«Смириться» и «нигде ничего не писать». Опубликована запись разговора Тимановской со спортивными чиновниками

Zerkalo.io
2 августа 2021, 07:09
Кристина Тимановская в аэропорту. Фото: Reuters
В Сети появилась аудиозапись разговора, предположительно, бегуньи Кристины Тимановской с двумя членами белорусской делегации на Олимпиаде-2020 в Токио. В беседе девушку обвиняют в критике начальства, называя ее поступок «глупым». Ей говорят собираться домой, иначе «люди могут остаться без работы». Мужчины говорят, что причиной для снятия с соревнований укажут травму. Также спортсменку просят вернуть суточные, выделенные на время участия в соревнованиях. При этом ее благодарят, что она извинилась перед министром. На записи слышно, что девушку доводят до слез. Напомним, 1 августа, уже находясь в аэропорту, Кристина Тимановская рассказала в интервью, что с ней общались два представителя нацкоманды. Многие детали в ее рассказе сошлись с теми, что фигурируют на появившейся записи в Сети.

Zerkalо.іо пытается проверить подлинность этой записи у самой легкоатлетки, но пока мы не знаем с полной уверенностью утверждать, что она реальна.

Коротко про историю с Тимановской. Спортсменка должна была выступить на Олимпиаде 2 августа в предварительном забеге на дистанции 200 метров. Однако НОК Беларуси отстранил от участия на Играх в Токио-2020 Кристину Тимановскую «в связи с эмоционально-психологическим состоянием» по решению врачей (сама спортсменка позже опровергала, что ее осматривали врачи, только общался психолог). 1 августа ее доставили в аэропорт и пытались посадить на рейс Токио — Стамбул, но спортсменка отказалась улетать. Она обратилась к Международному олимпийскому комитету с просьбой о помощи. В опубликованном видеоролике спортсменка говорит, что на нее оказывалось давление, что ее пытались вывезти из Японии без ее согласия.


Накануне этой ситуации спортсменка раскритиковала руководство нацкоманды за то, что ее заявили на эстафету 4 по 400 метра, тогда как спортсменка уже была заявлена на дистанции 100 и 200 метров. После этого бегунья подверглась осуждению в провластных телеграм-каналах и на белорусском телевидении.

В итоге спортсменка осталась в Токио, она заявила, что намерена просить убежище в одной из европейских стран. В МОК заявили, что Тимановская находится в безопасности и пообещали разобраться в ситуации.

Какое аудио появилось в Сети


Аудио разговора, предположительно, спортсменки Кристины Тимановской с двумя членами белорусской делегации на Олимпиаде-2020 в Токио появилось в ютуб-канале «Мик и Майк» (со ссылкой на одноименный ютуб-канал). «Еврорадио» 1 августа днем сообщило, что спортсменка в этот день в беседе с корреспондентом издания заявила, что в ее распоряжении есть запись разговора с угрозами в свой адрес, но пока не может ее обнародовать, так как пока не находится в безопасности. Но позже, как утверждает издание, она, оказавшись в безопасности, передала аудио людям, которым доверяет.

Некоторые голос одного из мужчин на записи, который разговаривал со спортсменкой, показался похожим на голос главного тренера сборной Беларуси по легкой атлетике Юрия Моисевича. Мы не беремся утверждать, участвовал или нет тренер конкретно в этом разговоре, размещенном в Сети. Однако в интервью гостелеканалу он рассказал, что 31 июля, то есть накануне попытки отправить спортсменку в Минск, общался с Кристиной Тимановской.

«Буквально вчера я с ней разговаривал (Тимановской. — Прим. ред.). Спокойно с ней поговорил. Мне это удалось. Но я заметил, что она то прекращала разговор, то смотрела в телефон, то у нее что-то потустороннее возникало. С ней была какая-то другая тема, скажем так. Постарался ее успокоить, пожелал ей спокойной ночи», — заявил Юрий Моисевич в эфире телеканала «Беларусь-1».


Сама Кристина Тимановская в интервью, которое давала 1 августа уже в аэропорту, рассказывала:

— Вчера [31 июля] ко мне пришел главный тренер национальной команды Юрий Моисевич. Он предложил мне отказаться от участия в беге на 200 метров — сказать, что у меня травма, сняться и полететь домой. Он сказал, что меня нужно убрать с Олимпиады, что на данный момент меня хотят убрать только с Олимпиады, но если я откажусь и выйду на дистанцию в 200 метров, то меня будут убирать из сборной, лишать работы и, возможно, будут еще какие-то последствия. Мы с тренером еще долго общались и все-таки пришли к решению, что я побегу, но не буду давать никаких комментариев — мол, все пройдет спокойно, пробегу 200 метров и вернусь домой. Но сегодня [1 августа] после обеда ко мне в комнату пришел Артур Шумак, представитель нашей нацкоманды, и Моисевич, и они мне сказали, что буквально через пару часов я должна быть в аэропорту. Мне нужно быстро собирать вещи и выезжать.

Ниже приведем выдержки из разговора, который попал в Сеть.


Юрий Моисевич. Фото: bfla.eu

«Это рассматривается как прецедент, мешающий команде дальше действовать». О чем разговор



— Такая ситуация возникла, как-то надо ее разрешать. Потому что по-другому никак не получается. Поступило такое указание: ты сегодня улетаешь домой, — говорит мужчина №1 (не тот, голос которого похож на Моисевича). — К тебе очень большая просьба: ты приедь домой и нигде ничего не пиши, не комментируй. Я тебе передам слово в слово, как мне сказали, чтобы ничего не было потом… Если ты хочешь выступать дальше, выступать за Республику Беларусь, то послушай, что тебе рекомендуют. Приедь и просто поедь, не знаю, куда. Куда там у тебя возможность есть поехать, я не знаю… К родителям, куда угодно. И просто отпусти эту ситуацию. Иначе чем ты больше будешь дергаться… Знаешь, как муха попадает в паутину, чем больше она крутится, тем больше она запутывается. Вот и все. Так жизнь устроена. Мы совершаем глупости. Ты совершила глупость, я надеюсь, ты это понимаешь. Из нее надо как-то выходить.

— Понимаете ли вы, что тоже совершили глупость? — спрашивает женский голос, который похож на голос Кристины Тимановской.

— Кристина… Нет, я ничего не сделал, — отвечает мужской голос № 1.

— То есть не надо было меня в известность ставить? — спрашивает девушка.

— Еще раз объясняю тебе… Ты прежде всего выступаешь за команду Республики Беларусь…

— Понятно, я виновата во всем…

— Ты не виноват в том… Ты виновата в тех обвинениях и комментариях, которые на давала, — сказал мужчина под номером № 1. — Ты на всю страну обвиняешь людей, не разобравшись, что и как. Ты это должна понять. И сопоставь. Твоя глупость могла повлиять, знаешь на что… Люди потеряли бы работу.

Мужчина №1 в разговоре говорит, что ему почти 60 лет, а второму, по его словам, Юрию Викентьевичу, уже есть 60. К слову, главный тренер сборной по легкой атлетике Юрий Викентьевич Моисевич в прошлом году отпраздновал 60-летний юбилей.

***

Через некоторое время второй мужчина, голос которого некоторым напомнил голос главного тренера сборной по легкой атлетике Юрия Моисевича (назовем его мужчиной № 2, ниже по тексту будут цитаты его слов и девушки), на заявление предыдущего выступающего, что «в данный момент ситуация вышла из-под контроля, сказал:

— Понимаешь, оно вылетело. И чтобы это успокоить, надо просто замолчать и уйти из эфира. Дальше это будет просто ковыряние. Это будет против тебя, против национальной команды. Тебя потом многие люди, извини, будут плохим словом вспоминать.

***

— Кристина, 150 долларов. Дай мне. Если что не так, я тебе верну их. Слышишь? Кристина, я опаздываю, — говорит мужчина, у которого голос похож на голос Моисевича. При этом чуть раньше он же просил девушку вернуть 350 долларов.

— Да вы классно все прикрыли свои задницы, — отвечает девушка.

— Мне надо отчитаться, 150 долларов отдать, — говорит мужчина.

— 150 долларов, без разницы мне на все, — отвечает девушка.

— Это же не мои деньги. Неужели не понимаешь? Я не боюсь уже, мне седьмой десяток. Придет оловянный солдатик, который будет: «Есть! Разрешите выполнить». Он почистит так национальную команду, что перья будут лететь. И потом ты войдешь в историю — вот это началось с Тимановской, она всю эту кашу заварила, смена руководства, навести порядок команде. Понимаешь? Ну что, послушаешь меня в последний раз? Мою просьбу выполнишь? — спросил все этот же мужчина.

— Я думаю, что это ничем не закончится хорошим для меня, — предположила девушка.

— А чем тебе закончится хорошим, если ты останешься?

— В любом случае это закончится одинаково, — ответила девушка.

— Кристина, нет. Поверь мне, нет. Ты слышала, как министр сказал? Ну, он мне потом сказал, понимаешь. Это будет неподчинение. Сегодня подвешен даже не только я, подвешен даже вице-президент Довгаленок (к слову, однофамилец упомянутого человека занимает позицию вице-президента Национального олимпийского комитета Беларуси. — Прим. ред.). Я тебе говорю, ты хочешь войти в историю? И он тоже за, чтобы было до конца, но когда уже тема развилась до такого варианта, что уже невозможно. Он меня попросил с тобой поговорить по душам. Я еще думаю, что, может, министр. Но это не все от него зависит уже, к сожалению. Вот выброшенное слово. Как в народе говорят: «Слово не воробей, вылетит — не поймаешь». Это же народная мудрость, тысячелетиями складывалась.

Вот все успокоится, понимаешь. Все успокоится. Высшее руководство успокоится. Пойдут дальше дела. Пойдут, дай бог, медали, и все это забудется. Если ты останешься вопреки воле, понимаешь… ничего хорошего не будет. Потому что сегодня это рассматривается как прецедент, мешающий команде дальше действовать, выступать. Это прецедент.

***

— Мы красиво снимемся по травме, и ты спокойно поедешь домой. Я тебе даю голову на отсечение, Кристина, что с тобой будет все нормально. Ты слышишь меня? — спрашивает у девушки мужчина № 2. — Вот своими детьми клянусь. И мы загладим этот инцидент (на записи слышно, что девушка плачет. — Прим. ред.). Такова воля сегодня, понимаешь? Ее… Надо смириться. Для спасения, понимаешь, остальной ситуации надо смириться.

Успокойся, все будет хорошо, я тебе обещаю. Все будет хорошо. Я не за свою задницу трясусь, я за команду и за всю обстановку здесь. Ты просто не представляешь, я тебе не все еще говорю. Лучше тебе сейчас, знаешь вот, сесть и уехать. Все будет спокойно: билет, завтра сядешь и уедешь, забудешь, на время отвлечешься.

Потому что вот в этой обстановке тебе даже нельзя оставаться просто в такой обстановке моральной, понимаешь? Ну нельзя оставаться. Ты этим ничего никому не докажешь, ни себе, ни другим. Просто усугубишь ситуацию.

***

— Хорошо получилось, что ты извинилась перед министром. Сегодня он будет боец за нас, понимаешь? Он при любой ситуации скажет: «Она вот позвонила, извинилась». Ты сделала такое большое дело. Но это первый шаг, а надо сделать второй, который просят, понимаешь? Тебя просят, — говорит мужчина № 2. — Довгаленок там ждет, и он тоже душой за спортсменов, душой за тебя, но он понимает, что уже сделать ничего нельзя. Надо вот это сделать, понимаешь? Правильно поступить. Мы спокойно подаем туда в оргкомитет, что у человека травма, решаем этот вопрос, и ты спокойно уезжаешь. И я тебе обещаю, что ты останешься в легкой атлетике.

— Я не верю в это, — говорит девушка.

— Кристина, ну понимаешь, другой путь еще хуже, поверь мне. Другой путь еще хуже… Сегодня нам надо сгладить ситуацию, убрать раздражающий момент, понимаешь? Если мы не послушаемся, мы его оставляем. И у нас тогда вообще отходных путей нет у нас. Знаешь, если гангрена — отрезают полноги, иначе мы не спасем весь организм. Да, жалко ноги, но тогда оставайся с ногой и умирай, — сказал мужчина № 2. — Ну ты же умная девочка. Ну ты же понимаешь. Я сердцем тебя чувствую, я настолько к тебе отношусь, ты даже не представляешь. И настолько мне тебя тоже жалко, и я знаю, что у тебя внутри творится. Но ты поверь, я не свою жопу спасаю и не жопу кого-то. Я просто… Мне уже седьмой десяток, я уже многие вещи понимаю как и что, понимаешь? Мы ничего не докажем. Раз нам предложено так, мы должны подчиниться и поступить так, понимаешь? Подчиниться и поступить так. Давай, ты можешь тут еще немножко поплакать, а я пойду… Довгаленку скажу, что все нормально, мы согласны на это решение.

— Я не сказала, что я согласна, — ответила девушка, слышно, что она плачет.

— Ну сколько тебе надо подумать? У нас времени нет.

— Вы думаете, если я сейчас так сделаю и вернусь домой, я захочу дальше заниматься спортом? Если даже вы меня оставите? — спросила девушка.

— А почему нет? Подожди, ты дальше доказываешь? Кому и что? Кому и что?

— Я ничего никому не доказываю. Я хочу просто пробежать, блин. При чем тут доказывать, — ответила она.

На этом запись прервалась.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ