Хорошие сапоги - надо брать! Мнение о партии "Вместе"

Ольга Абрамова, Наше мнение
2 апреля 2021, 00:45
Инициатива штаба Виктора Бабарико по началу вербовочных действий для создания политической партии «Вместе» поделила клан политических «гуру» Беларуси на сторонников акции и противников. Противники, как правило, ангажированы своей принадлежностью к оппозиционному лагерю, сделавшему ставку на лидерство Светланы Тихановской в политическом процессе. Среди наиболее заметных – члены ОГП Валерий Карбалевич и Лев Марголин. С Карбалевичем обычно солидарен Александр Класковский (это идейное, а не партийное родство), что как-то верно подметил в своей изустной аналитике Сергей Чалый.

Некоторое сомнение в целесообразности создания новой партии выражают «политстарожилы» Виктор Корнеенко и Павел Усов.

Отдельные обозреватели не отрицают при этом потенциально позитивной проекции активности «вместников» на политическое поле в целом (как то: тестирование запроса на лидера внутри страны; прокладывание дороги новому универсальному национальному движению, из которого может вырасти возможная «белорусская партия» – «белорусская» в плане идеологии и лидерства).

Список претензий оппонентов к учреждаемой партии «Вместе» велик – всего не перечислить. Здесь и превентивные обвинения в потенциальном расколе «антилукашенковского фронта», что представляет атаку на позиционирование штаба Бабарико как «дружественной и бесконфликтной команды». И традиционные упреки в отсутствии программы партии, сопрягаемые с противоположным тезисом о неподходящем времени, «чтобы обсуждать политические и экономические платформы». И априори – тиражирование обвинений в потенциальной «пророссийской направленности» (в качестве безосновательного подозрения эту мысль высказал глава БНФ Григорий Костусев: пусть оправдываются).

Валерий Карбалевич приводит множество доводов, взятых из многолетнего опыта политических поражений «старой оппозиции» и реалий 2020-2021 годов. Задача – объяснить, почему «у партии Бабарико в нынешней ситуации шансов практически нет». И тут же называет самого Виктора Бабарико «главным конкурентом» Лукашенко, «самым популярным политиком в стране». Для чего это делается?

Партии национально-демократического спектра еще летом монополизировали контакты со Светланой Тихановской, взяли ее под свой полный контроль. Продвижение ее кандидатуры как безальтернативного «квазипрезидента», как суррогатной, легко управляемой приставленными к ней идеологическими советниками фигуры станет крайне затруднено, если не невозможно, в случае появления адекватного кандидата-менеджера с «историей успеха». Именно его ждала в последние годы и продолжает ждать страна. Не факт, что это будет Виктор Бабарико, но – может быть…

В конце 2019 года в программе «Белсата» «Размова» с Виталием Цыганковым я назвала фамилии двух потенциальных преемников Лукашенко из номенклатуры. И почти сразу попросила снять этот эпизод при монтаже. В сегодняшних условиях популяризация любого подходящего кандидата в качестве претендента на высший пост – лучший способ навлечь на него гонения или ужесточение наказания. Так зачем же педалировать позитивные стороны сидящего в тюрьме Бабарико? В такой-то ситуации?

Больше, больше говорите об угрозе раскола единого фронта оппонентов Лукашенко со стороны учреждаемой партии «Вместе» – и получите другой, противоположный эффект. Партию зарегистрируют. Конечно, подстраховавшись от ее потенциального успеха на выборах (или зарегистрируют партию «Вместе» вместе с партией Дмитриева: они делят одно идеологическое поле).

Вообще, инвективы насчет «пророссийскости», раскольнической деятельности неассоциированных с национал-демократами «общедемократов» – давняя традиция «старой оппозиции», берущая начало из 90-х годов.

Традиции большевизма, однако. «Кто не с нами, тот против нас!» От этого надо уходить. Понимаю, что трудно. Но надо. Нравы политического гетто, сформированные эпохой постсоветского «выпадения из времени», контрпродуктивны.

Именно этими соображениями руководствовалась я, когда на заседании Экспертно-аналитического клуба 19 июня 2020 года советовала через 2 месяца после окончания президентских выборов предложить сторонникам перемен создать объединяющее движение без ошибок прошлого. Временно предать забвению споры по тактике действий («бойкот-небойкот» и проч.) так мешавшие единству действий и успеху в прошлом. По моей мысли, за основу можно было бы взять опыт создания Народных фронтов по борьбе с фашизмом в Европе.

Это была моя idee fixee где-то с конца 90-х годов, когда наше общественное объединение «Яблоко» предложило лидерам оппозиции впервые создать «сеть». Сеть наблюдателей в масштабах страны. Безлидерскую, основанную на горизонтальных связях, с координаторами работы. Наша организация разработала детальную программу действий этого гражданского института. Понимания идея не встретила.

В следующий раз, в 2013 году, я изложила на конференции «Рубикон-2013» в Таллинне программу ребрендинга для «старой оппозиции». Она включала в себя преодоление атомизации общества через изменение подходов к политической деятельности. Ключевой идеей был переход на «сетевой принцип» организации практической деятельности оппозиции: не на уровне партий, но на уровне остальных структур гражданского общества. Должна была возникнуть зонтичная структура, объединяющая различные сегменты и представительства общественных интересов. Максимально гибкая, без вертикального соподчинения и формализма. Некое новое сообщество.

Как минимум, такой вариант интеграции интересов активно вовлекал бы людей в общественную деятельность. Их действия (например, благотворительность при сборе средств для больных или нуждающихся) повышали бы самооценку участников, помогали бы политической социализации, мультиплицировали бы современные идеи и ценности. Это – инкубатор политического активизма. Причем более безопасный в наших специфических политических условиях. Раз формальных лидеров нет, то их и не интернируешь. И при этом такая практика постоянно рождала бы новых лидеров для будущего занятия политикой уже на профессиональной основе.

На сайте экспертного сообщества Беларуси «Наше мнение» можно найти очень интересные дискуссии от 8 июня 2020 года «Сюрпризы избирательной кампании-2020» и от 9 июля 2020 года «Новая волна репрессий: что будет с выборами?». На онлайн-заседаниях Экспертно-аналитического клуба обсуждались в т.ч. вопросы сетевого переструктурирования деятельности сторонников перемен. К сожалению, к настоящему времени создание интегративного общественного движения уже нереалистично. Это надо было делать через два месяца после выборов, – не позже.

Сейчас возникли заграничные центры, пытающиеся наладить системное воздействие на белорусскую власть, с определившейся моделью политического поведения и номинальным, представительствующим лидером.

Весьма критично отношусь к онлайн-голосованию на платформе «Голос» по вопросу поддержки переговоров между властью и оппозицией. Чего хотели добиться инициаторы опроса? В комментариях первых дней акции звучали надежды на поддержку миллионов избирателей. Тогда не надо было привязывать недельный «марафон» к 25 марта – «сакральной дате» только и именно для национал-демократов. Если бы вариантов существенных альтернатив в анкете было бы больше, то и проголосовавших в опросе было бы больше. А если вы хотели простимулировать выход людей на улицы в День Воли, то альтернативы должны были предлагаться более жесткие. Переговоры – ментальная альтернатива активному протесту. Не могу себе представить мирные демонстрации за переговоры с властью после всего происшедшего в стране за последние 6-7 месяцев. По крайней мере, пока не могу.

То есть послание было крайне противоречивым. 760 тысяч поддержало инициативу Тихановской. Это – 11% электорального корпуса Беларуси.

Если мне не изменяет память, при другом голосовании на той же платформе чуть раньше 82% участвовавших в обсуждении оппозиционной версии новой Конституции высказались за сохранение двуязычия в стране. То есть не поддержали идею о будущем придании русскому языку статуса «языка общения».

Вот мне интересно: насколько надо самоизолироваться от большинства своего народа, чтобы упорствовать в догме об «одноязычии»?

Этнонационализм образца 90-х годов мало изменился. И фактически растратил за короткое время большую часть того авторитета, которую заработала «белорусская Марианна» Тихановская своим личным мужеством и жертвенностью в прошлом году.

Не надо зацикливаться на каком-то одном варианте развития событий, повторяющихся методах деятельности и догмах прошлого.

Проект партии «Вместе» – хороший проект при фактической исчерпанности (возможно, временной) «сетевого» уличного протеста. Как справедливо замечает Андрей Казакевич, сейчас можно попробовать легальные формы деятельности. Перемены могут прийти в разных одеждах.

А проект партии «Вместе» идеологически ангажированные обозреватели еще долго будут ругать – до успеха или провала. Как говаривал Анатолий Чубайс, «внутривидовая конкуренция – самая жестокая».

Мне ближе позиция героини Лии Ахеджаковой из фильма «Служебный роман». Когда в ответ на уничижительное замечание начальницы-ретроградки о примеряемых секретаршей сапогах та говорит себе: «Значит, хорошие сапоги. Надо брать!»
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDFudf.name может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ