Война

Игры Лукашенко з Западом вовсе не обязательно будут проходить в том русле, которое устраивает Москву


31 мая 2022, 09:20
Юрий Дракохруст. Фото Violetta Savchits
Политический обозреватель Юрий Дракохруст в комментарии Филину рассуждает о причинах пробуксовывания западных санкций и о пределах самостоятельности белорусского правителя.

— Российская нефть может не попасть под эмбарго. Против этого выступили Венгрия, Чехия и Словакия. Кроме того, Сербия заявила о договоренности с Москвой о поставках газа на ближайшие три года по крайне выгодным ценам.

Вопросы санкций и в начале войны решались сложно, но после трагедии в Буче вроде бы появился консенсус — Россию нужно додавить. И вот сейчас, судя по этим новостям, на первый план снова выходят собственные интересы отдельных стран. Почему так происходит именно сейчас?


— Одна из причин заключается в том, что лидеры соответствующих стран соизмеряют необходимость сдерживать Россию, оказывать давление, карать ее за то, что она совершила и продолжает совершать. А с другой стороны, учитывать интересы и нужды своих избирателей.

Санкции, которые можно было вводить, не принося большого вреда собственной экономике, судя по всему, уже исчерпаны. Теперь же санкции делают больно не только России и Беларуси, но и тем, кто их вводит. Возможно, лидеры некоторых стран взвешивают эффект от санкций и их баланс получается таким.


Это с одной стороны. С другой, на прошлой неделе в Давосе прозвучало важное заявление экс-госсекретаря США Генри Киссинджера, получившее большой резонанс и вызвавшее критику офиса украинского президента и самого Владимира Зеленского.


Это было концептуальное заявление. Киссинджер не только озвучил собственную стратегию относительно России, но и поставил вопрос: «Мы, Запад, чего мы должны хотеть?»

Его советом стало то, что Запад не должен желать разгрома России. Я думаю, что он озвучил мысли многих. Представители Украины говорят, что похожие идеи высказывал не только Киссинджер, но и действующие политики.

И все эти споры о том, какие санкции вводить, а какие нет — это отражение споров на Западе: «А чего мы хотим? Как мы формулируем стратегическое значение этой войны?»

Казалось бы, это не настолько важный вопрос, ведь любые стратегические цели предусматривают вытеснение России с занимаемых ей сейчас позиций. И тем не менее это важный концептуальный вопрос. Россия должна быть так или иначе разгромлена. Либо же она должна быть просто сдержана, соответственно, и санкции будут более скромными.

И этот второй момент, я думаю, также присутствует за кадром тех споров, которые происходят сейчас в ЕС.

— Такой ли невыполнимой на этом фоне выглядит идея переброски украинского зерна через территорию Беларуси в Литву в обмен на временное и частичное ослабление санкций?

— И в этом вопросе есть определенный баланс. С одной стороны, Лукашенко нелегитимный, с этой же стороны он соагрессор. Но есть и другая сторона: как кормить людей, как предотвратить голод?

Как обеспечить Украине деньги от экспорта? Ведь альтернатива какая? Воевать с Россией на Черном море, пробивать путь для украинских кораблей с зерном? Это рискованное дело, грозящее прямым столкновением с Россией.

А есть вот такой вариант с Беларусью, который во всяком случае прямой войной не угрожает. Придется, конечно, разговаривать с белорусским правителем, с которым крайне неприятно договариваться. Ведь это разрушает схему: «Мы не разговариваем с нелегитимным Лукашенко».

Похожая ситуация была во время мигрантского кризиса, когда казалось, что никто и никогда к нему не обратится. Обратились, та же Меркель. Я думаю, что за этими разговорами есть некая политико-психологическая уступка, отступление от позиции.

Хотя, судя по всему, и вокруг этой ситуации ведутся споры. Одни считают, что это стоит того, другие — что нет. Какой-то общей, универсальной позиции нет. И я думаю, что из-за того, что есть споры, возражения, нет никого результата, белорусский транзит для украинского зерна не открыт.

Впрочем, я не исключаю, что эта тема обсуждалась в Сочи.

Россия также взвешивает: стоит ли таким образом повышать авторитет и репутацию своего союзника? Ведь это не только коридор для Украины. Это еще и коридор для игр Лукашенко з Западом, которые вовсе не обязательно будут проходить в том русле, которое устраивает Москву.

И в этом смысле Россия может решить не играть в сложные игры. Ведь временами сложные игры в итоге полыхают синим пламенем. Так что я бы не исключал, что некоторые противоречия есть как со стороны Запада, так и с этой стороны — между Лукашенко и Путиным.

— А есть ли у Лукашенко сегодня вообще возможности идти на такие договоренности с Западом в обход Москвы?

— Я уже не раз приводил это сравнение. Многие говорят, что Лукашенко вассал Москвы. Он вассал, это правда. В Средневековье, когда это понятие возникло, эта была структурная особенность построения общества. Вассал — это не слуга и не раб. Рабу можно приказать.

Понятно, что даже Кадыров, не говоря уже о каком-нибудь губернаторе Воронежской области, не может вести такую игру с Западом в обход Кремля. Это просто невозможно. Что же касается руководителя независимого государства… Понятно, что он так или иначе будет согласовывать, но чтобы выполнять, как робот, любой приказ, не думаю.

Вообще, не всегда это выглядит как приказ. Да, с позиции силы, с позиции доминирования сеньора, доминирования Кремля, но все же это диалог. Лукашенко может приводить какие-то аргументы. Например, давайте таким образом легитимизируем меня, дискредитируем таким трюком Запад. Давайте покажем таким образом наш гуманизм, дадим украинцам экспортировать зерно. Мы с вами, с Кремлем, не такие плохие.


Он может аргументировать, каким образом это может быть выгодно Москве. И здесь можно придумать, как именно. Даже если Кремль будет понимать, что его снова разводят, но там и так знают, что Александр Григорьевич почти тридцать лет делает это с переменным успехом.

Вспомним о вопросе участия белорусской армии в войне, какие там звучат аргументы: «У нас тут эти поляки под боком, на низком старте стоят, готовы все захватить. А наши же хлопцы знают свою территорию, все пристреляно тут. За свою территорию они воевать будут точно. Давайте не будет их трогать, давайте мы здесь будем держать совместную оборону».

Путин, может, и улыбается при этих словах. А может, и видит в этом рациональность — все же НАТО под боком. Ладно, мол, пускай твои бойцы там стоят, сдерживают поляков.


То же самое может быть и с зерном. Приводятся какие-то аргументы и даже есть возможность их протолкнуть. Даже находясь в вассальном положении.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ