Экс-советник министра: Чем это закончится – сложно сказать. Понятно, что будет плохо


22 июля 2021, 12:36
Техника в поле собирает скошенную траву рядом с деревней Зачистье. Борисовский район, Беларусь. 6 июля 2021 года. Фото: АЗ / Белсат
По статистике, прибыль предприятий сельскохозяйственной отрасли меньше, чем объем государственной поддержки. Иными словами, в нашей стране сельское хозяйство – это отрасль в экономике, которая не может существовать без дотаций со стороны бюджета.

Другие результаты показывают частные хозяйства. Но существовать и развиваться частникам в нашей стране сложно во всех сферах. Этой статьей «Белсат» продолжает цикл «Как жить будем?» – о важных проблемах настоящего и будущего.

Сегодня сельскому хозяйству со стороны руководства страны уделяется большое политическое и экономическое внимание. Правительство разрабатывает комплексные программы развития аграрного бизнеса на пятилетки. Совет министров перед посевной и уборочной кампаниями выделяет помощь в виде топлива, ремонтные работы, удобрений. Причем такая помощь оказывается за счет бюджетных средств. Размеры помощь составляют миллиарды рублей. А результаты сельского хозяйства не впечатляют. В прошлом году отрасль получила чистую прибыль в размере 890,6 млн рублей. Бывший советник министра сельского хозяйства Казимир Романовский в разговоре с «Белсатом» подчеркнул, что единственное, чего действительно сегодня нет в нашем сельском хозяйстве – это экономики.


«Вся специфика в том, что нам очень не выгодно увеличивать экспорт. С 2005-2006 годов чем больше у нас экспорт, тем больше растут проблемы и займы в сельскохозяйственных предприятиях. Наша продукция априори не может быть конкурентоспособной с той, что производится, например, в Польше. Это обусловлено и качеством земли, и природными условиями. В Нидерландах, чтобы растить скот, достаточно навеса, а у нас нужно строить капитальные строения. Экономика не выдерживает этого и растут долги. Чем это закончится – сложно сказать. Понятно, что будет плохо», – говорит Казимир Романовский.


Бывший советник министра напоминает, что во время программы «Возрождение села» действительно в сельское хозяйство инвестировали большие средства, но эти деньги были за счет кредитов. А теперь то, что создали, включая и оборудование, устарело. В результате вместо того, чтобы наращивать амортизационные расходы, уплачиваются проценты по кредитам. И сегодня, когда нужна очередная инвестиционная программа, на это просто нет средств.

«У нас в течение 30 лет сложилось так, что у сельхозпредприятий нет личных оборотных средств. Деньги съедает инфляции, деноминация, девальвация», – говорит Казимир Романовский.


Торговля себе в ущерб, но ради валютной выручки


Но государство стремится наращивать производство и увеличивать экспорт в надежде на валютную выручку. Но на рынке Беларусь не может конкурировать качественной продукцией с внимания на техническое обеспечение сельхозпредприятий, говорит бывший советник министра. И обращает внимание на статистические цифры.

Экс-советник министра: Чем это закончится – сложно сказать. Понятно, что будет плохо

Продукты питания. 1 апреля 2021. Фото: ТК / Белсат

Так, например, импортные сыры сегодня стоят и по 50, и по 70 рублей за килограмм, но Беларусь продает свой сыр по 2,79 доллара за килограмм. Говядину в прошлом году наша страна экспортировала по 3,61 доллара за килограмм, в этом году еще меньше – 3,45 доллара. В первом квартале текущего года куриное мясо продавали по 1,50 за килограмм, масло сливочное – 4,7. Яйца куриные шли на экспорт по цене 0.70 центов. На своем рынке цена доходит до 3 рублей.

«Мы продаем продукцию ниже себестоимости, а из-за этого растут долги и проблемы. Зарплата в сельском хозяйстве ниже средней. Люди не обеспечены работой, поскольку в определенное время года нет работы. Стремительно уменьшается численность сельского населения в стране. Когда говорят, что Беларусь спасет сельское хозяйство – это ложь», – убежден Казимир Романовский.


В целом рентабельность в сельском хозяйстве в Беларуси колеблется на уровне около 1-2 %. Но отдельные виды сельхоздеятельности вообще являются убыточными. Казимир Романовский говорит, что животноводство в Беларуси вообще тянет в минус не только сельское хозяйство, но и всю экономику в целом. Производство говядины было за прошлый год с минусом 44%.

«Широкого производства на экспорта я не вижу. Мы должны поставить так хозяйство, чтобы было самообеспечение. А на местах, где поля, посадить, например, лес, сберегать природу. Можем перейти на чистое, органическое земледелие. Я 50 лет отработал и не вижу такого, чтобы как-то решить проблемы в сельском хозяйстве. Удой на корову – менее 3 тысяч килограммов в год. Поэтому я считаю, что нам нужно перестроить экономику для того, чтобы было самообеспечение, так как бюджетные средства тратим на то, чтобы поставлять продукцию на экспорт. А такого нет нигде в целом мире», – говорит Казимир Романовский.


Эксперт обращает внимание, что убыточное сельское хозяйство приводит не только к проблемам в экономике, но наносит ущерб экологии. По словам бывшего советника министра сельского хозяйства, содержание гумуса в почве за последние 30 лет снизилось на 25 %. А чтобы один процент гумуса увеличить, нужно несколько десятков лет. Поэтому здесь вопрос и в том, а что мы оставим потомкам.

Колхозы создали, чтобы управлять людьми


Для руководства страны колхозная система сельского хозяйства является именно политической составляющей. Лукашенко еще в 1998 году заявил, что «колхоз и совхоз сегодня – это не только организационно-хозяйственная структура на селе, скажем, центральная структура на селе. Это и центральная государственная, если хотите, политическая структура на селе. Если не будет колхоза и совхоза, государство не сможет эффективно проводить свою политику на селе. Не будет колхозов – как ты дашь команду, за кого голосовать?»

При этом в сельском хозяйстве остается советское госплановление. Мы имеем ситуацию, когда 65 % добавленной стоимости всего сектора – это дотации из бюджета, говорит экономист Ярослав Романчук.


«Литва экспортирует в десятки раз больше сельскохозяйственной продукции. Если бы у нас была нормальная ситуация, то мы могли бы развивать сельское хозяйство так же, как и Новая Зеландия. Эта страна экспортирует товаров сельскохозяйственного производства на более 250 миллиардов долларов США. Поэтому если бы мы хорошо работали, были бы членами Всемирной торговой организации и имели бы договоренности на торговлю со странами мира, то был бы такой результат и у нас», – утверждает экономист.


Ярослав Романчук говорит, что в экономике есть такое определение – утраченная выгода. По словам экономиста, если бы наша страна выбрала другие налоги, систему торговли, экономическую модель, то в 2021 году наша экономика могла бы иметь 210 млрд долларов США. То есть, наш утраченный потенциал только по итогам текущего года составляет около 130 млрд. И если считать таким образом, то становится очевидным стоимость содержания существующей модели в нашей стране, которая очень похожа на военный коммунизм, говорит Ярослав Романчук.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ