Война

Белорусских силовиков ждет судьба пособников Пиночетта?


17 января 2022, 10:07
Фото: DW
Суд немецкого города Кобленц приговорил бывшего офицера спецслужб сирийского правителя Башара Асада к пожизненному заключению без права на прошение о помиловании. Он признан виновным в совершении преступлений против человечности — массовых убийств и пыток представителей сирийской оппозиции и их семей.

В связи с этим немецкий журналист Райнхард Мюллер заявил, что «ни один палач и преступник больше не может чувствовать себя в безопасности».

Какие перспективы это открывает для Беларуси? Об этом сайт Charter97.org поговорил с председателем юридической комиссии РП ОО «Белорусский Хельсинкский Комитет» Гарри Погоняйло.

— Универсальная уголовная юрисдикция является одним из очень эффективных инструментов в борьбе с международными преступлениями. Следует отметить, что Организацией Объединенных Наций (ООН) после Второй Мировой войны были приняты ряд основных международных договоров (конвенций, соглашений), на основании которых многие государства ввели в свое национальное законодательство так называемые положения привлечения лиц, независимо от их гражданства и места жительства, к уголовной ответственности за совершение деяний против мира, безопасности человечества и военные преступления. Преследование за них не имеет сроков давности. Речь идет о так называемой универсальной уголовной юрисдикции. Такого рода процедуры позволяют реально преследовать виновных в совершении ряда преступлений, относящихся к преступлениям против человечества (подготовка и ведение агрессивных войн, нарушение правил ведения войны и прочие негуманные вещи: терроризм, геноцид, экоцид, внесудебные казни, пытки и ряд других действий).


Республика Беларусь, напомню, одна из учредителей ООН, также ввела в свое законодательство положения универсальной уголовной юрисдикции. Они имеют своей целью (в соответствии со складывающейся практикой международного публичного права) преследовать виновных на национальном уровне, независимо от уголовного права места совершения деяния за данные преступления.

Практика эта давно известна. Привлекались по уголовной международной юрисдикции не только сирийцы, но и ряд других граждан в той же Германии, Бельгии и ряде других стран. Например, пиночетовские офицеры, которые были осуждены за те злодеяния, которые были совершены во время государственного переворота в Чили в 1973 году, а также в период правления диктатора Пиночета. Да и сам генерал Пиночет попал под раздачу по той же процедуре — универсальной уголовной юрисдикции сначала в Великобритании, где он был задержан. Затем это дело было передано судебным властям Чили, а там оно успешно развивалось до той поры, пока не изменилось состояние здоровья престарелого Пиночета.

Увы, старые люди могут дойти до состояния маразма и в силу своего физического и психического состояния здоровья не понимать, что происходит в ходе судебного разбирательства, не реагировать и не воспринимать нормально принятое судом решение и отбывать наказание. И дело было прекращено. Это объективно и процессуально правильно было сделано. Такие основания имеются для прекращения уголовного в отношении тех, кто не сможет отбывать наказание и осознавать, что это происходит именно за совершение прошлых преступлений. Наказание, конечно, необходимо воспринимать психологически в качестве кары за совершенные деяния. Когда человек не воспринимает, что это кара, то и смысла нет в таком судебном процессе и приговоре.

Напомню еще раз, что эти преступления не имеют давностных сроков. Можно привлечь в любое время любое лицо, которое ранее совершило преступления или подозревается в них. И государства, обладающие универсальной уголовной юрисдикцией, могут по такого рода делам осуществлять правосудие.

— А можно ли эту ситуацию с Пиночетом как-то экстраполировать на Беларусь?

— Конечно. Более того, я более 20 лет занимаюсь вопросами универсальной уголовной юрисдикции по отношению тех преступлений, которые широко известны в Беларуси и во всем мире. Это, как мы подозреваем, внесудебные казни оппонентов режима Лукашенко — Юрия Захаренко, Виктора Гончара, Анатолия Красовского и Дмитрия Завадского. Кроме того, на эти преступления уже наслоились и новые, связанные с подавлением мирных протестов( 2020-2021г.г.): чрезмерное применение силы, повлекшее смерть людей, произвольные задержания, систематические пытки, незаконное лишение свободы и другие, относящиеся к международным преступлениям. В их числе — захват самолета Ryanair с пассажирами на борту, инструментальное использование мигрантов для создания напряженной обстановки с соседними странами — Польшей, Литвой, Латвией. Приведенные выше преступные деяния уже оценены международным сообществом и квалифицированы как преступления против человечности. Они могут быть рассмотрены и в Республике Беларусь, и в других странах, которые обладают процедурами универсальной юрисдикции.

В частности, по универсальной уголовной юрисдикции сейчас ведется расследование в отношении нашего гражданина Максима Хорошина прокуратурой Литвы. Он являлся владельцем цветочного магазина в Минске, дарил цветы женщинам во время мирных протестов и его при задержании сотрудники милиции, как он утверждает, жестоко избили. Он покинул Беларусь и оказался в Литве. Там по его заявлению прокуратура возбудила уголовное дело и до настоящего времени ведет по нему расследование. Таких дел сегодня в Литовской Республике около 12-15. Аналогичные дела возбуждены в Польше. В СМИ сообщалось о поданных нашими гражданами, бежавшими за рубеж, заявлений о возбуждении подобных дел в Германии, Чехии, Украине и, возможно, в других странах.

Наши граждане, оказавшись на территории других стран и попросив там убежище или государственной защиты определенных видов, обращаются о преступлениях такой направленности, совершенных против них и их близких. Такие дела могут развиваться во времени, и, конечно, могут быть определенные затяжки. Это связано с тем, что наши официальные, так называемые власти и компетентные органы, не хотят сотрудничать согласно международным договорам с теми органами, которые возбуждают и ведут расследования по универсальной уголовной юрисдикции (сотрудничество по договорам об оказании юридической помощи по уголовным, гражданским и административным делам, об экстрадиции и т.п.).

Например, по тому же Хорошину, когда Литва объявила о возбуждении дела, Генеральная прокуратура Республики Беларусь даже попеняла им через наш МИД, что это «вмешательство во внутренние дела Республики Беларусь, как же так, что где-то там объявили о начале следственных действий в отношении граждан страны?». То есть тех силовиков, которые, возможно, приняли участие в пытках и жестоких избиениях нашего белорусского гражданина. Плохо, конечно, что в Генеральной прокуратуре Республики Беларусь не озаботились изучением своих собственных законов и сами не возбудили ни одного уголовного дела по заявлениям потерпевших и не довели их до суда.

В тоже время, когда еще не завершился кризис с так называемыми беженцами на границе Республики Беларусь и ряда стран Евросоюза, независимая Генеральная прокуратура «на злобу дня» возбудила по фактам превышения силы и применения определенных спецсредств в отношении нарушителей границы уголовное дело против сотрудников пограничных служб, их руководства, используя правила универсальной уголовной юрисдикции по уголовному законодательству Беларуси.

— Давайте вернемся к заявлениям белорусов, которые находятся сейчас за границей и пишут заявления на силовиков. Видите ли вы в этом смысл? Создает ли это дополнительное давление на режим?

— Такая работа определенный смысл имеет. Скажу более того, если мы исходим из принципа неотвратимости наказания за любое совершенное преступление, то такого рода преступления не должны быть преданы забвению. Необходимо использовать все правовые инструменты и механизмы, для того, чтобы и по законам Республики Беларусь, и по законам других государств, виновные лица преследовались. И такие дела должны быть доведены до суда. И только суд может поставить точку в вопросе, виновен или невиновен человек, привлекаемый к уголовной ответственности. Не виновен — последует оправдательный приговор, виновен — обвинительный.

Все мы должны надеяться на справедливое правосудие в отношении преступлений, которые были совершены у нас здесь, в Беларуси, против наших же граждан. И ни одно преступление не должно быть забыто. У наших так называемых идеологов и патриотов сейчас модно кричать, что «мы не забудем, мы не простим» в отношении жертв гитлеровской оккупации территории Беларуси в период Великой Отечественной войны. Сейчас наши «мудрые законодатели» приняли закон об уголовной ответственности за отрицание геноцида белорусского народа. Закон, по моему мнению, совершенно оторванный от истории и от юридической теории и практики привлечения за подобного рода преступления.

Но вернусь непосредственно к нашей теме. Уголовное преследование лиц за совершение международных преступлений по правилам универсальной

юрисдикции и специально созданными судами имеют, как говорят правоведы, не только частную превенция, но и общую, предотвращающую такие уголовно-наказуемые практики власть предержащими. Неотвратимость наказания — действующий принцип и его реализация является обязательным условием уголовной политики демократических правовых государств.

— Недавно стало известно, что польский адвокат Томаш Вилинский подал в Национальную прокуратуру Варшавы иск против Александра Лукашенко. Также в январе 2022 года он планирует подать против Лукашенко иск в Международный трибунал в Гааге. Есть ли перспектива у этого дела?

— Что касается господина Лукашенко — в международном уголовном законодательстве, в практике его применения, есть реальные механизмы преодоления иммунитета от преследования в уголовном порядке глав государств и иных лиц, охраняемых Венской конвенцией. Если эти лица совершают преступления против человечества, на них может не распространяться этот иммунитет, потому что международное сообщество как раз призвано бороться с такого рода преступлениями.

Не вдаваясь в глубокое теоретическое обоснование сути проблемы, хочу отметить, что Римский статут(ст.27) и Статут Международного суда содержат положения, которые ясно отклоняют неприкосновенность главы государства. Им предшествовала статья 4 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, которая в совокупности со статьей 7 данной Конвенции предусматривает, что даже действующие главы государств и другие агенты, на которых распространяются нормы Венской конвенции о дипломатических отношениях, могут преследоваться государством, где было совершено преступление или компетентным международным судом. При этом законодатель и правоприменитель исходят из того, что доктрина неприкосновенности главы государства может быть преодолена в случае совершения им международных преступлений. Фактический субъект «международное сообщество» не может даровать неприкосновенность за деяния, которые оно явно осуждает и в этих целях, в защиту объявленных ценностей, установило и значит должно обеспечить действие правовых механизмов привлечения виновных к ответственности.


Наши военнослужащие по заявлению Лукашенко могут принять участие на стороне России в военном конфликте против суверенной Украины. По существу это может быть оценено в качестве ведения агрессивной войны. Конституция и законодательство Республики Беларусь могут допустить вооруженную защиту Отечества, а не участие вооруженных сил на стороне агрессора. Вот почему нам необходимо сохранить и придерживаться статуса нейтрального, внеблокового государства. Нашим «ястребам» следует помнить: пропаганда войны, подготовка либо ведение агрессивной войны являются преступлениями против мира и безопасности человечества. За эти преступления придется нести ответственность не только перед своим народом, но и международным сообществом.

— Есть такое мнение, что для дальнейшего развития общества крайне важно, чтобы над диктаторами и пособниками режимов проходил суд. Считаете ли вы это утверждение верным и нужен ли Беларуси такой процесс в будущем?

— Такой процесс рано или поздно будет проходить. Потому что все диктаторские режимы как раз и характерны тем, что они, прежде всего, в целях удержания власти действуют с позиции силы, применения репрессий, подавления прав и свобод человека. И такого рода нарушения приводят к серьезным жертвам. Простить такие вещи ни граждане страны, ни тем более международные институты, ответственные за обеспечение мирового порядка без войн, за человеческое достоинство, права и свободы, объявленные фундаментальными ценностями, не имеют права. Это их моральный долг перед живущими и будущими поколениями, чтобы подобные вещи в исторической перспективе не имели места. Диктаторские режимы должны уйти в прошлое.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ