Игорь Сечин: претендент на престол России?


3 апреля 2019, 11:16
Фото: Reuters
Глава «Роснефти» оказался в центре важных событий.

Вторую неделю имя Игоря Сечина, главы госкомпании "Роснефть", в прошлом вице-премьера правительства России, не сходит с ленты новостей. И в связи с арестом бывшего полпреда президента Виктора Ишаева якобы за хищения в бытность вице-президентом компании, и в связи с выделением "Роснефтью" денег фонду предполагаемой дочери Владимира Путина. Наконец, 1 апреля прошла широко разрекламированная встреча президента Путина с Сечиным, который рассказал о новых глобальных планах "Роснефти".

Дело бывшего полпреда президента РФ на Дальнем Востоке Виктора Ишаева, грандиозные планы "Роснефти", труды нефтяника №1 в России Радио Свобода обсуждает с политиком и экономистом Владимиром Миловым, политиком Алексеем Ворсиным (Хабаровск). Участвует депутат Хабаровской городской думы Евгений Смолькин.

Ведет передачу Михаил Соколов.


Михаил Соколов: О деле Виктора Ишаева и о ситуации в "Роснефти", о ее начальнике мы поговорим сегодня с нашим гостем, политиком из команды Алексея Навального Владимиром Миловым, который в прошлом был заместителем министра энергетики. На связи у нас будет по скайпу из Хабаровска политик из той же команды Алексей Ворсин. Давайте мы в целом оценим эту фигуру. Игорь Сечин – это один из ключевых игроков, один из столпов режима Владимира Путина?

Владимир Милов: Конечно. Вы так скромно сказали – вторую неделю на слуху, на самом деле уже скоро третье десятилетие пойдет. Он чем отличается от остальных, что у путинских между многими тяжеловесами есть очевидный пакт о разделе границ, они не вторгаются на территорию друг друга, а Сечин такой главный возмутитель спокойствия, он все время куда-то лезет, все время всех хочет заставить ему отдать активы или на себя работать и так далее. В этом смысле такой главный экспансионист, поэтому его все время видно, его все время много, он, конечно, дает поводы себя обсуждать.

Михаил Соколов: Ключевой момент в карьере Игоря Сечина – это разгром ЮКОСа, разгром бизнеса Михаила Ходорковского.

Владимир Милов: Да, с этого началось становление его империи нынешней.

Михаил Соколов: Как вы считаете, почему он пошел именно в этом направлении так успешно – нефтянка, хотя по образованию филолог, португальский язык, работа в структурах, я так подозреваю, связанных со спецслужбами, потом у Владимира Путина, но ничего инженерного, нефтяного, бизнесового в нем не было?

Владимир Милов: Это, на мой взгляд, не уникальная история, потому что можно вспомнить ельцинского телохранителя Коржакова, был такой тоже Сечин при Ельцине до середины 1990-х. Он очень активно пытался под себя подмять контроль над лицензиями на экспорт нефти, все денежные потоки, алкоголь с табаком.

Я лично помню, когда Путин был назначен премьером в августе 1999-го, Сечин возглавил его секретариат, буквально через дней 10 у нас пошла по аппарату такая записка, которая всех шокировала, без подписи и без имени, то есть просто записка на имя Путина, но с путинской резолюцией, как раз про денежные потоки в нефтянке. Она под грифом, и было видно, что эта тема их очень сильно интересует. Поскольку Сечин был ключевой игрок, я напомню, он возглавил сразу у Путина секретариат, в принципе уже тогда было ясно, откуда уши растут. Так что Ходорковскому надо было сразу быть начеку.

Михаил Соколов: Сразу надо было бежать от Сечина?

Владимир Милов: Нет, не бежать. Мне кажется, эту угрозу, что путинские вместо каких-то аппаратных игрищ начнут уже отнимать активы и собственность, ее сильно недооценивали. Олигархи 1990-х в начале путинского правления реально себя ощущали хозяевами, а это, кто он такой, будет плохо себя вести – поменяем его. Путина имеется в виду. Мне кажется, они очень сильно недооценили эту угрозу, когда начали юкосовцев арестовывать, Ходорковского посадили. Было сильно видно, что они не готовы к такому повороту событий были.

Михаил Соколов: Можно ли сказать, что Игорь Сечин в каком-то смысле управляет такой чекистской вертикалью или, по крайней мере, одной из ветвей? Говорят о сеченском спецназе, эти люди, которые винтили министра Улюкаева с колбаской и деньгами во дворе "Роснефти".

Владимир Милов: Что говорят мне все чиновники, люди из госкорпораций, что у Сечина главное преимущество, что он работает на стыке двух миров. То есть он, с одной стороны, обеими руками и ногами в бизнесе, ворочает денежными потоками, но с другой – у него очень сильная ориентация на работу с силовиками: ФСБ, Следственный комитет – это его вотчина. Очень часто они напрямую действуют и выполняют его поручения. Все знают, что он этот инструмент может использовать для передела собственности, для борьбы с бизнес-конкурентами. Наверное, таких возможностей использовать силовиков в своих корыстных интересах больше нет ни у кого в путинской команде.

Михаил Соколов: То есть в общем человек опасный?

Владимир Милов: Опасный абсолютно. Мы уже видели, как он сажает реально очень влиятельных людей.

Михаил Соколов: Интересное дело, которое действительно привлекло наше внимание, мы еще не обсуждали его в нашей студии, – это дело Виктора Ишаева. Виктор Ишаев, я напомню, человек с громадным бэкграундом, человек, который был много лет хабаровским губернатором, ключевой регион Дальнего Востока, был министром по делам Дальнего Востока, был полпредом президента на Дальнем Востоке, совмещая какое-то время этот пост с министерским. В том числе после ухода с государственной службы в солидном возрасте был вице-президентом той же "Роснефти", то есть работал в структуре Игоря Сечина. Я думаю, мы сейчас попробуем попросить помощи из Хабаровска. Сначала дадим слово депутату Хабаровской городской думы от ПАРНАСа Евгению Смолькину. Я сегодня с ним днем поговорил как раз о сюжете, связанном с задержанием и потом арестом господина Ишаева.

Какую версию задержания Виктора Ишаева вы считаете главной? Говорят о лесе, о неправильно сданном офисе "Роснефти", о мести за выборы, за поддержку Фургала.

Евгений Смолькин: Виктор Иванович Ишаев поддерживал Сергея Фургала. Благодаря его поддержке и усталости от "Единой России" и Шпорта Фургал в том числе и избрался. Ишаев в законодательную думу, городскую думу в Хабаровске, также в Комсомольске решил ввести своих кандидатов, чтобы это все на корню подрезать, это придумано на самом верху. У нас в Хабаровском крае, особенно в городе Хабаровске позиции "Единой России", возможно, самые низкие по всей России. Если бы Ишаев повел своих людей в законодательную Думу Хабаровского края и в городскую думу, у нас ПАРНАС в городскую думу как минимум 12 депутатов планировали провести, 6 депутатов в законодательную думу, мы могли бы создать определенную коалицию, все было бы у нас на позитиве, "Единая Россия" с треском бы эти выборы проиграла. Если бы Виктор Иванович обратился в СМИ, какие-то иные источники информационные, назвал бы любую партию, за исключением "Единой России", эта бы партия набрала большинство. К Виктору Ивановичу относятся как к отцу, они его любят, уважают, для них он авторитет номер один в Хабаровском крае и не только. Я думаю, "Роснефть" – это, скорее всего, повод. Поголовное большинство не верит, что Ишаев хоть как-то виноват в этих всех вещах. Он с 1991 по 2009 год был у нас губернатором. С 2009 по 2013 год он у нас был полпредом. В 1990-е годы, когда у нас было тяжелое время, многим в России зарплаты не платили, была нищета, разруха, у нас в Хабаровском крае мосты строились, дороги строились. С Виктором Ивановичем у нас только положительные эмоции.

Михаил Соколов: У вас нет ощущения, что взяли человека масштаба Шаймиева или Лужкова?

Владимир Милов: Для Дальнего Востока – да. Я мог сказать, что это тяжеловес номер один политический для всего региона, а не только Хабаровского края. Немножко странно было слушать, как депутат от ПАРНАСа нахваливает единоросса Ишаева, но, конечно, у него большой там авторитет. Я бы не преувеличивал любовь к нему среди тех же хабаровчан. Я там часто бывал, недавно тоже ездил туда, довольно хорошо эту ситуацию знаю

Действительно это человек, который уйдя с поста губернатора, не оставил контроль, у него было большое влияние на политику, на бизнес. Он действительно мог из-за кулис пытаться провести какого-то другого человека в кресло губернатора. Я согласен, что арест помимо общей истории силовиков, видно, что берут всех подряд, Ишаев – удобная фигура, потому что он отставник, его арест никакого непосредственно хаоса в работу власти не вносит, но при этом ответка ему пришла довольно конкретная.

Я сравнил бы это, когда пять лет назад в Новосибирске "Единая Россия" проиграла выборы мэра, тут же немедленно уволили Толоконского из полномочных представителей в Новосибирском округе и отправили в довольно чуждый ему Красноярск, где у него очень плохо получилось губернатором, он не сработался с местным истеблишментом и быстро довольно оттуда убрался. То есть похожая ситуация, когда местного крупного авторитетного лидера, который за кадром позволил конкурентные выборы выиграть какой-то хотя бы системной, но оппозиции, его убирают. Толоконского убрали помягче, а Ишаеву жестко дали понять, что так больше не надо делать. И ситуация поменялась.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ