«Уходи! Уходи!» Как рабочие восстали против Лукашенко

Nashaniva.com
17 августа 2021, 11:00
Фото: nn.by
Год назад, 17 августа 2020 года, когда в Беларуси продолжались акции протеста против фальсификации выборов и насилия, Лукашенко на вертолете прилетел на завод МЗКТ. Встреча получилась нервной: возможно, впервые в своей президентской карьере Лукашенко услышал осуждающий свист и выкрики «Уходи». Именно тогда он заявил: «Пока вы меня не убьете, других выборов не будет». Мы спросили двух участников, как прошла эта встреча.

Виктор говорит, что в конце рабочей недели, в пятницу, по комбинату распространились слухи, что Лукашенко может приехать к ним в понедельник, администрация уже встретилась с рабочими — они прощупывали почву.

Рабочих попросили спрятать белые браслеты


«Всего на митинге было около тысячи человек», — сказал собеседник. — Сначала говорили, что не всех пропустят, но в понедельник на месте оказалось, что пройти может любой. Был «фейсконтроль». Тогда многие сотрудники носили белые браслеты с символикой — все это нужно было оставлять на столе перед рамкой. После этого несколько офицеров в штатском, очень похожих на тех тихарей, которых мы встречали на улице, прощупали карманы и пропускали. Удивительно, но со всеми вели себя вежливо — как будто им сказали: нужна красивая картинка».


Другой участник встречи, Дмитрий, вспоминает, что ходили слухи, что на завод приедет один из депутатов, Лукашенко сначала не упоминался.


«До этого была довольно сложная встреча с генеральным директором завода, — вспоминает он. — Потом на заводе было еще несколько встреч с администрацией, потом началось давление: в рабочее время на завод не ходи. Собирались на обед, у нас было 20 минут, потом нам запретили собираться на обед. На заводе, мол, это вообще запрещено. Перед залом, где выступал Лукашенко, поставили дополнительную рамку, там и стояли офицеры в штатском. На блокпосту также проверили сумки, у кого в карманах что-нибудь — проверяли для галочки. Мобильные телефоны не конфисковали — я считаю, что это была ошибка. Но были проблемы с интернетом: нельзя было вести прямую трансляцию. С меня сняли белый браслет с черными элементами, который я носил очень давно. Из-за того, что у меня был браслет, меня отправили на отдельный КПП, предупредили по рации. Закатали джинсы выше колена».


Их не заставляли идти на встречу, можно было отказаться.


«Но руководство уговорило, мол, все высказать и спросить, что вас интересует. Что ж, большинство все же пошло, по крайней мере, чтобы постоять и послушать. Я пришел, когда начался спектакль, почти подошел к тому моменту, когда они начали кричать «Уходите!», как раз заканчивалось проигрывание записи разговоров якобы наших коллег, обсуждающих, как на встрече нужно наехать на Лукашенко, чтобы он не вернулся. Многие пришли высказаться, люди кипели от происходящего», — вспоминает Виктор.



Кстати, гендиректор завода заявил, что хоть и голосовал за Лукашенко, но признает, что он не выиграл выборы.

«Я пришел, потому что надеялся найти ответы хотя бы на некоторые вопросы, которые у меня были с августа: о фальсификациях, насилии, — сказал Дмитрий. — Но я не мог ничего спросить, нас начали отталкивать переодетые люди, когда он выходил к людям. Один мужчина просто отталкивал меня, когда я пытался подойти поближе. И я увидел, что у него из уха торчит наушник: потом я понял, что он хоть и в рабочей форме, но вряд ли у нас работает».



Собеседники говорят, что запись рабочих, которые якобы обсуждали, как сорвать встречу с Лукашенко, имела обратный эффект — люди не поверили в ее подлинность, решили, что это фейк, что рабочих просто вот так хотят подставить.

По их воспоминаниям, «Уходите» кричали около четверти сотрудников, то есть несколько сотен. Заранее к этому не готовились, кто-то крикнул первым, кто-то решил поддержать.

«Это был особый шок, когда он сказал« Спасибо», — вспоминает Виктор. — И тут начался истерический смех».

«В толпе произошел эмоциональный взрыв, подъем, — добавляет Дмитрий. — Многие думали, что что-то изменится, что будут какие-то ответы — ведь после выборов это была первая поездка Лукашенко на крупное предприятие, волнения на заводах уже начались. Все хотели услышать от него то, чего не слышали по сей день».


Какая была реакция Лукашенко на такой прием?


«Мне показалось, что он выглядел очень обиженным, — вспоминает Виктор. — Может, он готовился к тому, чтобы ему могут что-то выкрикнуть, но не к тому, чтобы люди так бурно реагировали на каждое его заявление. Помогло только умение избегать острых вопросов».


«Это было очевидно, болезненно эмоционально, когда он пошел в толпу, весь негатив и гнев, которые исходили от него. Человек был зол и не ожидал этого. Он смог сдерживаться, пошел в полемику», — отмечает Дмитрий.



У изолятора на Окрестина 11 августа

По словам собеседников, люди задавали Лукашенко острые вопросы. Например, один из офицеров спросил, почему не пускают независимого наблюдателя — его друга, человека с высшим образованием, идеального кандидата. Вместо ответа Лукашенко начал задавать встречные вопросы: «Какую статью мы нарушили, а вот скажи мне?» Он попытался поставить человека в ступор. Мужчина немного растерялся, а тот уже пошел в атаку, — вспоминает Дмитрий. —

Спрашивали про Окрестина, и он снова пошел в атаку и настаивал, что там никого не били, а только тех, кто нарывался и бросался на канвой. Люди снова очень бурно отреагировали на это — начали кричать.

— Я помню момент, когда вышел непонятный мужчина и стал спрашивать, почему у него трое детей, а ему не дают квартиру, — рассказывает Виктор. — И сразу движение началось: ему обещали разобраться. Мы так и не поняли, откуда взялся этот персонаж.

С активными участниками встречи после работали силовики



Собеседники говорят, что не ожидали, что Лукашенко спустится к народу.


«Когда я впервые пришел на работу, то заметил, что там 200 человек в чистой одежде, а фабрика большая — 4000 сотрудников. Но визуально более-менее всех знаю. А там собрались люди, которых я не знал совсем», — вспоминал Виктор.





Рабочие идут от завода по улицам Минска

Встреча длилась около 40 минут. Позже, рассказывают собеседники, наиболее активных участников разыскивали с помощью силовиков. Например, рабочего, которому Лукашенко приказал спрятать телефон. Досталось и тем, кто заговорил о создании независимого профсоюза. Некоторые сотрудники покинули Беларусь, опасаясь преследований. Те, кто был замечен среди активных протестующих, со временем были уволены.


Рабочие идут от завода по улицам Минска

«Коллектив распался после событий 2020 года, — говорит Дмитрий. — Ситуация на заводе мрачная. Военных заказов для России немного, перевооружение закончено. Урезают бонусы и зарплаты, зато купили летающий по заводу квадрокоптер и видеокамеры».


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ