Ковалкин: «Есть два месседжа. Для публики — успокоительный. И реальное положение вещей»


8 апреля 2022, 00:15
Владимир Ковалкин
Совмин Беларуси принял, а премьер-министр Роман Головченко подписал план, как поддержать реальный сектор экономики в условиях санкций. Документ пока не опубликован целиком, но в телеграм-канале правительства перечислены некоторые меры.

Новшества затронут зарплаты и пенсии белорусов, стимулирование экспорта, бизнес, IT-сектор. Например, план предусматривает снижение таможенных пошлин для импортных товаров, необходимых для производства на экспорт; создание с РФ совместных импортозамещающих производств; освобождение бизнеса от административной ответственности по результатам проверок за впервые допущенные и неумышленные нарушения; возможность предоставления резидентам ПВТ льгот «по аналогии с мерами, принятыми в России, в том числе права на отсрочку от призыва на военную службу».

Также в документ «включены меры локального характера по поддержке промышленности, строительной отрасли, сельского хозяйства, транспорта и туризма».


Филин обсудил с экономистом, руководителем проекта «Кошт урада» Владимиром Ковалкиным заявленные меры и их эффективность.

— Роман Головченко на расширенном заседании Совбеза заявил, мол, в целом экономика выдерживает санкционное давление. Складывается впечатление, что в Беларуси два правительства: глава одного докладывает о том, что все хорошо: и экспорт растет, и санкции нипочем, а глава второго — тихонечко, держа скрещенные пальцы за спиной, подписывает план поддержки экономики. Или кто-то просто недоговаривает?

— Есть два месседжа. Для публики — чтобы та не нервничала, это успокоительный меседж про то, что «в Багдаде все спокойно», чтобы люди не кидались скупать доллары, гречку, туалетную бумагу и что они там еще скупают. А с другой стороны, есть реальное положение вещей, и на него нужно как-то реагировать. Как умеют — так и реагируют.

Поэтому нужно отличать вербальные интервенции на публику и реальные дела, которые отражают способность или неспособность справляться с ситуацией.

— В плане немало обещаний по поддержке и тех, и этих сфер и отраслей. Сказано много и красиво, но все ли удастся выполнить?

— Все это хорошие меры на этапе экономического равновесия, стабильной экономики — когда нужно стимулировать экономический рост. В таких условиях все эти меры действительно полезные и рабочие.

Другое дело, отмечает экономист, что в сложившихся условиях это работать не будет, и предложенный план — попытка всем правительством не заметить дохлую лошадь, которую бесполезно реанимировать.

— Такая экономика, как белорусская — импортозависимая — очень сильно подвержена влиянию санкций. И если мы не можем ни продать, ни купить необходимые комплектующие, материалы и так далее, то большой разницы нет, снижаются ли таможенные пошлины для импортных товаров или нет, — приводит пример эксперт.

— Пункты о поддержке ИТ-сферы и бизнеса выглядят привлекательно, но мы столько раз наблюдали, как слова расходятся с делом. На ваш взгляд, что перевесит: обещанные льготы и преференции или возможные риски и угрозы?

— Уже перевесило, и все решения приняты. То, что правительство вначале увеличило налоги, а теперь пытается откатить ситуацию назад, конечно, характеризует наше правительство и его способность выстраивать какую-то долгосрочную рабочую стратегию. Но, с другой стороны, уже никак не сказывается на решениях бизнеса относительно того, где и как работать.

Потому что эти решения продиктованы не льготами. Какие бы льготы им сейчас не предоставили, само по себе клеймо «произведено в Беларуси» — это очень токсично.

И если мы говорим о том же ПВТ, о разработке софта, то для европейского и, что более важно, американского заказчика наличие связи с Беларусью — это токсичность. Соответственно, они просто отказываются от заказов, и ввод дополнительных льгот ничего не меняет. Именно поэтому компании переезжают — иначе они не смогут вести бизнес.

— Разговоры о создании совместных с Россией импортозамещающих производств — из той же серии, потому что надо что-то сказать, или попытка присоединиться к российским производствам, у которых получилось хоть как-то выплыть?

— А что России удалось импортозаместить — мы видим подделки сыров, белорусские креветки…

— Окорочка, например.

— А окорочка, извините меня, выращиваются на импортном белке, рыбной муке, которая закупается в Марокко, на соевом шроте, который закупается в Аргентине, на витаминах, добавках и антибиотиках, которые также закупаются за границей.

Что в тех окорочках российского — то, что они физически были на территории России? Но если всего того, что я назвал, не будет, выращивание птицы сведется к приусадебному хозяйству: курочка бегала, поклевала зернышко — вот окорочка. Так страну не накормишь.

— В Беларуси, как мы помним, история была еще веселее с наклейками «Интеграл» на импортных мониторах…

— Да, все так. И, кстати, если кто-то думает, что сельское хозяйство в Беларуси можно легко и просто импортозаместить, то у меня очень плохие новости. Даже семенной материал, чтобы засеять поля, закупается в Европе: ни в Беларуси, ни в России нет своего семенного фонда. Конечно, к этой посевной готовились, закупили семена заранее — а следующую непонятно, как проводить. Вот мы и посмотрим, что там «наимпортозамещают».

Эксперт приводит красноречивый пример с российским автопромом: ВАЗ уже остановился, потому что в производстве использовались компоненты Renault — а компания из России уходит и не собирается рисковать репутацией в обход санкций.

Вообще, подчеркивает Владимир Ковалкин, все, что могло быть импортозамещено и произведено на местном рынке, предприниматели благополучно делали сами, без усилий со стороны правительства. А если до сих пор в рамках рыночной экономики что-то не было импортозамещено — этого тем более не произойдет в рамках экономики плановой.

— Либо оно будет замещено так, что лучше бы не было — будет дорогим, ненадежным и некачественным, — отмечает экономист.

— Правительство планирует, что доходы населения, пенсии и пособия будут индексироваться к уровню инфляции, а для доплат работникам организации смогут получать субсидии из ФСЗН. Но мы неоднократно слышали, что лишних денег в бюджете нет — откуда возьмут?

— Это большой вопрос. Может быть, напечатают. Банки уже заливают рублевой ликвидностью, хорошо заметно по депозитным аукционам и кредитным аукционам Нацбанка, как нарастает рублевая масса.

Это один момент. А второй — инфляция, ее ведь тоже можно считать по-разному. Здесь Белстат вполне может позволить себе позволить чудеса эквилибристики.

Условно говоря, молоко будет дорожать на 5%, а считать это будут по тому виду и упаковке, которые уже давно нет в продаже, потому что их производить невыгодно. Так реальная цена на молоко может вырасти на 20%, а измеряемая — на 5%, но за измеряемую вы купить не сможете, и вынуждены покупать реально. Вот и зарплаты можно индексировать по измеряемому уровню инфляции.

А прежде инфляции, напоминает экономист, белорусы почувствуют дефицит: купить будет не только не за что, но и нечего. Те самые «лихие 90-е», коими власть столько стращала, вполне могут вернуться в виде челноков, ларьков с импортом, перепродаваемым втридорога, и прочими «прелестями» того периода.

Помимо плана поддержки экономики, 7 апреля был опубликован еще один любопытный документ о расчете перед «отдельными иностранными кредиторами» (МБРР, ЕБРР, СИБ) в рублях. Значит, здравствуй, дефолт?


Эксперт поясняет: пока нет, но прямой путь к нему. Скорее всего, кредиторы откажутся принимать рублевые выплаты, из-за валютного дефолта государство может быть признано банкротом, а его имущество за рубежом может быть арестовано в счет оплаты долгов.

— Для правительства было бы лучше либо заплатить в валюте (а деньги на это есть, ЗВР у Беларуси достаточно), либо самому объявить дефолт, потому что это позволяет запустить процедуру защиты от кредиторов и начать переговоры. В таком случае можно где-то пролонгировать долг, где-то реструктурировать, переподписать договор на других условиях. Если этого не сделать — твой контрагент идет в суд и арестовывает твое имущество, и это самая нездоровая ситуация из всех возможных.

И то, что Лукашенко эмоционально, принципиально и политически пошел в фарватере России на эти решения, продиктованные неадекватными соображениями, говорит о многом. Так не принято вести дела даже на уровне ИПшников на рынке: как заключили договор, так и исполняем, а не придумываем что-то где-то посреди действия договора.

Такое поведение недостойно даже мелких предпринимателей, не то что руководства страны.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники
•   UDFНовостиГлавные новости ❯ Ковалкин: «Есть два месседжа. Для публики — успокоительный. И реальное положение вещей»