Мацукевич: “Шелковый путь” без нормальных отношений с Западом превращается в шелковый пук


21 июля 2021, 11:09
Павел Мацукевич
Внешняя политика Беларуси потеряла весь западный вектор. Но такое количество дипломатов в “новых условиях” и не нужно.

Внешнеполитическая стратегия Беларуси в условиях «войны» нуждается в корректировке, заявил Лукашенко 20 июля на совещании по приоритетам внешней политики на современном этапе.

Лукашенко вовсю использовал военную, или фронтовую, риторику. При этом называл происходящее то «войной», то «мятежом».

О чем говорил Лукашенко


«Предприятия вместе с посольствами должны "сражаться за каждый трактор, грузовик или комбайн, за каждую тонну минеральных удобрений".

“Пришла пора сорвать маски со всех оккупантов и коллаборантов. В отличие от них, мы - потомки великих победителей, которые вернули мир народам Европы, спасли от уничтожения не одно поколение. Страны и народы Европы нас должны благодарить за то, что сделало предыдущее поколение, а не душить нас санкциями".



"У меня тогда возникает вопрос: так неужели решили отсидеться некоторые, подождать, пока утихнет буря? Очевидно одно: так дело дальше не пойдет. Или вы с народом, страной, президентом, лицом которого вы являетесь там и который вас туда направляет. Или такие кадры стране не нужны. Уж извините за откровенность. Придут другие люди, для которых слова "Отечество" и "Независимость" не пустой звук. Знаю, что многие дипломаты, мягко говоря, поплыли, поддались нагнетаемой в Telegram-каналах и зарубежных СМИ истерии. Кстати, таких шараханий, как в органах дипломатической службы, не было ни в одном другом ведомстве".


Некоторые руководители загранучреждений пустили на самотек ситуацию в своих коллективах и открыто перешли на сторону мятежников: "Такие примеры вам хорошо известны. Бывшие послы в Аргентине (Астапенко), Испании (Пустовой), Словакии (Лещеня), Латвии (Маркович), бывшие руководители загранучреждений в Швейцарии (Мацукевич), Дубае (Бондарев). Я уже не говорю про Латушко, который из 21 года своего дипломатического стажа 17 лет провел за границей. Напомню, что МИД до последнего тянул его на новую работу за рубежом. Интересно, на кого бы он там работал, если бы оказался?"


"Они (Запад. – Ред.) нас душат, а мы их будем защищать? Слушайте, не наивно ли это? Это не наивно, это уже безумно. Уже обезумели до того, что начинают требовать то, что вообще не надо произносить вслух".


«Макей не оправдал ожиданий»


О новой схеме «оптимизации» дипломатического корпуса и старых новых задачах внешнеполитического ведомства «Белорусский партизан» побеседовал с бывшим временным поверенным Беларуси в Швейцарии, экспертом Центра новых идей Павлом Мацукевичем.

- Лукашенко признал, что массовые протесты более всего затронули белорусский МИД. С высоты сегодняшнего дня можно ли оценивать масштабы внутреннего протеста во внешнеполитическом ведомстве?

- Честно говоря, протест мог быть шире, если бы присоединились знаковые фигуры. Думаю, дипломаты связывали свои действия и надежды прежде всего с министром Макеем, возможно, кто-то с Румасом. Лично мне казалось, что Макей не согласится с тем, что происходило на наших глазах – хотя бы с насилием в отношении наших граждан. Здесь речь идет уже не о долге дипломата, а о моральном выборе – насилие, произвол и фальсификации выборов за рамками присяги.

Все, что происходило в стране по итогам выборов, обнулило многолетние усилия белорусского МИД (именно он выступал адвокатом новой Беларуси на Западе, именно МИД формировал новый имидж Беларуси).


Поскольку министр Макей не оправдал ожиданий и не пожелал войти в историю, а предпочел из нее выйти, думаю, это послужило демотиватором для многих дипломатов и чиновников.

В любом случае МИД понес серьезные потери: многие, не согласившись с насилием и фальсификацией, ушли добровольно, кого-то – уволили, а со многими просто не продлевали контракты по их истечению.

Точное количество ушедших дипломатов мне не известно. Но, может, в новых условиях такое количество дипломатов, вероятно, уже и не нужно. Мы потеряли весь западный вектор. Действительно, а зачем столько димпломатов на “войне”?

- Лукашенко озвучил новую старую формулу “оптимизации”. Как ее правильно следует прочитывать?

- Все перевернуто с ног на голову.

Даже в лучшие годы белорусской дипломатии перед дипломатами ставилась в качестве главной задача продвигать торговлю. Ежегодно до диппредставительств доводились конкретные показатели роста экспорта товаров и услуг, раньше – еще и инвестиций. Сейчас показатели по росту инвестиций отменены, идет простое сравнение показателей текущего года с предыдущим.

Продвижение экспорта – не функция дипломата, его забота — создание рамочных условий, сделать так, чтобы, например, деловые контакты не имели препятствий для развития и кооперации. Дипломат не может отвечать ни за рост экспорта, ни за его падение. За реализацию товаров могут отвечать те, кто его производит или продает. Хотя можно реализовать и новую схему оптимизации: посол плюс помощник в двухкомнатной квартире, когда даже помощник не нужен: если в одной комнате создать отдел производства, в другой – отдел сбыта – тогда посол действительно может отвечать за реализацию продукции и наращивать экспорт двухкомнатной дипквартиры.

Кстати, зарубежный опыт знает примеры эффективной работы даже в меньшем составе: посол Швейцарии в Беларуси работает совершенно один, в посольстве есть только технические работники, нанятые на месте. Однако посол Швейцарии в Беларуси не отвечает за экспорт.

- То есть, происходит максимальное упрощение статуса дипломата, его функции сводятся к роли торгаша?

- В общем, да. Еще нужно быть лицом президента. Сегодня белорусская дипломатия идет туда, где принимают Лукашенко. Потолок возможностей белорусской дипломатии крайне снизился. В идеале следует ставить стратегические цели и задачи в отношении каждой страны и целенаправленно их решать в том числе в плане дипломатического присутствия.


- Лукашенко переориентирует дипломатию на страны, которые не предъявляют ультиматумов и не вводят санкции в отношении официального Минска.

- Лучше руководствоваться интересами страны и идти туда, где они есть. В свое время Беларусь пришла в Венесуэлу только потому, что между Чавесом и Лукашенко сложились хорошие личные отношения. А теперь, когда Чавеса не стало, мы не знаем, как оттуда ноги унести. Это не значит, что нам не нужны страны Латинской Америки – нужны, там есть наши интересы. Но когда в дипломатии принимаются волевые решения, основанные на конъюнктуре, а не реальных интересах и возможностях, результат получается никаким.

- Смогут ли заменить Китай, Индия, страны Латинской Америки, Азии и Африки западный вектор?

- В указанных странах живет подавляющее количество населения планеты. И этот рынок таит серьезный потенциал. Но для его нормального осваивания у Беларуси нет средств, а без западных инвестиций и технологий мы не сможем конкурировать: местные тигры и тигрята, если говорить про Азию, производят продукцию дешевле и качественнее.

Ценность Беларуси в “Шелковом пути” состоит в том, что это перевалочный пункт на Запад и наоборот.


“Шелковый путь” и проекты типа Великого камня без нормальных отношений с Западом превращается в шелковый пук, в юани и рубли, зарытые в живописном месте под Минском.

Новые рынки таят серьезный потенциал, на них безусловно нужно выходить и осваивать. Но без нормальных отношений с Западом возможности Беларуси там крайне ограничены.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ