Волчек: «Большинство политзаключенных понимают, что подобная ситуация в Беларуси долго не сможет продолжаться»

Салiдарнасць
12 июня 2021, 18:52
Правовед Олег Волчек, фото DW
Юрист рассказал «Салiдарнасцi», кто может рассчитывать на помилование, а кто на амнистию.

Стало известно, что в некоторых колониях политзаключенным предлагают писать прошения о помиловании. Что это за документ?

— В конце марта появился Указ №122, который является откорректированным указом «Об утверждении Положения о порядке осуществления в Республике Беларусь помилования осужденных, освобождения от уголовной ответственности лиц, способствовавших раскрытию и устранению последствий преступлений», — поясняет руководитель правозащитного центра «Правовая помощь населению» Олег Волчек. — Согласно новому указу, как и ранее, осужденные могут быть полностью или частично освобождены от отбывания наказания. Или оно может быть заменено более мягким.

Личное ходатайство о помиловании должен написать сам осужденный, характеристику на него пишет администрация колонии.

Заручиться личным поручительством за осужденного должны не менее двух граждан, и теперь это могут быть не только родители, но и другие совершеннолетние родственники, близкие лица, даже могут быть коллеги по работе или просто соседи.

При этом число поручителей не ограничено. Среди них также могут быть представители общественных организаций, политических партий, трудовых коллективов.

Указ вступил в силу недавно, и пока правозащитникам неизвестно о количестве желающих им воспользоваться.

— К нам первой обратилась мать Димы Гопты, политзаключенного с ментальным расстройством, который находится в колонии в г. п. Витьба, — продолжает правовед. — Вообще, я не уверен, что многие политзаключенные воспользуются данной возможностью. Дело в том, что в ходатайстве о помиловании, которое должен написать сам осужденный, должно быть указано, что человек встал на путь исправления, будет жить нормальной жизнью. Он должен написать о своих первых шагах на свободе, о том, как будет заглаживать свою вину.

Кто согласится на подобное? Думаю, это могут быть люди, случайно попавшие под каток репрессий. Тот, кто действительно оказался не в то время не в том месте.

Также мы знаем, что в застенках содержат онкобольных, людей с другими серьезными заболеваниями. Есть пожилые узники, есть студенты, фактически подростки.

Часть обвиняемых признавали свою вину и говорили: да, ударил сотрудника милиции. Они, наверное, тоже могут писать о том, что встали на пусть исправления, потому что это фактическое признание вины.

Но большинство политзаключенных, как мы знаем, вину не признали. Они так и говорили в суде, что ни в каких массовых беспорядках не участвовали, пришли отстаивать свой голос, и, наоборот, беззаконие было совершено по отношению к ним.

Эти люди прошли через унижения и пытки, кроме того, они понимают, что подобная ситуация в Беларуси долго не сможет продолжаться. Поэтому вряд ли будут просить о помиловании, — полагает собеседник «Салiдарнасцi».

Он уточнил, кем будет приниматься решение о помиловании.

— Ходатайство от заключенного поступает в администрацию учреждения содержания. В течение месяца оттуда все документы направляются в Администрацию президента, где есть комиссии по вопросам помилования при президенте РБ. Раз в три месяца проходят заседания комиссии, на которых рассматривают ходатайства и поручительства.

Эту комиссию возглавляет замглавы Администрации Валерий Мицкевич. Также в нее входят начальник главного управления по взаимоотношениям с органами законодательной и судебной власти, вопросам гражданства и помилования Администрации Денис Колос, заместитель председателя комиссии Парламентского собрания Союза Беларуси и России по законодательству и Регламенту Лилия Мороз, профессор Юридического факультета БГУ, кстати, мой бывший преподаватель по уголовному праву, Александр Барков, судья Конституционного суда Леонид Рябцев, председатель Республиканской коллегии адвокатов Виктор Чайчиц, также представители Верховного суда, Генпрокуроры, СК, МВД.

В то же время в этой комиссии нет ни одного представителя какой-либо гражданской организации, независимого экспертного сообщества, ни одного правозащитника. Поэтому довольно сложно судить, как они там будут рассматривать, — говорит Олег Волчек.

Он не исключает, что кроме Указа о помиловании возможность смягчить наказание или же вовсе освободиться некоторые категории граждан получат ко Дню Независимости.

— Думаю, что будет объявлена амнистия отдельным категориям граждан накануне 3 июля. Но с институтом личного поручительства это принципиально разные вещи. Здесь уже не требуется никаких прошений ни от кого. Под амнистию попадают по другим критериям: на усмотрение администраций учреждений и властей. При этом есть категории осужденных, которые не подпадают под амнистию вообще.

Полагаю, что, в первую очередь, амнистии могут подлежать несовершеннолетние, молодежь, женщины, матери малолетних детей. Амнистия также не обязательно предусматривает полное освобождение от ответственности. Это может быть замена на более легкое наказание, например, могут перевести на ту же химию или под домашний арест.

Конечно, все понимают, что никто из активистов, лидеров не выйдет под поручительство, и их вряд ли освободят по амнистии, — считает юрист.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ