают льготники. Дмитрий Крук считает, что предпосылки для этого появились еще в 2015—2016 годах, когда правительство стало сокращать льготные инструменты финансовой поддержки отрасли.

— Абсолютно предсказуемо это стало приводить к проседанию жилищного строительства. До 2015 года оно как раз обеспечивалось за счет щедрой системы финансовой поддержки. Сейчас вылезла другая сторона медали, которая была абсолютно ожидаемой при сокращении такой поддержки, — падение объемов инвестиций, потому что не так много домашних хозяйств без нее могут позволить себе инвестирование в жилье, — объясняет эксперт.

Дмитрий Крук считает, что чиновникам хочется не влезть в финансовую яму и одновременно увеличить объемы строительства жилья. Но параллельно делать одно и другое невозможно. Эксперт считает, что этим вопросом вряд ли действительно озабочены настолько, чтобы отказываться от выбранного пути по уходу от массового льготирования.

— Надо либо опять перестраивать систему в сторону большего льготирования, либо смириться с тем, что того пира, который был раньше, не будет. Глядя на статистику и законодательные акты, мне кажется, что есть определенное смирение.

Аналитик не видит особых стимулов у чиновников решать сложившуюся ситуацию, она их устраивает.

Палочка-выручалочка сломалась. Белорусам светят черный рынок, дефицит и проблемы с валютой
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники
•   UDFНовостиГлавные новости ❯ «Того пира больше не будет». Почему власти стали часто говорить о проблемах в экономике