Марголин: Власти уже заявили, что прощают всем, кому должны

СНплюс
11 июля 2022, 09:23
Картинка носит иллюстративный характер
Запрет на продажу долей, наложенный на иностранных инвесторов, лишает бизнес всякого смысла: никто не заинтересован развивать, вкладываться, а тем более открывать новое дело.

Агентство Fitch снизило кредитный рейтинг Беларуси до «преддефолтного». Такой оказалась реакция на решение властей выполнять долговые обязательства по еврооблигациям в беларусских рублях. И если эти платежи не будут выполнены на первоначальных условиях до конца льготного периода — 13 июля, Fitch сочтет это «дефолтом».

Министр финансов Беларуси Юрий Селиверстов прокомментировал совместное постановление Совмина и Нацбанка о расчетах рублями по еврооблигациям следующим образом: по стандартной схеме «бессмысленно платить», поэтому «приходится трансформировать механизм».

А постановлением Совмина от 1 июля № 436 “О перечне лиц” определен “перечень юридических лиц Республики Беларусь, участникам (акционерам) которых, являющимся лицами из иностранных государств, совершающих недружественные действия в отношении белорусских юридических и (или) физических лиц, запрещается отчуждение принадлежащих им долей (акций) в уставных фондах таких юридических лиц”.

Проще говоря, иностранным инвесторам просто запретили продавать свои доли в бизнесе.


Какой логикой руководствуются беларусские власти в проведении экономической политики? Поговорили с экономистом Львом Марголиным.

— Снижение кредитного рейтинга Беларуси до “преддефолтного” — всего лишь констатация факта. Причем констатация запоздалая: не дожидаясь этого решения, беларусские власти уже заявили, что прощают всем, кому должны. То есть объявили о погашении внешних долгов в беларусских рублях. Насколько же “там” нужен беларусский рубль – всем понятно.

А второе решение, последовавшее следом, о введении контрсанкций в отношении иностранных совладельцев и акционеров 190 компаний, — это уже выстрел даже не в ногу, а повыше, в висок. В России сделали попроще: разрешили продавать бизнес хотя бы своему менеджменту, внутри страны.

У нас же получается, как рабы на галерах: работай сколько влезет. Но для работы бизнеса нужен хоть какой-то стимул, например, оставлять себе прибыль. Это уже не социализм, не капитализм, а какое-то рабовладельческое общество.

Никто не заинтересован развивать, вкладываться, а тем более открывать новый бизнес.

Поэтому рейтинговое агентство просто зафиксировало факт преддефолтного состояния.

— В чем смысл постановления беларусского правительства №436, которым иностранным инвесторам запрещено продавать свою долю в бизнесе?

— Насколько я поняло, там содержатся два основных положения.

Первое – иностранным инвесторам нельзя продавать свою долю в бизнесе.

Второе: нельзя репатриировать полученную прибыль. Заработал – реинвестируй, но забрать себе не можешь.

Такой подход лишает любой бизнес всякого смысла. Перед иностранными инвесторами не оставили выбора: работай, получай доход и реинвестируй. И так бесконечно.

— Как в сложившейся ситуации могут поступить иностранные инвесторы?

— Самый решительный шаг – взять и все бросить: пропала коровка, пропадай и веревка. Либо продолжать работать в надежде, что такая ситуация сложилась ненадолго и все скоро вернется на круги своя. Или делать вид, что ничего не произошло.

Но все зависит от долей: ведь есть бизнесы, где часть иностранного инвестора составляет всего 10%, а есть с долей 90, а то и все 100%.

— Вначале руководство принимает решение выплачивать долги в беларусских рублях. Затем вводит контрсанкции против иностранных совладельцев и акционеров 190 компаний. Какой логикой руководствуется беларусское правительство в экономической политике?

— Лично я никакой логики не вижу. Назвал бы оба решения чисто эмоциональными, как и введение контрсанкций на продукты питания.

Как объяснили беларусские власти выплату долгов в беларусских рублях? Деньги есть, но вы сами отрезали все возможности ими оперировать, читай: ввели экономические санкции против беларусских банков. Здесь прослеживается подтекст: нужны деньги – дайте работать банкам. В этом решении прослеживается хотя бы такая перевернутая логика.


А в последнем постановлении я вообще никакой логики не замечаю. Хотя, казалось бы, куда уж проще: если вы считаете, что вам не нужны иностранные инвесторы – дайте им свободу. Если вы считаете, что можете работать без инвестора, отпустите их – и работайте.

— Что вообще происходит с иностранными инвестициями в стране? Вы встречали статистику за последние полгода?

— У нас и в прежние времена с инвестициями было негусто, к ним наблюдалось очень странное отношение. Если во всем мире инвестициями считаются взносы в уставной фонд предприятия, то у нас в эту категорию записывали и кредиты, и облигации, и еще много чего. Но везде инвестором считается тот, кто приходит со своими ресурсами на зеленое поле, создает предприятие, участвует в его работе и управлении, в выпуске и сбыте продукции.

Честно говоря, статистики я не видел; поскольку власти засекретили все показатели по экспорту-импорту, то, скорее всего, то же самое и с показателямі по иностранным инвестициям.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники
•   UDFНовостиГлавные новости ❯ Марголин: Власти уже заявили, что прощают всем, кому должны