Класковский: Лукашенко по-своему прав: если его сбросить, то здесь будут русские танки

Александр Класковский, Позірк. Навіны пра Беларусь
22 июля 2022, 09:38
Фото: president.gov.by
Если бы Александр Лукашенко «в 2020 году все бросил и ушел», то сейчас «было бы в Беларуси хуже, чем в Украине». Так заявил он сам в интервью Франс Пресс 21 июля. Днем ранее исполнилось 28 лет его правления, пишет политический аналитик Александр Класковский.

«Все бросить» или просто признать поражение?



Что примечательно в этом заявлении? Во-первых, сама альтернатива в категориях «бросить/не бросить». То есть голосование граждан как бы не в счет. Между тем, судя по косвенным данным (платформа «Голос», независимая социология), Светлана Тихановская на выборах 2020 года набрала больше голосов, чем Лукашенко.

Те, кто ходил на эти выборы, прекрасно помнят, что на избирательных участках выстраивались очереди в основном из людей с белыми ленточками на запястьях — это был символ протестного голосования. Александр Лукашенко в 2020-м очевидно проиграл жене популярного блогера, которую власти недальновидно решили зарегистрировать кандидатом в президенты.

Можно спорить, набрала ли Тихановская более половины голосов — или же надлежало проводить второй тур. Но Центризбирком заявил о победе несменяемого вождя с разгромным счетом. Это, собственно, и вывело людей на улицы.


В августе 2021-го, через год после тех выборов, Лукашенко заявил: «У наших же губернаторов есть привычка показать, у кого лучше, тот там полпроцента, процент, два мог дописать, но слушайте, ну нельзя нарисовать 80 процентов. Ну хорошо, если кому-то не нравится 80, пусть будет 76, пусть даже будет 68, как в среднем сейчас по анкетам, или 74,5 по опросам. Пускай, но все равно мы победители».

Ага, плюс-минус — неважно. Но если вдуматься, то речь идет о правовом беспределе. Правитель признал, что вертикаль влезает в подсчет голосов и, мягко говоря, корректирует цифры в пользу своего начальника, что в принципе является преступлением. А в 2020-м, судя по всему, смухлевали особенно нагло.

Если свергнуть Лукашенко, то здесь будут русские танки?



При этом Лукашенко рисует ситуацию так, что если бы он ушел, страну ждала бы катастрофа. И, знаете, здесь действительно есть о чем задуматься.

Владимир Путин 27 августа 2020 года признал, что по просьбе белорусского правителя держал на границе подразделения Национальной гвардии:

«Лукашенко так и поставил вопрос. Он хотел бы, чтобы мы при необходимости оказали ему соответствующую помощь. Я сказал, что Россия исполнит все свои обязательства. Он попросил меня сформировать резерв из сотрудников правоохранительных органов. Я это сделал».


Иными словами, если бы мирное (или, как вариант, не вполне мирное) восстание 2020 года в Беларуси побеждало, Москва, как это было уже не раз в истории, подавила бы этот, по ее понятиям, бунт.

Так что, привязка к Москве фатальна для белорусов?

На сегодня — почти да.

Однако здесь стоит разобраться, кто так привязал Беларусь к империи, которая ни на йоту не изменила своих хищнических повадок.

Именно Лукашенко, придя ко власти, взял курс на «братскую интеграцию». Он рассчитывал как минимум присосаться к дешевым российским ресурсам — газу, нефти и т.д. Как максимум — занять трон после Бориса Ельцина.

Но белорусский правитель продул эту авантюрную игру с империей. Она его банально использовала. В том числе для удара по Украине

Токаев не великий демократ, но может дерзить Путину



Да, сейчас Москва контролирует внутрибелорусскую ситуацию. В любой момент она может задавить порыв белорусов к свободе под предлогом того, что у нас-де союзное государство и мы не можем позволить... (далее — вписать пропагандистский лозунг типа «победы пятой колонны Запада», «триумфа наследников фашизма» и т.п.).

Стоит признать: у белорусов в начале 1990-х не было того уровня национального самосознания, чтобы пойти путем стран Балтии. Но при более мудром руководстве можно было бы как минимум проводить политику в духе финляндизации. Не подписывать договоры о «союзном государстве», единой системе ПВО и пр.

Напомню, что в прежней Конституции Беларусь заявляла претензии на нейтралитет и безъядерный статус. Февральским референдумом Лукашенко это перечеркнул.

Понятно, что постсоветские страны были сильно привязаны к империи, в том числе экономически. Но литовцы, латыши, эстонцы смогли это преодолеть. Лукашенко не хотел болезненных реформ, поэтому сделал ставку на Москву как на источник экономической халявы. В итоге халява закончилась, а петля осталась.

Дело даже не в демократии, а в мозгах.

Вот вам пример: недавно президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев надерзил Путину — и пока, (тьфу-тьфу) российского вторжения в эту страну нет.

Казахстан — отнюдь не пример демократии. Но тамошний многолетний авторитарный лидер Нурсултан Назарбаев все-таки пошел на транзит власти, и Москва это приняла. Казахстан действительно развивал многовекторность, в частности заручился сильной поддержкой Пекина, в то время как Лукашенко, по его собственному признанию, летел на одном крыле.

Вот и прилетел. Сегодня он в ловушке Кремля. Не дернешься. Но печально то, что это не его личная трагедия, а трагедия всей Беларуси.

И это сильно отягощает задачу политических противников Лукашенко. Да, против тирании надо бороться. Но, как ни грустно, он по-своему прав: если его сбросить (отдельный вопрос — как сбросить), то здесь будут русские танки. И я не вижу пока, что по этому поводу думают его оппоненты.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники
•   UDFНовостиГлавные новости ❯ Класковский: Лукашенко по-своему прав: если его сбросить, то здесь будут русские танки