Ловушка для журналистов. По следам одного брифинга

Павлюк Быковский, Media IQ
16 июня 2021, 02:12
Организованное 14 июня МИДом Беларуси пресс-мероприятие содержало в себе сюрприз для журналистов – неанонсированное появление политзаключенного Романа Протасевича. В итоге журналистам пришлось в последний момент решать, этично ли присутствовать, можно ли задавать вопросы заключенному, а потом – как обо всем этом можно писать.

Беларусское внешнеполитическое ведомство анонсировало мероприятие как брифинг с представителями ряда ведомств, в ходе которого будет освещаться развитие ситуации с рейсом Ryanair «Афины – Вильнюс», «выезд из Беларуси отдельных представителей польского национального меньшинства», транзит нелегальных мигрантов через территорию Беларуси и новые обстоятельства вокруг дела Романа Протасевича.

Табличку с фамилией Протасевича принесли тогда, когда журналисты и приглашенные представители дипкорпуса уже собрались. «Как вы видите, в последний момент в состав участников были внесены изменения. Мы узнали о желании Романа пообщаться со СМИ», – заявил пресс-секретарь МИД Анатолий Глаз.

Журналисты независимых беларусских СМИ и удивительным образом аккредитованные исключительно на это мероприятие западных СМИ осознавали: есть угроза быть использованными как инструмент пропаганды беларусского правящего режима. Как именно противостоять именно этой угрозе в общем-то понятно – нужно не ретранслировать позицию лишь одной стороны конфликта, факты и цитаты подавать в контексте, находить комментарии авторитетных нейтральных источников.

Ловушка для журналистов. По следам одного брифинга

Фото: Скриншот с телеграм-канала DW Беларусь @dw_belarus

Однако на практике коллеги столкнулись с тем, что в пресс-мероприятии участвует лицо, которое явно находится в зависимом положении, возможно под принуждением. Заявление Романа Протасевича, что он дескать присутствует добровольно, проверить невозможно. Не обязательно речь идет о пытках и прямом принуждении заключенного, но ситуация аналогична той, когда персонаж Фаины Раневской в советской кинокомедии «Подкидыш» предлагал выбор ребенку: «Скажи, маленькая, что ты хочешь – чтобы тебе оторвали голову или ехать на дачу?».

Журналист должен избегать опубликование материала, содействующего унижению достоинства человека или группы людей, должен стремиться не увеличивать стигматизацию жертвы. Однако такие правила написаны для работы с добровольными собеседниками, а не находящимися под принуждением. Впрочем, беседы с заключенными как таковые не запрещены для журналистов. А в авторитарных странах, где практикуются нарушения прав человека, признание вины раскаявшимся политическим узником на камеру явно является пропагандистским спектаклем.

Собственно, за показ именно таких «добровольных признаний» Белтелерадиокомпанию исключают из Европейского вещательного союза. В частности речь идет о видео, в котором анархист Николай Дедок со следами побоев на фоне красно-зеленого флага кается в том, что он посмел выступить против власти Александра Лукашенко. Череду таких «добровольных заявлений» показали госСМИ.

Участие Протасевича в видеопроекте руководителя ОНТ Марата Маркова было сложно представить добровольным, его было проще воспринимать в черно-белом формате.

А вот приход политзаключенного под конвоем в Национальный пресс-центр для встречи с разными журналистами размыл ситуацию – прямой эфир на YouTube, присутствие независимых журналистов теоретически позволяли Протасевичу подать какой-то незапланированный его тюремщиками сигнал, хоть потом и вернуться в камеру. Собственно однозначный сигнал от Протасевича не был получен, но своим присутствием независимые журналисты отчасти подыграли пропагандистской машине, так как картинка добровольности участия Протасевича стала чуть более правдоподобной. Другое дело, что призвав своих родителей вернуться в Беларусь, где им якобы ничего не грозит, а также заявив, что «даже если бы мне предложили сейчас выйти на свободу, я бы обязательно попросил себе госзащиту», заключенный перестал выглядеть убедительно.

С помещением на пресс-мероприятие политзаключенного беларусские власти устроили ловушку для независимых журналистов. Понятна позиция украинского корреспондента BBC News Джоуна Фишера (Jonah Fisher), который ушел и объяснил свою позицию в Twitter тем, что Протасевич находится под принуждением. Понятна позиция минского корреспондента Deutsche Welle Александры Богуславской, которая осталась и задала вопросы. Выходит за журналистские рамки, но также понятно гуманистическое заявление об отношении к происходящему корреспондента БелаПАН Татьяны Коровенковой («Роман, я вам искренне сочувствую. Многие из ваших коллег в Беларуси вам искренне сочувствуют. Я могу представить, что с вами могли сделать. И я не верю ни одному вашему слову. Просто держись, просто переживите это»).


Фото: Скриншот с twitter-аккаунта Джоуна Фишера @JonahFisherBBC

Помимо сделанного журналистами выбора поведения в Национальном пресс-центре, важен выбор редакций по освещению события.

BBC , несмотря на уход Фишера, делает отчет с пресс-мероприятия, что обосновано необходимостью донести до аудитории факты. Это СМИ не имело возможности задавать вопросы и поэтому опирается на сказанное спикерами по своему желанию и в ответах на вопросы других журналистов. Deutsche Welle подчеркивает контекст происходящего «Брифинг под принуждением? Что сказал Протасевич на "пресс-конференции" в Минске» и использует полученные своим журналистом ответы на вопросы. Беларусское частное информагентство БелаПАН поступает аналогичным образом, не смешивая факты и мнения журналиста в новостном материале, но помещая их в контекст. При этом агентство цитирует ответ Протасевича, отвергающего ряд предположений в его адрес: «Он также опроверг слухи о том, что в СИЗО его избивал лично Александр Лукашенко. Такую информацию распространил сегодня один из телеграм-каналов, признанных в Беларуси экстремистскими. "Хорошо, что вы начали вопросы с шутки, — заявил Протасевич в ответ на соответствующий вопрос БелаПАН. — Касательно вот этой шутки я, наверное, даже комментировать ничего не буду. Это просто смешно"».

Игнорировать такое пресс-мероприятие не возьмется ни одно ответственное СМИ. Из слов спикеров общество узнало ряд фактов, которые не могли сообщить связанные подпиской о неразглашении фигуранты громких политических дел и их адвокаты. Дискуссионными же остаются выбор личного присутствия представителей редакции на таком мероприятии (а вдруг оставшиеся в пресс-центре коллеги не зададут нужных вопросов?), а также можно ли задавать вопросы в такой ситуации политзаключенному?

Представляется, что журналистам, редакциям, цеховому сообществу важно проговорить для себя данную ситуацию и, если не выработать общее решение, то, по крайней мере, проделать внутреннюю работу и иметь ответ для себя – как нужно было поступить. Это не последняя ловушка, в которую будут заманивать беларусских журналистов.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ