Класковский: «По Оруэллу аналитики, которых сейчас наказывают, мыслят. Значит — совершают «мыслепреступление»

Салiдарнасць
2 декабря 2021, 18:30
Александр Класковский, фото Радыё Свабода
Почему белорусские власти преследуют аналитиков и экспертное сообщество.

В четверг были признаны «экстремистскими» телеграм-канал политического обозревателя Артема Шрайбмана и «Н*к и М*йк».

— Артем Шрайбман — интеллигентный молодой человек в очках, который учился в Англии. Он ни с какой точки зрения не подпадает под определение экстремиста, — говорит в экспресс-комментарии «Салідарнасці» политический обозреватель Александр Класковский. — Его канал — это очень взвешенная и спокойная аналитика, не имеющая ничего общего с международным определением экстремизма.

Это ноу-хау белорусских властей. Они взяли ярлык «экстремизм» и просто помечают им всех, кто не нравится. И этот феномен обязательно войдет в историю, потому что такого «экстремизма» нигде не было. А в Беларуси, получается, элита, цвет нации, — сплошь «экстремисты».

Здесь еще следует обратить внимание на тех, кто определяет этот «уровень преступности» — какие-то районные суды. Причем, явно не исходя из юридического определения, а по политическому заказу.

Почему перешли к аналитикам, которые в общем-то стараются работать по правилам своего жанра, не эмоционально, а именно разбирать проблемы? Потому что стоит задача уничтожить все альтернативные голоса, в частности, к референдуму, после которого могут начаться и другие политические кампании.


По мнению аналитика, других методов борьбы с политическими оппонентами белорусские власти не видят:

— Поэтому идет такая зачистка, под которую попадают независимые СМИ, блогеры с ярко выраженной позицией… Пришло время аналитиков, которые, с точки зрения властей, «капают под режим».

Просто режим не видит других методов. Даже с убитой социологией очевидно, что белорусская власть не популярна и никаких возможностей возродить эту популярность нет. Значит, надо запугивать, давить, уничтожать, нейтрализовать всех, кто имеет альтернативную точку зрения.

При этом полная несостоятельность и безумие сегодняшней власти — как на ладони. Любой анализ при всей объективности не может этого не заметить. Поэтому в нем содержится элемент критики или, с точки зрения властей, элемент деструктивности. Понятно, что ни один аналитик не скажет, как замечательно сегодня ведет свою политику Лукашенко, — парирует эксперт.

При этом Александр Класковский отмечает, что взвешенный объективный анализ часто подвержен и критике со стороны оппонентов власти:

— Надо сказать, что некоторые оппоненты власти высказывают довольно болезненную реакцию на трезвый анализ с конструктивной критикой. Бывает, и часть аудитории критикует аналитиков, дескать, нагнал еще больше пессимизма, с такими аналитиками мы никогда не победим.

Иногда из того же лагеря противников режима могут упрекнуть: ты такой умный, вот и скажи, как нам победить. Я честно отвечаю, что в период, когда зашкаливают репрессии, такую стратегию в принципе сложно придумать.

Вообще здесь не нужно путать амплуа. Аналитик — это не политический лидер, не оппозиционный блогер, который выжигает словом, не политтехнолог, не оракул и не Кассандра.

Лично я стараюсь разумно дистанцироваться, в том числе и от оппозиционных штабов, не превращаться в их рупор и не выглядеть ангажированным. Так я могу критически высказаться и о какой-то очередной стратегии самих штабов.

Аналитики заставляют людей думать, включать мозги, в то время как сегодняшняя пропаганда режима — абсолютно одиозная мифологическая, не имеющая ничего общего с реальностью, — отмечает собеседник «Салідарнасці».

Отрыв от реальности, по его мнению, и является самым печальным итогом, к которому ведет террор властей в Беларуси:

— Независимые СМИ и институты социологии до поры до времени были ценным источником информации, в том числе и для самих властей. Решив пустить их под нож, власть пошла на уничтожение всех механизмов обратной связи. Видимо, Лукашенко считает, что достаточно сводок спецслужб, чтобы иметь представление о ситуации в стране. Но у людей в погонах специфическое мышление, основанное на поиске врагов.

В результате власть теряет реальную картину по ситуации в стране и, соответственно, делает много ошибок, каждая из которых может стать фатальной. Ведь многие режимы падали не из-за гениального плана оппонентов, а из-за череды собственных ошибок.

Вспомните, как сильно «поскользнулся» Лукашенко на том же ковиде, потому что не было умных советников или они не решались подсказать, что надо сменить риторику, надо с сочувствием, с заботой. Он стал делать это через год, когда уже было поздно. И таких ошибок много, когда на ровном месте власть создает себе проблемы, — размышляет политический обозреватель.

Репрессии против своих коллег он относит к категории «мыслепреступление», которое, в свою очередь, является ярким признаком тоталитаризма.

— Это, как сказал аналитик Валерий Карбалевич, тренд на тоталитаризацию системы. Если обратиться к Оруэллу, то аналитики, которых сейчас наказывают, мыслят, значит, совершают «мыслепреступление». А Оруэлл как раз описывал в своей антиутопии тоталитарное общество. Видимо, к нему нас и подводят.

Но тоталитаризм — это очень затратная вещь, потому что контролировать всех, держать всех в страхе очень трудно. Должен быть большой аппарат силовиков, аппарат принуждения, слежения.

И все равно в сегодняшней ситуации курс на тоталитаризм бесперспективен, особенно в XXI столетии, когда есть интернет, социальные сети, те же «экстремистские» каналы, у которых, как мы видим, все равно остаются сотни тысяч подписчиков, а остальным ничего не мешает просто заходить и читать.

То есть долго продержаться Северной Корее в центре Европы сегодня проблематично, — заключил собеседник.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ