«Володя, лезь в окоп вместе с нами и не забудь свой большой мешок денег»

Виктория Захарова, gazetaby.com
23 июня 2021, 17:11
Иллюстративное фото из раздела сайта Белэкспо, посвященного выставке MILEX
Что стоит за громкими заявлениями министров обороны Беларуси и России.

23 июня в Минске и Москве актуальна военная повестка: в белорусской столице стартовала 10-я международная выставка вооружений и военной техники MILEX, а в российской – Московская конференция по международной безопасности.

Выступая в российской столице, министр обороны Беларуси Виктор Хренин сделал ряд громких заявлений. Например, по его словам, «получены неопровержимые доказательства причастности государственных структур США к подготовке переворота в Беларуси». Также министр заявил, что «Беларусь — плацдарм в борьбе за богатства России».

Со своей стороны, министр обороны РФ Сергей Шойгу подчеркнул, что ситуация в Европе взрывоопасна, а «Североатлантический блок наращивает количество группировок высокой степени готовности, отрабатывает маршруты оперативной переброски войск к границам союзного государства России и Белоруссии».

Стоит ли за заявлениями глав оборонных ведомств двух стран нечто большее, чем подтверждение намерений «дружить вместе» против условных общих врагов, и насколько высока вероятность, что угрозы и провокации могут вылиться в реальный военный конфликт?

– Московская конференция по безопасности проводится уже достаточно длительное время под патронатом Министерства обороны РФ и, по сути, представляет собой собрание российской клиентелы и представителей тех стран, которые имеют общие с Кремлем интересы в сфере военной безопасности, – пояснил Филину руководитель аналитического центра Belarus Security Blog Андрей Поротников.

Эксперт отмечает: антинатовская, антизападная направленность всегда была характерна для выступлений Беларуси на Московской конференции по безопасности.

– Что касается этой цитаты – если доказательства получены, и они неопровержимы, то почему бы вам их не предъявить публично?.. В марте Лукашенко обещал показать «много интересного» о десятках килограммов пластита, которые были изъяты, о «группах боевиков»; в апреле рассказывал душещипательную историю про погреб в Гомельской области и опять-таки про «схроны с оружием» и «ликвидационные группы», которые приезжали в Беларусь. Но ничего «интересного» в итоге не произошло.

Это очередная порция историй в надежде на то, что люди – идиоты, и никто не вспомнит послезавтра, кто что говорил позавчера.


Так что это старая манера поведения белорусской стороны, за которой на самом деле ничего не стоит, кроме желания понравиться Москве и продемонстрировать тот факт, что у обоих режимов общие враги – смертельные, с которыми невозможно договориться. Поэтому надо сплотить ряды, и желательно объединить не только силы, но и кошельки, так сказать, по-братски. Недаром на конференции прозвучала чудесная фраза о том, что Беларусь – это плацдарм для захвата богатств России.

– Другие заявления министра – например, о создании ударных группировках в космосе – столь же содержательны по сути?

– Нет, тут он на самом деле прав. Ударные группировки в космосе – это почти реальность, техническая отработка ведется много лет американцами. Есть такой аппарат Boeing X37-B – суборбитальный многоразовый самолет, который годами может висеть в космосе, у него есть возможность нести нагрузку; а вот что в этой нагрузке, никто не знает.

Одним из вариантов использования этих самолетов является вольфрамовый стержень. Вольфрам – тугоплавкий материал, он проходит через плотные слои атмосферы и нагревается практически до температуры, равной температуре Солнца. Попадая в какой-то объект, стержень его просто-напросто испаряет – дешевая и эффективная альтернатива ядерному оружию.

Еще в конце 80-х Советский Союз создавал обитаемые орбитальные станции, вооруженные артиллерийским орудием для того, чтобы сбивать военные спутники. И сейчас технология совершенствуется с той или иной степенью интенсивности, и милитаризация космоса, к сожалению, неизбежна.

Что же касается заявления Сергея Шойгу по отработке НАТО переброски войск – это также соответствует действительности, отмечает эксперт. Североатлантический альянс действительно в последние годы работает над повышением оперативной мобильности, возможностью быстрой переброски крупных группировок военных сил на угрожаемые направления.

– Это, кстати, одно из стратегических направлений, по которым Евросоюз активно сотрудничает с НАТО. Прорабатывается масса вопросов – например, юридические аспекты (когда колонна войск идет через несколько стран, возникает вопрос таможенно-пограничного контроля), или логистические, поскольку на востоке Евросоюза не так много мостов, которые в состоянии выдержать современные западные танки массой 60 и более тонн.

Создается портовая инфраструктура, создаются возможности для складирования техники, и так далее. Это также старая концепция, которая реализуется с 90-х годов, так что в этом плане никаких новостей нет

С другой стороны, Шойгу почему-то забыл указать, что и Россия тоже отрабатывает свою оперативную переброску, и в Беларуси во время многих учений военные соединения совершают марши на 400-1000 километров.


Стратегическая мобильность – это необходимое условие боевой подготовки любых войск в любой стране в современных условиях. Скажем, Китай регулярно перебрасывает свои войска, правда, почему-то на границу с Россией – наверное, чтобы продемонстрировать свою дружбу и любовь Кремлю.

– В начале июня вы говорили о том, что уровень доверия Кремля к Беларуси как к военному союзнику очевидно снижается. Но вот сегодня министры обороны обеих стран подтвердили, что Беларусь и Россия завершают создание трех совместных центров подготовки военных: в Беларуси, в Калининградской и Нижегородской областях. Это означает восстановление доверия или лишь сплачивание рядов против общего противника?

– Это больше политическая игра. Официальный Минск, с одной стороны, демонстрирует как бы союзническую лояльность Москве, надеясь получить политическую и финансовую поддержку взамен «ляжем костьми под танки НАТО» и все остальное, о чем говорил Лукашенко во второй половине девяностых–первой половине нулевых и за что получал миллиарды долларов. Сейчас эту парадигму пытаются вернуть.

С другой стороны, непублично, через своих прокси, они уже обращаются к Западу с месседжем: если вы не хотите видеть в Беларуси Лукашенко и договариваться с ним, то будете договариваться с Путиным – он уже на пороге и вот-вот придет. Условно говоря, 8 августа 2020 года российских войск в Беларуси не было – был технический персонал двух объектов, но вооруженных войск не было – а вот теперь они есть, и с каким-то оружием. Мол, вот результат того, что вы пошли на поводу эмоций и не захотели договариваться с белорусским режимом.

«Володя, лезь в окоп вместе с нами и не забудь свой большой мешок денег»

Андрей Поротников. Фото: Белсат

Москва же, идя на создание этих центров военной подготовки:

а) ничего не планирует давать взамен Минску, никаких «плюшек» и денег, и никакой политической поддержки сверх того, что российская сторона предоставляет, Минск тоже не получит;

б) показывает западникам, что это зона их влияния и что договариваться тут не с кем: что бы ни говорил белорусский режим через своих мурзилок, это только слова, а российские солдаты в рамках учебного центра уже тут, и это дела.

То есть, это исключительно геополитические качели, которые к военным потребностям отношения не имеют. Но, безусловно, это будет воспринято Западом как угроза – западные стратеги поймут открытие центра в Калининграде и в Гродненской области как опасность для знаменитого Сувалкского коридора (участок польско-литовской границы, который мог бы соединить Беларусь и Калининградскую область РФ – Авт.). Опять же, это вызовет еще большее ужесточение позиции стран Балтии и Польши в отношении режима Лукашенко.

Вероятнее всего, в чистом остатке официальный Минск не получит ничего позитивного, а вот проблем будет предостаточно.



– Подобные геополитические игры, провокации и угрозы Западу, на ваш взгляд, могут вылиться в реальный военный конфликт, или так и останутся играми?

– Могут. Я бы не исключал того, что это произойдет при активном содействии белорусского режима с целью втянуть Москву в «общий окоп».

Москве война не нужна: Россией триллион долларов США вложен в американскую экономику, еще один триллион находится в европейской. Это хорошая сумма, плюс все родственники, все активы там. Москва не готова к масштабному противостоянию с Западом, разве что на уровне риторики. Они заходят так далеко, как им позволяют – а как только получают по зубам, очень быстро приходят в себя.

Проблема в том, что белорусская сторона сейчас очевидно находится в ситуации исчерпания внутренних ресурсов обеспечения устойчивости режима и невозможности получения их извне обычным порядком – через заимствования или финансовую помощь международных организаций. И режим может попытаться получить такую поддержку, финансовую и политическую, спровоцировав острый региональный конфликт.

Мы уже видим это на примере истории с мигрантами. Также можем увидеть во время учений «Запад-2021», если случайно куда-то не туда ракета полетит…

На текущий момент мы видим откровенно антизападную риторику, местами даже более радикальную, чем у Кремля, видим, что чувство ответственности за состояние региональной безопасности во многом испарилось (вспомним заявления по поводу контрабанды ядерных материалов). Есть определенная эскалационная динамика.

Если не сработают привычные инструменты режима, можно предположить с высокой долей уверенности, что эта динамика будет нарастать. В частности, не исключен локальный вооруженный конфликт с одной из соседний стран, чтобы показать Москве: видите, враг-то уже нападает на союзное государство, давай-ка ты, друг Володя, лезь в окоп вместе с нами, главное, не забудь свой большой мешок денег.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ