Война

Доктор Мартов: «Нужно помнить, какой ценой было достигнуто усмирение медиков. Сколько людей потеряно»

Салiдарнасць
21 июня 2022, 08:19
Фото из личного архива
Известный врач-реаниматолог — о «деле ортопедов» и своем тюремном опыте.

Бывший завотделением анестезиологии и реанимации Витебской больницы скорой помощи Владимир Мартов, оказался в тюрьме за один день до начала войны в Украине. Формальной причиной стали бело-красно-белые цвета на аватаре в его аккаунте в Фейсбуке, который суд расценил как незаконное пикетирование.

– Удивительное дело, что круглосуточно работало радио, ночью любили включать струнный концерт, особенно Вивальди, и это производило очень сильное впечатление, – рассказывает доктор в интервью Радыё Св*бода. – Но из белорусского радио нельзя было понять, что началась война. Были какие-то слова, выступал Лукашенко, и я не понимал, что началась война, пока ко мне не попали первые сокамерники. Это было где-то на шестые сутки.

И тогда я понял, что на Украину напали, в том числе, и со стороны моей Беларуси. И я, честно говоря, был шокирован этим фактом даже больше чем тем, что сел в тюрьму.

И, выйдя из тюрьмы, когда у меня были дополнительные допросы, я говорил, что вышел в другую реальность, что началась война, и мы в ней участвуем. И не признавать этого нельзя, и закрывать глаза на это тоже. Это, конечно, катастрофа, – считает доктор Мартов.


Свой тюремный опыт врач условно разбивает на две части – смешную и не очень. Ко второй относятся его воспоминания об условиях содержания:

– Там, где ты находишься, это каменный мешок, прогулок нет, вывод в туалет два раза в сутки. И два дня из семи, что я сидел, был вывод в туалет один раз в день, – вспоминает Мартов.

Понятия гигиены нет как класса. Пока мне не передали на вторые сутки зубные пасту, щетку и полотенца, там, разумеется, об этом никакой речи не идет. И, честно говоря, это не похоже ни на XXI век, ни даже на ХХ-ый век.

Это общественно значимое место, там может быть кучность людей и там просто отсутствует понятие и простой гигиены и социальной гигиены.

Когда уже в камеру стали попадать пьяные дебоширы, один из парней сказал, что он болен ковидом, но у него уже были шестые или седьмые сутки. Это никого не впечатлило. В камере человек с коронавирусом, ну и что?

Мне не передавали ни белье, ни теплые вещи, ни таблетки. Только, когда мои родственники на суде возмутились, мне через двое суток передали таблетки от давления и от сердца, и мне стало легче. Это первая часть.

Вторая часть смешная, – продолжает доктор. – Вы, наверно, знаете, что с пятой волной (COVID-19 – «С») Лукашенко, по сути, ввел запрет на масочный режим. Во многих учреждениях, магазинах, автобусах были запрещены даже таблички о ношении масок. И это тоже производило тягостное впечатление.

А единственное учреждение, которое соблюдает массочный режим – это милиция, Министерство внутренних дел. Потому что, когда меня привели в РУВД, там были все в перчатках и масках, был санитайзер, нужно было обязательно обработать руки и допрашивали только в масках. То есть, все следят за тем, чтобы сотрудники внутренних дел не болели.

Но, когда ты попадаешь за решетку, там уже неважно, – сокрушается Мартов. – Главное, чтобы служивые были на посту. Понятно, что молодые ребята вряд ли погибнут в страшных мучениях, но то, что они могут выпасть из строя и создать проблемы, там это все там понимают.

Кроме того, доктор еще раз обратил внимание на проблему с медицинскими кадрами в Беларуси, которая стала еще острее после августа 2020-го:

– Мы знаем, что по всем учреждениям, не только медицинским, но и образовательным менялись ректора, деканы, менялись люди профессиональные на более лояльных. Они и до этого, конечно, были лояльные, то есть не прилетели из космоса, а существовали в этой системе много лет. Но все-таки даже их меняли и делали систему все более и более управляемой.

Если же говорить про главных врачей, то все меньше их приходило с функцией оказания медицинской помощи.

А в целом, нужно помнить, какой ценой было достигнуто усмирение медиков. Сколько людей потеряно – кто-то уехал, а кто-то сидит. Как это все делалось, чтобы они забыли о своем мнении, забыли о солидарности и их вернули к управляемости. Это очень важно помнить.

Если же говорить о состоянии нашей медицины прямо сейчас, – говорит доктор Мартов, – тех, кого я знаю, и те, кто остался работать в Беларуси, имеют очень пессимистичное настроение.

И это очень плохо, потому что оптимисты выживают лучше. И у оптимистов-медиков пациенты выживают лучше. Медики не видят нормальных перспектив. При этом в мире медицина развивается.

Если говорить про последний эпизод в истории белорусской медицины – это арест моих коллег – врачей-ортопедов, – комментирует нашумевшее дело Владимир Мартов. – Тридцать пять, а потом еще несколько человек. Кто-то вышел, а мои знакомые сидят. Сидят, потому что они не признали себя виновными, и их просто взяли в заложники.

Они ждут, пока за них заплатят выкуп. И других аргументов здесь нет. И это выглядит ужасно.

Вы знаете, анестезиологов не так много, ортопедов на порядок меньше. Я имею в виду тех, кто еще умеет ходить в операционную, а не сидит по поликлиникам. Хотя и те, и те важны.

А когда 35 докторов арестовывается только одной профессии, я вообще не понимаю, кто теперь будет ходить в операционные и оказывать медицинскую помощь. Для чего это вообще сделано? Это, конечно, катастрофа.

Тем не менее, 19-го июня отмечался День медицинского работника, и мне хочется пожелать своим коллегам оптимизма, взгляда в будущее, а тем, кто сидит по политическим или по каким-то иным причинам, поскорее оказаться на воле.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ