Путин и Байден в Женеве почти не говорили о Беларуси. Может так и лучше?

Владимир Дорохов, DW
18 июня 2021, 17:38
Владимир Путин и Джо Байден перед началом переговоров в Женеве, 16 мая
Подводя итоги переговоров с российским коллегой Владимиром Путиным, президент США Джо Байден на пресс-конференции в Женеве 16 июня заявил, что в ходе саммита обсуждался и белорусский вопрос: "Я поделился своей озабоченностью о ситуации в Беларуси… Он (Путин. - Ред.) просто сказал, что у него другой взгляд на то, что надо делать". На пресс-конференции Путина об этой теме речь вообще не шла. А на следующий день в Кремле подтвердили, что лидеры США и России говорили о Беларуси. При этом, как сообщил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, "было констатировано, что сблизить позиции по этому вопросу невозможно".

Удивительно, но эксперты и политики, опрошенные DW и тоже придерживающиеся заметно отличающихся взглядов, расценили такое, казалось бы, невнимание к белорусской проблематике, скорее в позитивном ключе - по их мнению, судьбу страны должен решать только ее народ, а не за его спиной сильные мира сего.

Без иллюзий. У США и России слишком разные ценности


"Я не могу сказать, что удивлен или разочарован. Я совсем не ожидал, что белорусский вопрос будет играть хоть какую-нибудь важную роль. Даже украинский не должен был находиться в центре внимания", - так переговоры Байдена и Путина прокомментировал для DW директор исследовательской программы по Восточному соседству ЕС и по России Финского института международных отношений (FIIA) Аркадий Мошес.

"У меня не было иллюзий о том, что на саммите в Женеве может быть разрешена внутриполитическая ситуация в Беларуси, ставшая сегодня региональной проблемой", - признается и Павел Латушко, один из лидеров белорусской оппозиции, глава Народного антикризисного управления (НАУ). По его словам, слишком велики ценностные различия в позициях сторон, которые не позволяют найти точки соприкосновения.

"США поддерживают устремления белорусов к тому, чтобы в Беларуси работали демократические институты власти, позволяющие принимать решение о том, что будет происходить в стране, и как будут развиваться ее внешнеполитические интересы", - отмечает руководитель НАУ. А Россия, "не замечая массовые нарушения диктатурой Лукашенко прав человека и свобод, скорее исходит из геополитических интересов" и считает, что Беларусь должна остаться в ее сфере влияния.

Беларусь - не тема для саммита


Сам же факт обсуждения белорусской темы на уровне глав двух ведущих государств мира означает, по мнению Латушко, что она стала элементом геополитики, вошла в мировую повестку дня. Но так ли уж хорошо для небольшой страны оказаться в такой роли? "С одной стороны, это хорошо, потому что растут возможности разрешения проблемы, - полагает Латушко. - С другой - плохо, потому что судьбу страны должны решать ее граждане".

С последним выводом согласен и программный директор Международного дискуссионного клуба "Валдай" Тимофей Бордачёв. Но вот аргументация у него другая. Байден и Путин говорили о тех вопросах, по которым Россия и США могут принимать решения, исполнять их и нести ответственность - возвращение послов, стратегическая стабильность и кибербезопасность, пояснил DW Бордачёв. По его выражению, Беларусь не относится к темам дипломатического диалога между Москвой и Вашингтоном: "Это суверенное государство, и было бы странно, если бы за спиной белорусского руководства Россия и США решали его судьбу. Мы же не в 19-м веке живем, чтобы договариваться и делить между собой мир".

Москва, подчеркнул в беседе с DW Бордачёв, обсуждает ситуацию в Беларуси непосредственно с Минском. А ее экономический аспект - еще и в рамках ЕАЭС вместе с членами этой организации: "Как развивать взаимодействие, которое поможет создавать рабочие места и сделает белорусскую молодежь более ориентированной на работу и образование и менее - на улицу".

"Красные линии" для Беларуси


Оценивая женевский саммит, многие наблюдатели указывают - едва ли не главный его итог в том, что Москва и Вашингтон дали понять друг другу, где для них проходят взаимные "красные линии" по тем или иных острым вопросам. Применительно к Беларуси таковой в последнее время часто называют неприемлемость для Кремля иного лидера в Минске, кроме пророссийского.

В этой связи Тимофей Бордачёв заметил, что отношения между державами такого уровня, как Россия и США, должны быть основаны на понимании: "И если Путин сказал, что у американцев есть понимание наших "красных линий", значит и вопрос стабильности и устойчивости Беларуси, и то, насколько там будет естественно происходить транзит власти, тоже является для России принципиальным вопросом".

"Беларусь не входит в число приоритетных вопросов (в отношениях США и РФ. - Ред.), и из-за этого "красные линии" не будут проходить через белорусское досье - Запад молча признает доминирующие позиции России в Беларуси на сегодняшний день", - уверен Аркадий Мошес. В целом для США, уточнил он, важно избежать появления в Беларуси российских военных баз.

"Красные линии" должен определять, прежде всего, белорусский народ, настаивает Павел Латушко. Все, что движет нами, должно исходить из белорусских интересов, а не попытки угодить Востоку или Западу, сообщил в интервью DW руководитель НАУ: "Мы отстаиваем именно право решать свою судьбу самостоятельно. Политика "красных линий" приведет только к негативному результату". По мнению Латушко, сейчас в белорусском обществе нет раздела по геополитическом признаку, а есть сильное желание жить в свободной демократической стране, где будут уважать права человека.

У диалога и демократизации появятся шансы?


Но Лукашенко, как выразился глава НАУ, "не идет на диалог, всеми возможными способами подавляет любую его возможность". Саммит в Женеве, прогнозирует Латушко, может создать условия для того, чтобы американцы действовали более жестко и принципиально на белорусском направлении. Если мы не в состоянии начать диалог в стране, "потому что у руля находится узурпатор, военная хунта, то, безусловно, с привлечением представителей демократического белорусского общества", нужно решать этот вопрос с помощью посредников, сказал Латушко.

Россия считает, что Беларусь должна двигаться по пути большей демократизации, открытости и выполнения своих обязательств в рамках Союзного государства, отмечает Бордачёв. А то, что в Минске не может быть вечно один руководитель, Россия поддерживает, но безусловно поддерживает и нынешние власти страны, которые рассматривает как легитимные, добавил программный директор "Валдая".

У Запада и особенно США на этот счет другие оценки и иной, чем у Москвы, взгляд на перспективы Беларуси, полагает Аркадий Мошес из FIIA: "США хотят эволюции белорусского режима, его внутренней либерализации и так или иначе смены главной персоналии у власти. Москва, возможно, допускает какую-то эволюцию в персональном составе, но изменений основ внутренней и внешней политики Беларуси абсолютно не хочет и будет всячески с этим бороться".

Влияние саммита и значение Беларуси для РФ


Какого-то конкретного влияния женевского саммита на ситуацию в Беларуси Аркадий Мошес не ждет: "Запад принял решение не бросать геополитического вызова России в Беларуси, решение о том, что украинская ситуация в Беларуси не должна повториться, Беларусь не должна стать дестабилизирующим фактором. Это не означает, что она будет полностью брошена на произвол судьбы. Будущее Беларуси будет намеренно трактоваться как отличное от будущего России".

Между тем Тимофей Бордачёв обращает внимание на то, что, как и все постсоветское пространство, Беларусь занимает одно из первых мест в российских внешнеполитических приоритетах: "Во-первых, она близко к Москве. Во-вторых, хоть ни шатко ни валко, но идет процесс строительства Союзного государства. В-третьих, потому что кризис в Беларуси мог привести к серьезным проблемам для всей европейской безопасности. А Россия не хочет, чтобы в данной сфере были еще проблемы, кроме Украины. Я имею в виду вооруженный конфликт внутри республики и гражданскую войну с вмешательством третьих сил".

За 27 лет своего правления Лукашенко ни разу не создал для России проблемы в сфере безопасности, указал программный директор "Валдая": "Он много говорил про многовекторность. Но, несмотря на определенные усилия по части контролируемого развития национальной идентичности, в отличие от Украины никогда не играл в русофобию. Поэтому какие к нему могут быть претензии с точки зрения интересов РФ?".
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ