«Работают на лесопилке или моют вагоны». Осужденная студентка рассказала об условиях на женской химии

Nashaniva.com
7 сентября 2021, 16:27
Холодные помещения, один душ на всех и работа на лесопилке или в локомотивном депо. Студентка из Лиды Дарья Чайко, которой присудили 2,5 года ограничения свободы за комментарии в чатах, рассказывает об условиях на женской химии.


У Дарьи не было ни задержаний, ни штрафов. Поэтому визит милиции в марте стал для нее неожиданностью.

«Ко мне домой пришли оперативники и пытались забрать в отдел, чтобы я дала объяснения, где я находилась 8 марта 2021 года и не знаю ли я какую-то Кристину. Тогда дома был папа, сказал, что я никуда не пойду, и выпроводил их. Я еще показала справку, что ковидом болею.

На следующий день мне нужно было в поликлинику. На выходе из нее ко мне подошли трое не в форме, сказали, что из милиции (я двоих узнала — они приходили ко мне домой). Отвезли в опорный пункт. Завели в кабинет, и тогда только сказали, что есть постановление прокурора на мое задержание.

Допрашивали в течение пяти часов без адвоката. Мне открыто говорили: от того, насколько лояльно пройдет диалог, зависит, выйду я отсюда сегодня или через несколько лет. Взяли мой телефон, смотрели телеграм, лидский чат».


«Договорились, что я ему под расписку компенсирую 500 рублей морального вреда и он отзовет иск»



Причиной задержания стали комментарии в адрес лидского следователя, который девушка оставила в сентябре прошлого года. В чате тогда писали, что он заставлял людей подписывать протоколы и угрожал посадить в «правильную» камеру. Дарья в комментариях выразила отношение к таким действиям.

«Наконец, со мной записали видео, надиктовали текст, который я должна сказать. Дублей 10 снимали, пока их не устроило. И дали официальное предупреждение — я подписала бумагу, что проведена беседа и если еще где-то попадусь, будет более серьезная ответственность. Меня отпустили, но забрали телефон на экспертизу».


Через неделю Дарье сообщили, что в отношении нее возбудили уголовное дело по статье 369 (оскорбление представителя власти). После добавилась и статья 342 (организация действий, грубо нарушающих общественный порядок) — за сообщения в городском чате. Девушка писала, что не надо позволять людям без опознавательных знаков себя избивать, а если протестующие видят ОМОН в форме, то лучше уйти.


«Следователь подал против меня иск на 2500 рублей морального вреда. Я за несколько недель до суда сходила к нему извиниться, объяснить, почему так написала. Он мне сказал, что все прекрасно понимает, зла не держит, просил понять его. Мол, к нему пришли, показали комментарии и сказали писать заявление.

Мы договорились, что я ему под расписку компенсирую 500 рублей морального вреда и он отзовет иск. На суде следователь просил для меня мягкого наказания, не связанного с ограничением свободы».


«Горячую воду включают утром на два часа, днем на три и вечером на два»



Дарья училась на бюджете на первом курсе БГУ, на факультете географии и геоинформатики. Весной из-за болезни легких она уходила в академический отпуск. Собиралась восстановиться на первый курс, но химия изменила планы.

Наказание девушка отбывает в витебском исправительном учреждении открытого типа №10. Ее определили туда неделю назад.

«И на следующий день заболела, потому что здесь сыро и холодно, окна продуваются, — делится она. — Сейчас ремонтируют систему отопления. Прошлой зимой топили дровами, теперь будет котел. Обещают, что будет теплее».

На химии 38 осужденных женщин, три из них политические. На всех два холодильника, две плиты, одна душевая кабина и два туалета. В комнатах от 6 до 12 человек.

За коммуналку летом надо платить 10—15 рублей, зимой — 50—55.

«Горячую воду включают утром на два часа, днем на три и вечером на два. Бойлер нагревает воду, и потом сколько человек успело под ней помыться, столько успело. Плиты также работают по часам. Там сразу собирается очередь — за неделю я еще ни разу ничего не приготовила на плите».

«Зарплаты в основном 400—450 рублей»


Дарья пока на карантине. Говорит, женщин здесь отправляют на тяжелую физическую работу.

«Например, на лесопилку, в колхоз копать, сажать. Некоторые уборщицами работают в локомотивном депо, моют вагоны, кабинеты. Одна девушка — уборщицей в витебском СИЗО. Рядом находится производство ниток на станках — там тоже работают.

Рабочие дни у кого по 8 часов, у кого по 10, есть ночные смены. Зарплаты в основном 400—450 рублей. На лесопилке больше, там в основном заняты те, у кого или алименты, или долги.


Нас выводят под присмотром в ближайший магазин. Кто работает в центре, может зайти в магазин по пути, но сначала нужно позвонить, чтобы спросить разрешения. Можно заказывать доставку продуктов».

По наблюдениям девушки, к политическим на химии особого отношения нет. Кроме одного — сразу ставят на учет как склонных к экстремизму.

«Это значит, что ты спишь только на верхней полке, каждый час в нерабочее время приходишь отмечаться. Когда тебе 19 лет, это не то место, куда хотелось бы попасть», — вздыхает девушка.


***

Писать Дарье Чайко можно по адресу: 210603, г. Витебск, ул. Базовая, 17/1, ИУОТ-10. Или в инстаграм @ineffable__limerence
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ