Кнырович: «Это именно то, чего не хватает Беларуси — венесуэльского этилового спирта»

Салідарнасць
8 декабря 2023, 14:01
Александр Кнырович. Кадр из видео
В конце ноября Беларусь посетила делегация из Венесуэлы. Наталья Кочанова заявила, что у стран «огромный потенциал для дальнейшего сотрудничества». Впервые такие тезисы, отмечает блогер и предприниматель Александр Кнырович, прозвучали более 15 лет назад, когда Венесуэла была в несколько ином экономическом положении.

Какой путь проделала Венесуэла за эти 15 лет и есть ли перспективы у дружбы Беларуси с этой страной? Александр Кнырович разобрался в своем новом выпуске.

— Венесуэла — страна уникальная в двух смыслах. С одной стороны, в этой стране самые большие запасы нефти в мире. Больше, чем в России, Саудовской Аравии, — объясняет Кнырович. — С другой стороны, эта страна самого катастрофического экономического кризиса.


Блогер вспоминает, что бывший президент Венесуэлы Уго Чавис продавал нефть в США по очень высоким ценам, но одновременно с этим активно боролся с американцами. Иногда борьба с США приобретала очень странные формы: например, Чавес сдвинул часовой пояс на полчаса, чтобы не равняться на американцев.

— Дружить с Чавесом мы стали, когда немного поссорились с Россией. Путин сказал, мол, котлеты отдельно, мухи — отдельно, и выставил Лукашенко счет на газ и нефть.

Тогда Лукашенко очень обиделся и побежал в дружественные страны: Азербайджан, Иран, Венесуэлу. И договорился, что мы будем поставлять венесуэльскую нефть на беларусские нефтеперерабатывающие заводы.

Глобуса у него тогда не было, соответственно, он вряд ли знал, во сколько это действо обойдется. Но тогда мы стали дружить с Венесуэлой, и Уго Чавес активно развивал эту дружбу.

В 2013 году Уго Чавес умер, и власть перешла его преемнику Николасу Мадуро. Тот стал закручивать гайки в стране и бороться с оппозицией. Как и в Беларуси, неудобных людей признали «экстремистами» и запретили занимать государственные должности, кого-то посадили на большие сроки.

— Социализм по-мадуровски привел к тем самым уникальным экономическим показателям. В 2014 году размер экономики страны был более 480 млр долларов, в 2022 — 112 млрд долларов. Падение в 4,5 раза.

Конечно, считать падение в долларах — не очень правильное экономическое занятие, но в правильном исчислении падание ВВП страны составило 80%, то бишь почти в пять раз.

Для сравнения — падение экономики Беларуси в период развала СССР составило 40%. В два раза меньше, чем за это десятилетие в Венесуэле. Инфляция в 2018 году в Венесуэле составила 1340 000%. Примерно как в Беларуси лет так за 20.


Но Мадуро продолжал социалистические эксперименты: установил регулируемые цены на 400 самых нужных стране товаров, которые в итоге пропали из продажи и население стало откровенно голодать.

В стране регулярно отключалось электричество, а чиновники ходили на работу со своей туалетной бумагой.

Мадуро также удалось достигнуть «высоких» результатов и с нефтепереработкой. Когда ушли мировые корпорации, выяснилось, что нужны технологии для ее добычи, а сам уровень добычи необходимо всегда поддерживать.

Затраты на добычу нефти не делались, в результате чего уровень ее добычи упал в три раза. На это наложилось также то, что США отказалось покупать нефть. И Венесуэла продавала ее на Кубу ниже себестоимости, в Китай и Россию, которые забирали ее за долги.

Средняя зарплата в Венесуэле— около 30$, люди откровенно голодают. Страну покинули от трех до шести миллионов человек. Вот такие у нас друзья.


Если говорить о сотрудничестве Беларуси и Венесуэлы, то, по информации госСМИ, за девять месяцев между странами вырос товарооборот на 20%, однако цифры не приводятся.

— Интересно, что туда мы поставляем молочную сыворотку, сухое молоко, а обратно основная импортная позиция — этиловый спирт. Это именно то, чего не хватает Беларуси — венесуэльского этилового спирта.

Во время дружбы Лукашенко и Уго Чавеса мы заявляли о больших инвестициях в экономику этой страны, о создании там сборочных производств, и такие производства были созданы.

В Венесуэлу было вложено 55 миллионов долларов — ваших долларов. Были созданы предприятия по сборке тракторов и мазов. Как заявляют в Венесуэле, они планировали собирать там 10 тысяч тракторов и пять тысяч грузовых автомобилей в год.

А сколько же собрали? Эти же самые венесуэльские гости сказали, что собрали 1300 машин за все время сотрудничества.

Это значит, что эти производства проработали чуть больше месяца с нормальной производственной загрузкой. Вот такая эффективность вложений 55 миллионов долларов.

Но стороны не отчаиваются и планируют возобновлять сотрудничество, то есть процесс перевалки разобранных тракторов из Беларуси в Каракас. Однако платить-то Венесуэле все равно нечем: это нищая страна, которая не может обеспечить своих граждан самым низким социальным стандартом.


Кнырович резюмирует: нормальные компании, когда принимают решение об инвестициях, сначала приходят на рынок, оценивают его размер, состояние и конкуренцию. А самое главное — перспективы роста и возможные риски. Беларусь же действует по-иному.

— Мы находим точку, до которой уже все добрались и потеряли там деньги, и решаем, что мы — самые умные. Мы вкидываем туда кучу денег, они ложатся на заводы бременем, а когда оказывается, что это все убытки и можно списывать, те самые заводы приходят к Лукашенко и говорят: «Надо еще денег». И эти деньги для них появляются.

Свежая история этого года — государственное вложение в строительство завода по производству автобусов на базе МАЗа. В результате эти игрушки дорого обходятся белорусскому населению, но кто считает? — заключает Александр Кнырович.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники
•   UDFНовостиГлавные новости ❯ Кнырович: «Это именно то, чего не хватает Беларуси — венесуэльского этилового спирта»