Медиаэксперт оценил, что говорят беларусские госСМИ о протестах

Media IQ
4 марта 2021, 01:06
У кого беларусские госмедиа научились использовать Великую отечественную войну для пропаганды? В каких случаях журналисты имеют право и даже обязаны говорить о радикализме? И насколько опасны призывы «гасить» протестующих?

С августа 2020 года беларусские государственные СМИ демонизируют протестное движение в Беларуси против фальсификации итогов президентских выборов и насилия над протестующими. Госмедиа называют протесты «нацистским мятежом», БЧБ-флаги – «знамёнами коллаборантов», а демонстрантов – «террористами», «радикалами», «фашистскими молодчиками». Упоминают «кошерные видео блогера Максима Каца» и «коллективного Шрайбмана», который «до сих пор отапливал бы крематории», если бы не «совки».

В октябре язык вражды в госСМИ становится жёстким: появляются признаки разжигания ненависти между социальными группами и призывы к насилию в отношении протестующих.

Попросили медиаэксперта словацкой организации медиамониторинга MEMO 98 Расто Кужела прокомментировать высказывания государственных медиа Беларуси.

Медиаэксперт оценил, что говорят беларусские госСМИ о протестах

Расто Кужел. Фото: Совет Европы в Украине

Как бы вы оценили материалы беларусских госСМИ с точки зрения журналистских стандартов?

Наша организация больше двадцати лет занимается мониторингом медиа в период выборов. Несколько лет мониторим СМИ Беларуси. Мы уже опубликовали результаты, которые получили по итогам избирательной кампании 2020 года. Скоро представим послевыборные данные.

То, как государственные СМИ в Беларуси освещают протесты, повторяет тенденции, которые мы заметили во время прежних избирательных кампаний. Высказывается только одна позиция – власти, что она хорошая и готова вести диалог. Используется контраст – протестующих показывают радикалами, действиями которых управляют из-за границы. ГосСМИ не дают полную информацию, говорят, что нормально применять грубую силу против протестующих, чтобы защитить страну. То есть медиа дискредитируют протест, показывают, что в нём участвуют радикалы, и при этом убеждают, что государство идёт на диалог и делает всё, чтобы люди жили в нормальной стране.

Что показал мониторинг медиа Беларуси во время выборов-2020?

Мы провели мониторинг социальных сетей и телевидения. Госмедиа использовали те же методы пропаганды, что и на прошлых выборах: минимизировали важность голосования и делали акцент на том, что Лукашенко должен работать и давать людям хлеб.

Телевидение должно представлять все точки зрения. Финансирование из госбюджета не означает работу в пользу одного человека.

С точки зрения международных стандартов телевидение должно освещать позиции всех кандидатов на выборах, чего государственные телеканалы в Беларуси не делают.

Но в этот раз большую роль сыграли соцсети, где беларусы могли выразить свою позицию, которую никогда не освещают госСМИ. До сих пор Лукашенко использовал монополию на информацию, соцсети её разрушили. Этот процесс начал Сергей Тихановский, когда создал YouTube-канал («Страна для жизни». – Media IQ), где беларусы могли рассказывать о своих проблемах.


График MEMO 98 показывает, про кого из кандидатов в президенты Беларуси рассказывал телеканал «Беларусь 1» в новостях с 15 июля по 4 августа 2020. Источник: memo98.sk

После выборов журналисты государственных СМИ стали часто вспоминать Великую Отечественную войну в материалах о протестах.

Когда мы мониторили российскую пропаганду, заметили, что она использует в своих целях тему Великой Отечественной войны и победу СССР. В рамках этого нарратива всё плохое связывается с фашизмом. Это игра на эмоциях людей, которые помнят, что происходило во время Второй мировой войны. Есть тенденции негативизации, критики, подчёркивания того, что «радикалы» используют фашистские методы. Ведущий беларусского гостелеканала (ведущий СТВ Алексей Голиков. – Media IQ) оправдывает использование недемократических методов для восстановления порядка в Беларуси, приводя пример того, как это делали фашисты в Германии.


Фото: скриншот с сайта ctv.by

Гостелевидение не должно использовать такую лексику, наоборот, оно обязано бороться с ней. Если бы подобное случилось в Словакии, регулятор применил бы в отношении медиа или журналиста штрафные санкции. Не могу представить, чтобы ведущий на телевидении – в нашем случае это общественное ТВ – использовал такую лексику против группы, которая пытается выразить своё мнение о действиях государства. Это серьёзное нарушение международных профессиональных правил журналистики.

Тенденцию, когда СМИ используют тему Второй мировой войны и называют политических оппонентов фашистами, мы увидели в странах бывшего Советского Союза. Например, в Украине в 2004 году этот приём применили против Виктора Ющенко. Обычно так делают российские политтехнологи или спиндокторы (специалисты в области политического PR. – Media IQ) на местных телеканалах этих стран. Я читал, что после выборов в Беларуси с гостелеканалов уволилось много сотрудников и на помощь государственному телевидению пришли российские коллеги. Возможно, они привнесли этот нарратив.

Что нарушено в материалах госСМИ?

Самое важное нарушение – использование языка вражды и такой лексики, как «радикалы», «террор», «фашисты». Это не тот словарь, который обычно можно встретить на телевидении. СМИ могут обращаться к таким словам, чтобы показать какую-то проблему, то есть в общественных интересах. Так, медиа обязаны рассказать про партии или политиков, которые занимают радикальную позицию, например, в отношении мигрантов. Это не нарушение, если есть контекст, СМИ делают свою работу и рассказывают о негативных тенденциях в обществе.

Если кто-то использует язык вражды, чтобы критиковать определённую группу людей, дегуманизировать, это нарушение с точки зрения международных стандартов.

Для чего медиа используют язык вражды?

Прежде всего, это игра на эмоциях людей. Манипуляции всегда хорошо работают, когда есть акцент на эмоциях. СМИ играют на исторической памяти, когда сравнивают действия людей, которых называют радикалами, с тем, что делали фашисты во время Второй мировой войны. Это очень эффективная манипуляция. Хорошо действует на тех, кто помнит тяжёлое военное время или слышал о нём от своих бабушек и дедушек.


Фото: скриншот с сайта ctv.by

ГосСМИ обвиняют протестующих в том, что они хотят развязать «кровавую гражданскую войну» в Беларуси. При этом сами разделяют беларусов на сторонников Лукашенко и «змагаров» и призывают первых бить вторых. Насколько это опасно?

Очень опасно, когда журналисты говорят, что нормально использовать насилие против демонстрантов, потому что они плохие, устраивают беспорядки, пытаются разжечь гражданскую войну. Если есть жёсткая поляризация общества, медиа обязаны не усугублять её, а создать платформу для диалога сторон конфликта, чтобы избежать насилия. Мы видим, что госмедиа в Беларуси, наоборот, усиливают поляризацию в обществе.

ГосСМИ манипулируют, чтобы показать: государство хочет диалога, а протестующие нет. Но есть доказательства, что никогда такого диалога – Лукашенко с оппонентами – не было.

Расто Кужел – словацкий медиаэксперт с более чем двадцатилетним международным опытом. С 1998 года он работает исполнительным директором MEMO 98 – авторитетной организации, которая проводит мониторинг медиа больше чем в 50 странах. Кужель работал экспертом по СМИ и выборам в ряде стран и в последнее время оценивает влияние пропаганды и социальных сетей на выборы.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ