Иранская нефть: блеф Лукашенко или реальная альтернатива?

"Белсат"
26 февраля 2017, 12:53
Иллюстративное фото
Беларусь на фоне газового спора с Москвой, к которому российская сторона мгновенно добавила нефтяной вопрос, в очередной раз решила приобрести черное золото за пределами Союзного государства. Сколько в таком шаге экономики, а сколько политики?

600 тыс. баррелей, или 84 тыс. тонн нефти. Информация о приобретении Беларусью такого количества иранской нефти появилась недавно в СМИ. Официальный Минск хранит молчание. Национальная иранская нефтяная компания разместила перепечатку этой информации на своей интернет-странице, передает "Белсат".


«Первая поставка иранской нефти еще не завершилась, еще решаются проблемы логистики. Как лучше поставлять нефть? Через прибалтийский порт Вентспилс или через Одесский порт на Украине», — говорит экономический обозреватель газеты «Белорусы и рынок» Татьяна Маненок.

Некоторые российские и польские эксперты вообще называют эту поставку небылицей, белорусским инструментом шантажа Москвы в нефтегазовом споре. Но, как нам удалось выяснить, поставка действительно состоится, она уже фигурирует в портовых электронных базах. Это подтвердила в телефонном разговоре Евгения Прокопец из администрации Одесского морского порта:

«С 23 до 26 февраля будет происходить погрузка нефти в Иране. Порт, в который будет идти этот танкер, пока не определен, по крайней мере мы пока не получили подтверждения, что он будет идти через одесский порт. Информация об этом подается агентом непосредственно за три дня до планируемого захода судна в наш порт».

В октябре прошлого года через одесский порт была осуществлена разовая поставка азербайджанской нефти аналогичным размером — 84 тыс. тонн. В этом же году, Баку отказался поставлять Минску черное золото по цене $ 30 за баррель. Азербайджан подписал меморандум ОПЕК и сейчас сокращает добычу сырья. А в таких условиях, как известно, мухи отдельно, а котлеты отдельно, и даже белорусский «подарок» стране в форме выдачи блогера Лапшина оказался не равноценным товаром. Но даже если бы такая сделка состоялась, это была бы капля в море из тех 6 млн тонн нефти, которых сегодня не хватает Беларуси.

«Тот же Мозырский нефтеперерабатывающий завод за день может перерабатывать 42 тыс. тонн нефти, сравните 42 тысячи и 84 тысячи – это суточная загрузка предприятия», — отмечает Татьяна Маненок.

А потому смысл этих поставок не столько в количестве, как в возможности технологического приспособления белорусских предприятий к другим сортам нефти. Иранская нефть, по своим характеристикам, намного ближе к российскому сырью, под которое и создавались наши НПЗ. К тому же Тегеран только вышел из-под санкций и получил возможность широкого экспорта. Страна не подписывалась под соглашением ОПЕК, и в отличие от большинства игроков на рынке, наращивает добычу. В поиске места под солнцем Иран соглашается на разные странные схемы.

«Логистика занимает небольшую часть стоимости нефти, когда речь идет о поставках по трубе, — до $ 10 долларов на тонну. Но если мы говорим о пересылке поездами, то это уже $ 30-50», — замечает Анджей Щесняк (Andrzej Szczęśniak), руководитель Польской палаты жидких видов топлива.

Та же Польша уже приобретает иранскую нефть миллионами баррелей и имеет трубопроводы к своим НПЗ. А значит, для Варшавы это имеет экономический смысл. В прошлом году «Wall Street Journal» рапортовал: когда цены на сырье колебались в районе $ 40 за баррель, Иран позволял себе подписывать договоры на $ 17.

Иранская нефть: блеф Лукашенко или реальная альтернатива?

Возможные каналы поставки нефти для Беларуси

Беларуси, даже при удачном контракте, все нужно перевозить цистернами по железной дороге. А чтобы включить в формулу трубопровод Одесса — Броды, нужны постоянные поставки нефти, а не разовая сделка.

Другой, самый короткий путь от моря до нас — литовская Клайпеда. Минск инвестировал в этот порт государственные деньги, но по какой-то причине на этот раз он в иранском импорте не фигурирует.

«Сейчас Литва довольно критично относится к Беларуси из-за строительства атомной станции возле наших границ. И если мы говорим об экономике, то Беларусь всегда использовала торговлю и порты как элемент влияния на другие правительства. Латвийские политики менее критикуют белорусский атомный проект, вот одна из причин того, почему танкер плывет в Вентспилс», — говорит Линас Каялы, директор Центра исследований Восточной Европы (Вильнюс).

Еще одним логистическим путем со стороны Балтики может быть Польша. Расстояние от Гданьска к белорусской границе составляет 300 километров, ровно столько же, как и от Клайпеды. Интересно, что именно польская дочь «Белнефтехима» и обслуживает резонансную сделку с Ираном.

«Если бы Беларусь решила поменять свою политическую ориентацию на прозападную, тогда бы Польша была очень активна и могла бы во многом помогать Беларуси. Варшава заинтересована в том, чтобы минимизировать связи Беларуси и России и снижать ее энергетическую зависимость», — полагает Андрей Щесняк.

Но пока между Гданьском и Беларусью нет даже прямого железнодорожного соединения. Дело осложняет необходимость менять колеса на тысячах вагонов с узких европейских на широкие советские. Этой проблемы нет между Беларусью, Латвией, Литвой и Украиной. А потому чтобы понять, в какую сторону будут развиваться события, стоит сейчас следить не столько за тем, сколько танкеров и чьей нефти приобретает Минск, а в какую инфраструктуру и сколько он инвестирует.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ