Война

Готовит ли Кремль для Беларуси «возвращение в родную гавань»?


28 мая 2022, 10:18
Фото: Александр Баунов / Facebook
Есть ли в планах руководства России присоединение к РФ Беларуси вместе с областями Украины и Южной Осетией? Какой мировой порядок хочет сформировать Путин? Вернет ли Кремль ядерное оружие в Беларусь в ответ на вступление в НАТО Финляндии и Швеции?

На эти вопросы Юрия Дракохруста на канале Свобода Premium отвечает российский политолог, эксперт Фонда Карнеги Александр Баунов (перевод ex-press.by).

- Издание "Медуза" со ссылкой на свои источники сообщило, что в Кремле планируют провести референдум о присоединении к РФ в самопровозглашенных "ДНР" и "ЛНР", в занятой российскими войсками Херсонской области Украины, в самопровозглашенной Южной Осетии, а также в Беларуси.

В марте Дмитрий Медведев, заместитель секретаря Совета Безопасности РФ, опубликовал статью, в которой заявил, что присоединение Беларуси к Российской империи при Екатерине II было "возвращением в родную гавань". Насколько вероятно, что в Кремле обсуждают слияние Беларуси с Россией? Насколько вероятно, что новое "возвращение Белой Руси в родную гавань" готовят практически?


- Это три вопроса. Первое - о референдумах на занятых украинских территориях, в том числе и на тех частях Украины, которые были «народными республиками» до 24 февраля. Отдельный вопрос - это случай Беларуси. И третье - риторика Дмитрия Медведева.

Что касается первых двух вопросов, то в Кремле, как всегда, рассматривают несколько опций, играют на нескольких инструментах, будут выбирать в последний момент. В понимании тех, кто принимает там решения, это и есть гибкость, когда ты держишь наготове несколько вариантов, а потом выбираешь из них один.

Как это было с войной. Когда появляется соблазнительный радикальный вариант, он создает собственные центры притяжения. Как мы видим в случае с Медведевым, к варианту присоединения Беларуси привлекается разная номенклатура, которая хочет сделать себе политическую карьеру за счет выхода в авангард, на шаг впереди остальных.

Радикальный вариант - то ли присоединение Донбасса к России, то ли, в терминах Медведева, "воссоединение Беларуси с Россией" — будет привлекателен для определенного количества номенклатуры и информационных наемников. Некоторые будут делать на него ставку, потому что он яркий.



Засветившись рядом с таким вариантом, можно проявить лояльность и патриотизм. И таким образом радикальные варианты приобретают собственный вес. И они могут оказаться более жизнеспособными, чем спокойнее решения. Хотя не знаю, о каких спокойных решениях может теперь идти речь.

Так что да - такие планы есть. Насчет Донбасса их проще реализовать, насчет Беларуси - сложнее. А Медведеву нужно вернуться в ряды патриотического лагеря, он может в некотором смысле даже возглавить "партию войны", чтобы вернуть себе шансы стать преемником Путина.

- В 2019 году, во время тогдашних интеграционных страстей, вы говорили, что в Кремле идет кастинг проектов продления полномочий Путина после 2024 года. Вы отмечали, что идея сделать это через присоединение Беларуси к РФ - это один из вариантов, за ним какие-то кремлевские «башни» стоят, а другие ему возражают. Нынешняя ситуация относительно присоединения Беларуси - это такой же кастинг или уже "бронепоезд встал на рельсы" и будет катиться до конца?

- Глобально в Кремле выиграл проект перестройки постсоветского пространства, то, с чем Путин хочет прийти к продолжению своих полномочий или к обмену себя на делегированного преемника.

При этом перестройка постсоветского пространства - это часть перестройки мирового порядка. Ведь современный мировой порядок не предусматривает перестройки постсоветского простора по желанию России.

Есть захваченные территории. Их можно либо вернуть, либо как-то юридически оформить. Можно их оформить либо как отдельные государства, либо как части РФ. Субъектности в этих территорий нет никакой. Для тех коллаборантов, которые работают сейчас в местных администрациях, для бывших чиновников, которые согласились представлять Россию в качестве местной власти, вариант присоединения к России более безопасен.

Что такое непризнанные государства, мы знаем по опыту "ДНР" и "ЛНР". Там непонятна ситуация с границами. Есть Херсонская область, которая полностью занята российскими войсками, и есть Запорожская, которая занята ими частично.


Или делать их отдельным регионом, или частью Донбасса, или вернуться к проекту Новороссии - пока непонятно. Но здесь нет субъектности. Что захотят в Москве, то и сделают. Захотят создать Юго-Западную Республику с последующим вхождением в "союзное государство" Беларуси и России - создадут. Или просто присоединят к России.

Хотя мне кажется, что предусматривается определенное отличие от статуса Крыма. Хочется отделить Крым от остальных украинских территорий под российским контролем. На Крым как на отдельный случай многие и на Западе были согласны, а на остальное - несогласны. Эту небольшую разницу, возможно, хотят сохранить.

А в Беларуси субъектность есть. Она международно признанное государство, она член ООН и других международных организаций. Есть еще и властолюбие Лукашенко, который совсем недавно упорно бился за свою власть с собственным населением, по крайней мере, с его недовольной частью.


И вдруг он эту власть просто так предаст? Это всегда было препятствием для полного недружественного слияния. Он в некотором смысле по-прежнему стоит на пути этого слияния. Но это не мешает создать некую конфигурацию в виде более тесного "союзного государства", которое будет состоять из России, Беларуси и, скажем, свежесозданных республик юга и востока Украины. Может, плюс Абхазия, хотя они, кажется, не горят желанием.

И это будет что-то вроде перезапуска "великой России", нового СССР.

Хотя, если Лукашенко будет терять контроль, он скорее согласится, чтобы Россия осуществляла контроль за него. Однако мне кажется, что он слишком любит власть, чтобы оговорить для себя определенный суверенитет.

- В некотором смысле война в Украине была ответом на отказ Запада удовлетворить российский ультиматум о гарантиях безопасности РФ. Через какой механизм победа или хотя бы успех России в войне может обеспечить выполнение того российского ультиматума? Как это видится в Кремле?

- У меня нет ощущения, что есть определенная граница, где они могут остановиться. То, как был сформулирован осенний 2021 года ультиматум Западу, то, что к нему прилагались российские проекты договоренностей, которые Западу было предложено подписать, - так делают всерьез только тогда, когда вы уже победили.

Если вы приносите такую бумагу как минимум равноправному участнику дискуссии, а еще такому, который превосходит вас и в экономическом, и в военном смысле, то это странно выглядит.

Трудно было себе представить, чтобы Запад эту бумагу подписал. Но если бы вдруг подписал, то вторжения, скорее всего, действительно не было бы.

Но это было почти невероятно, и поэтому вторжение рассматривалось как основной сценарий. А ультиматум был своеобразной операцией прикрытия. Мол, с Западом же договариваться невозможно.

Что касается мирового порядка, то, смотря по упомянутой статье Медведева, имеет место смесь различных исторических эпох. Берется произвольный исторический период, и на его основании делаются какие-то выводы по поводу современности.


Почему, по словам Медведева, Беларусь в XVIII веке "вернулась в родную гавань"? Потому что раньше была Киевская Русь. Но с тех пор прошло полтысячелетия. Невозможно переоформлять мир на основании карт полутысячелетней давности. Тем более если это мир капиталистических экономик и национальных государств.

Феодальный мир был сооружен совсем иначе. Он не предусматривал какого-то одного языка у населения, не предусматривал признаков нации. Подданные платят налоги, и все. Тогда феодальной верхушке было все равно, на каком языке говорят подданные.

Нам не нравится, как оно сейчас, - говорят в Кремле. А как должно быть? Как говорят некоторые политологи-гиперреалисты, у больших государств должен быть территориальный буфер. Но большие - это какие? Турция - великая держава? А Иран? А Армения?

Похоже, что речь идет о мире, из которого вытеснен правящий либерализм, правящие либеральные элиты. Мир без Сороса, Гейтса, без компании Apple, без демпартии США. Это мир, где в США правит Трамп, во Франции - Ле Пен, в Германии - «Альтернатива для Германии».

Это не просто мир, который нейтрально смотрит на расширение российской сферы влияния и соглашается с этим расширением.

В следующей статье Медведев вспомнит, что Польша тоже была наша. И Варшавский договор когда-то был у нас. Отдайте нам ее. А Суворов Альпы переходил.

В этой смеси современного и прошлого непонятно, где остановиться.

В этом мире Кремль не устраивает приход непонятного и чужого будущего. Как далеко он мог бы зайти, если бы мог, опираясь на свою силу и решительность? Он хотел бы, чтобы будущее, которое воплощено в толерантных, либеральных силах, потерпело глобальное поражение.


И чтобы в крупных странах мира пришли к власти противники либерального будущего. Вот это, наверное, был бы идеальный мир для Путина и его соратников.

- Еще до войны Лукашенко заявил, что если Запад будет угрожать Беларуси и России, возможно возвращение ядерного оружия в Беларусь. Дмитрий Песков, пресс-секретарь Путина, на днях заявил, что Финляндия в НАТО - это угроза безопасности России. Это такая угроза, вследствие которой могут вернуть ядерное оружие в Беларусь?

- Это немного двусмысленное предложение. Решение ввести ядерное оружие в Беларусь будет популярно в патриотическом сегменте населения России, который сейчас составляет большинство, как ни странно. Ведь это очередной "удар по зубам" Запада. Мол, они хотели загнать нас глубоко в евразийскую степь, а мы вот вернулись на границы Европы со своими ракетами. В Германии американские ракеты есть, вот и мы вернем.

Если бы Беларусь была на месте Карелии и не была бы независимым государством, этот вариант рассматривался бы как непосредственный ответ на присоединение Финляндии и Швеции к НАТО.

Финляндия и Швеция должны получить свою долю дискомфорта. И их граждане должны получить такой аргумент для своих политиков: зачем вы вступили в НАТО, на нас сейчас нацелены ракеты.

Но Беларусь в военно-техническом смысле ничего не добавляет к Калининградской области или к северо-западу России. Вам виднее, насколько это престижно в самой Беларуси, насколько это поднимет рейтинг Лукашенко. Мне кажется, что это скорее усложнит его положение. Как и участие белорусской армии в вторжении в Украину.


Но в России это будет популярно. Хотя и в России есть силы, и не обязательно критически настроенные к Путину, которые задают вопросы: а Беларусь - это надежно? Если ее поглотить, то да, но если она остается независимой, то мы отдаем ядерный арсенал на сохранение другому государству с очень амбициозным лидером во главе. И, не являясь ядерной державой, он объявит Беларусь ядерной державой. А что будет с Беларусью дальше? А если там к власти придут другие, не пророссийские силы, и она останется с ядерными ракетами? Так что здесь есть такие колебания.

- На днях президент США Джо Байден заявил, что если КНР попытается присоединить Тайвань силой, США будут противодействовать этому, в том числе и военными средствами. В отношении войны в Украине Байден исключает прямое вовлечение США в войну, по его словам, это может привести к Третьей мировой войне. Почему это не помеха в случае Тайваня?

- Здесь очевиден набор различий. Во-первых, на Тайване есть американские войска и всегда были. В Украине их никогда не было. Одно дело, если твой союзник - потенциальный или актуальный - воюет с Россией, и другое дело, когда тебя выгоняют. Присоединение Тайваня к КНР силой - это изгнание американских войск и кораблей. Это совсем другой удар по престижу.

Во-вторых, с какого года Украина союзник Запада, США, с какого года идет речь о каких-то гарантиях Запада? Может, с 2014 года. Не при Кучме она же стала союзником. А Тайвань был союзником США лет 70, с момента, когда туда эвакуировалось правительство Чан Кайши. Совсем другая история военного сотрудничества.

В Азии нет НАТО. Вы можете провести в Европе разделительную линию: мы в Европе помогаем официальным союзникам по НАТО, ну, и другим союзникам помогаем - по мере возможностей. Но официальных обязанностей у нас перед последними нет. Хотя согласно документам и НАТО не предусматривает сиюминутного начала военных действий в случае нападения на одного из членов, а предусматривает мгновенное начало военных консультаций. А в Азии есть двусторонний военный союз США и Тайваня, такое «НАТО на двоих». Если вы не защитите вашего союзника на двусторонней основе, вы обрушите всю систему безопасности в Азии.


В-третьих, ядерные потенциалы США и КНР ассиметричны. США и России — симметричные, а с Китаем — нет. Китай держит ядерное оружие для защиты собственной территории, а не для изменения мирового строя и уничтожения Америки. В Китае сотни ядерных зарядов, а не тысячи, как в России и США. И поэтому мировая война между ядерными державами, как она представлялась в годы «холодной войны», между Китаем и США невозможна.

И в-четвертых, более сдержанное поведение китайцев, которые, в отличие от времен Мао, не стремятся к мировой войне. У них есть другие средства изменить мировой строй. У России нет других способов поменять этот образ, кроме как продемонстрировав силу. У нее нет должного экономического веса, у нее нет «мягкой силы». А у Китая есть другие, кроме силы, средства скорректировать мировой порядок в свою пользу. Чем они, собственно, и занимаются несколько последних десятилетий. Они стали второй экономикой мира, они фактически колонизируют Африку, у них есть технологическое присутствие во всем мире, в том числе и в развитых странах.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ