Галлямов: «Призывы «не провоцировать» Путина помощью Украине напоминают тактику западных политиков, заигрывавших со Сталиным»


18 июня 2024, 09:57
Дональд Трамп и Владимир Путин
Российский политолог вспоминает историю 70-летней давности.

— Недавно Трамп в очередной раз подыграл Путину, — пишет Аббас Галлямов в своей статье в издании Точка. — В разгар дискуссии о том, стоит ли позволять Украине использовать западное оружие для ударов по территории России, экс-президент заявил, что такие шаги толкают российского лидера к эскалации и их надо избегать. То есть, у Трампа получилось, что Путин вроде как не при делах, это его Украина провоцирует.

Столь странная позиция ведущего кандидата в президенты США по отношению к очевидному врагу демократического мира кажется беспрецедентной, однако на самом деле в истории нечто подобное уже было.

На выборах 1948 года против действующего главы государства Гарри Трумэна выступил его бывший однопартиец Генри Уоллес. В 1941 - 1945 годах тот успел поработать вице-президентом у Франклина Рузвельта, а затем расстался с демократами и бросил вызов их кандидату в качестве лидера созданной им Прогрессивистской партии.

Главным коньком Уоллеса стал страх американцев перед новой войной и их желание избежать прямого столкновения с Советским Союзом. Уоллес пытался изобразить Трумэна «ястребом», который доведет-таки до греха. Себя он презентовал в качестве прагматика, который найдет общий язык со Сталиным и сумеет выстроить внешнеполитический курс так, что воевать не придется.


В преддверии кампании Уоллес провел несколько секретных встреч с советским послом Громыко. Отчеты последнего по этому поводу до сих пор хранятся в советских архивах. В русскоязычной литературе я ссылок на них не видел, а вот известный американский исследователь Benn Steil в свое время с ними ознакомился. Он рассказывает, что Уоллес сам инициировал диалог, заявив во время первой же встречи, что еще до выборов хочет поехать в Советский Союз с тем, чтобы провести там переговоры со Сталиным, договорившись с ним по основным проблемам советско-американской повестки.

По словам Громыко, Уоллес не скрывал своего интереса: он «честно признал, что поездка в Москву укрепит его позиции как кандидата», но для этого ему надо «действительно договориться о чем-то конкретном». Поэтому американец попросил «провести предварительное обсуждение еще до поездки».

Самое интересное заключалось в том, что с точки зрения содержания вопросов, по которым предстояло договариваться, у самого Уоллеса никаких предпочтений не было. Как писал Громыко, их потенциальный партнер «хочет, чтобы мы сами внесли свои предложения». При этом Уоллес четко сформулировал, что он не собирается требовать от Сталина каких-то уступок.

Было видно, что главной своей задачей соперник Трумэна видит достижение договоренностей любой ценой. Ему надо было продемонстрировать свою способность предотвратить начинающуюся Холодную войну, показав, что ответственность за нее лежит целиком на плечах без необходимости бряцающего оружием главы государства.


Генри Уоллес

Советы восприняли предложение Уоллеса с подозрением. Покладистость «империалиста» показалась им очень странной. В ходе одной из встреч Громыко специально переспросил Уоллеса: «Как Москва должна понять ваше заявление, что в настоящий момент у вас нет списка вопросов для обсуждения? Значит ли это, что в будущем такие вопросы могут появиться?»

Уоллес подтвердил, что он согласен обсуждать любой список, предложенный Москвой. Он уточнил только, что «возможно» одним из пунктов могло бы быть разоружение.

В конце концов Москва решила рискнуть и предоставила Уоллесу список из шести вопросов. Первым шла проблема «миролюбивой внешней политики», предполагавшей запрет ядерного оружия и введение международного контроля за использованием атомной энергии. Америка должна была отказаться от уже появившейся в ее арсенале ядерной бомбы.

Вторым шел вопрос «невмешательства в дела других стран», предполагавший запрет на размещение военных баз на их территории. Кроме того, запрещалось использовать «экономику для достижения политических целей». Американцы должны были вывести свои войска из Европы и, по сути, свернуть план Маршалла.

Вместо него помощь в восстановлении Европы должна была оказываться по каналам ООН. Этой теме был посвящен третий пункт, предложенный СССР. Четвертый касался создания единой «миролюбивой» Германии, пятый - Дальнего Востока.

Последний предполагал вывод всех американских войск с его территории. Шестой пункт был посвящен Японии. Из союзника США она должна была превратиться в нейтральное государство. Когда Громыко зачитал список, Уоллес сказал, что собирался поднять «примерно те же самые вопросы».

После этого Сталин дал добро на публичное взаимодействие, однако решил, что визит Уоллеса в СССР «может повредить», поэтому лучше ограничиться обменом заявлениями. По мнению генералиссимуса начать должен был американский кандидат, после чего советская сторона должна была официально поддержать его предложение.

Вскоре после этого Уоллес «написал» открытое письмо Сталину, предложив те самые шаги, которые ранее были согласованы с Громыко. Советский лидер ответил. По его словам, «заявление кандидата в президенты США, г-на Уоллеса, является «самым важным документом, которые мир видел с момента окончания Второй Мировой войны». По словам генералиссимуса заявление «будет способствовать консолидации мирного процесса и международного сотрудничества».

Сталин противопоставил предложенную Уоллесом «конкретную программу мирного урегулирования разногласий, имеющихся между СССР и США» «неадекватным заявлениям нынешней американской администрации». Предложения Уоллеса были названы «хорошей и плодотворной основой» для будущих договоренностей.

После этого прогрессивист принялся рассказывать, что «российское правительство действительно готово обсуждать все вопросы по существу и искренне заинтересовано в том, чтобы две державы жили в мире». Естественно, он ничего не говорил о том, что вопросы, которые были готовы обсуждать Советы, были самими же Советами и отобраны.


В Госдепе заподозрили Уоллеса в тайном сотрудничестве с СССР, после чего ФБР провело по этому поводу расследование, подтвердившее подозрения. Тем не менее никаких шагов Трумэн предпринимать не стал. К тому моменту, когда Уоллес запустил свою кампанию, американское общественное мнение было настроено против умиротворения Сталина — тот только что организовал в Чехословакии переворот и сверг там законное демократическое правительство.

Опрос, проведенный прямо в канун начала придуманного Уоллесом спектакля, показал, что лишь 10 процентов американцев считали необходимым искать с Советским Союзом компромисс ценой уступок, в то время как за ужесточение американской позиции высказался 61 процент опрошенных. Рейтинг Уоллеса начал снижаться и в конце концов он пришел к финишу лишь четвертым.

***

История никогда не повторяется буквально, с точностью до запятой, но логика многих сегодняшних событий бывает идентична логике тех из них, что ушли в прошлое. Страх большой войны и желание спрятаться от нее под одеялом бывают свойственны многим людям и нет ничего удивительного, что находятся политики, которые пытаются обратить указанные эмоции себе не пользу.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDFudf.name может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники
•   UDFНовостиГлавные новости ❯ Галлямов: «Призывы «не провоцировать» Путина помощью Украине напоминают тактику западных политиков, заигрывавших со Сталиным»