«Нас долго делали беспомощными». Краткое руководство по воспитанию чиновников

Завтра твоей страны
3 апреля 2021, 00:09
Пока на политическом поле остаются неясными дальнейшие сценарии развития ситуации, а экономика грозит серьезным обвалом, рядовые жизненные проблемы белорусов никуда не делись. Требовать их решения — действенный способ влиять на систему, уверен основатель проектов Petitions.by и «Кошт урада» Владимир Ковалкин.

Эксперт рассказал, как много лет подряд в белорусах взращивали состояние выученной беспомощности и что мы можем сказать в ответ.

Как нас сделали такими?


Долгие годы белорусам вбивали ощущение выученной беспомощности: состояния, когда человек не ощущает связи между усилиями и результатом.

—В нашем случае выученная беспомощность приобрела формы выученного пессимизма. Это когда человека, решившегося заявить свою позицию и требовать соблюдение его прав, начинают одергивать другие, мол, ничего не получится, — говорит Владимир Ковалкин.

Эксперт убежден, что в регионах жители находятся в намного более уязвимом положении, чем в больших городах.

Чем мы можем ответить?


Чтобы противостоять политике подавления любой активности граждан, действовать надо от противного, уверен эксперт.

Разобщению — объединение


Если власть ориентируется на атомизацию граждан, то есть внушает им чувство одиночества, нужно действовать на объединение и налаживание горизонтальных связей.

— Это могут быть совместные чаепития, досуг, дворовые игры, любая активность. Такие мероприятия очень помогают людям познакомиться и ощутить чувство плеча, — уверен Владимир Ковалкин.

Пессимизму — радость малых побед


Пессимизму можно противопоставить выученный оптимизм, приняв на вооружение тактику малых побед.

— Власти нацелены на то, чтобы взращивать в людях пессимизм, преуменьшая значение любых достижений. А ведь любое коллективное дело, даже детский праздник — уже повод для радости и гордости, — считает эксперт.

Давлению и угрозам — солидарность


— Для регионов угроза потерять премию или быть уволенным, — серьезный аргумент, потому что выбор рабочих мест здесь, как правило, ограничен. Все, что мы можем предложить — наша солидарность. И это не обязательно должна быть глобальная помощь. Достаточно приобрести продукты или заплатить коммуналку, — уверен Владимир Ковалкин.

Забалтыванию — фокус на связке «проблема-решение»


Забалтывать и перебрасывать из кабинета в кабинет — еще один из тактических приемов чиновников, направленный на то, чтобы человек растратил свою энергию, блуждая между разными инстанциями.

— Нужно обязательно держать в фокусе главную проблему, чтобы она не «размазалась» в бюрократических процедурах, — советует Владимир.

В качестве резюме эксперт предлагает свое руководство по «влиянию» на белорусского чиновника и называет главные фобии тех, кто сидит в кабинетах.

Чего боится чиновник?

Общественный резонанс


Любая публикация создает давление на чиновника. Поэтому активное противодействие с их стороны начинается еще на этапе сбора материала или записи видео. Чиновник понимает, что любая фиксация его деятельности может попасть в СМИ и стать свидетельством неких незаконных решений. — И даже если вам кажется, что прямо сейчас это не сработает, огласка может остановить развитие ситуации. Это маркер того, что про нее будут писать и что за ней следят, — считает Владимир Ковалкин.

Проверки


После огласки наступает следующая стадия, которой чиновник боится не меньше: проверки. Чиновник понимает, что его бездействие в отношении статей или общественных обращений будет иметь последствия для него лично. Это всегда происходит, хоть и может быть отложено во времени. Пройдет полгода или несколько месяцев с момента возникновения проблемы, и непрореагировавший на «болевую точку» чиновник лишается своей должности.

— Делается так для того, чтобы поддержать стратегию выученной беспомощности, и у людей не возникло ощущение, что их активности и отставка чиновника — взаимосвязанные вещи. Хотя это на самом деле так, — отмечает эксперт.

Гнев начальства


Гнев начальства — еще одно последствие огласки проблемы. Уличная активность, коллективные жалобы, собрания и требования всегда опасны для местного чиновника тем, что приедут начальники, представители органов госбезопасности, начнут разбираться, выскажут недовольство и все закончится депремированием, выговорами или опять же потерей должности.

Стоит признать, что все названные способы влияния на ситуацию — не рецепт быстрого достижения цели. Ровно так, как постепенно белорусов вводили в состояние пессимизма, долгим и поэтапным будет выход. При этом неочевидность результата — не значит его отсутствие.

Пример из жизни: как обычный тротуар претендует на звание дела жизни


Анна живет в Смолевичах, у нее трое детей. Поднимать вопрос обустройства тротуара по пути в детский сад она начала в 2015 году, года дошкольником был ее старший сын. Теперь в этот же сад ходит младший, но изменилась только стопка ответов от чиновников на столе у Анны.

—Проблема для меня была очевидна сразу же, как только мы переехали, — рассказывает она. — Узкая проезжая часть, тротуара нет. Летом на обочине кусты и трава, осенью — грязь, зимой — сугробы. Часто с обеих сторон припаркованы автомобили, иногда — фура. Пешеходы идут просто по проезжей части: как родители, которые ведут своих малышей в сад, так и люди, приехавшие на электричке и направляющиеся в центр на учебу или работу. Каждое утро на этой улице — бардак.

Впервые насчет тротуара Анна обратилась в 2015 году на «горячую линию» местного исполкома.

— Мне сказали: отличная идея, как хорошо, что граждане проявляют инициативу! — вспоминает женщина.

Но ничего не происходило, и в конце 2017 года, а также начале 2018 года Анна написала в Смолевичское ЖКХ и областное управление коммунального хозяйства. Ответы были одинаковыми: денег на тротуар нет.

Тогда в конце 2018 года многодетная мама отправила письмо в ГАИ, мол, сделайте хоть что-нибудь.

— Я предлагала ограничить скорость на протяжении всей улицы или организовать здесь одностороннее движение. В ответ ГАИ направила предписание в ЖКХ в 2019 году обустроить тротуар и обещала усилить контроль, — рассказывает Анна.

В 2019 году Анна оставила заявку на сайте 115.бел и в ответ ее заверили, что во втором квартале 2019 года тротуар будет сделан.

— Наступил 2020-й год, а строительство тротуара даже не начиналось. После этого я еще трижды задавала вопрос про тротуар: на выездном приеме управделами исполкома, на встрече с депутатом от нашего округа и даже во время личной беседы с начальником УКСа. Последний сообщил, что улица Победы будет реконструироваться в 2020-м году и тротуар входит в планы работ. А потом случился ковид, и все опять остановилось. Сейчас я написала в Instagram нашего ЖКХ, там мне ответили, что в 2021 году строительство тротуара не предусмотрено.

Анна и дальше намерена обращаться в профильные организации, хотя на быстрое решение проблемы уже не рассчитывает.

— Целый год я делала фото, чтобы показать плачевность ситуации! Свои письма я всегда сопровождала распечатанными снимками. Дважды про улицу Победы в Смолевичах писали СМИ. И хотя прошедшие 6 лет кажутся потраченными впустую, рано или поздно тротуар придется сделать. Ценой моих писем или (не дай Бог!) чьих-то жизни или здоровья, — уверена Анна.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ