Война

Экономист: Падение грядет — и очень, очень серьезное


6 марта 2022, 18:17
Лев Марголин
Падение уровня жизни можно оценивать и на 20%, а можно и на 30%. В одном сомнений нет никаких: он будет падать. Но если до начала войны сворачивание экономики ожидалось плавное, то теперь оно значительно ускорится, станет резким. Западные санкции сыплются на Беларусь как из рога изобилия.

24 февраля США ввели ограничения на «Белинвестбанк», «Банк Дабрабыт» и ряд оборонных предприятий (МЗКТ, «Интеграл», АО «558 авиаремонтный завод» и т.д.).

2 марта ЕС запретил импорт белорусских древесины, цемента, железа и стали, резиновых изделий. Запрещается экспорт товаров и технологий двойного назначения и сопутствующих услуг.

Введены ограничения на торговлю товарами для табачной продукции, минеральным топливом, битуминозными веществами, газообразными углеводородами, хлоридом калия, древесиной, цементом, железом и сталью, продуктами из резины.

3 марта Всемирный банк объявил о прекращении финансирования всех программ в Беларуси.

И как вишенка на торте – рейтинговое агентство S&P понизило суверенный кредитный рейтинг Беларуси с «В» до «CCC»: он относится к спекулятивной категории по шкале S&P. «CCC» – эмитент испытывает трудности с выплатами по долговым обязательствам, и его возможности зависят от благоприятных экономических условий.


К каким последствиям приведут новые санкции Запада? Сайт «Свободные новости плюс» спросил у экономиста Льва Марголина.

– Сигнал однозначный: если у вас на руках не мусор, а деньги, то ни в коем случае не покупайте долговые обязательства белорусских властей. Долговые обязательства имеют определенный срок обращения; их покупают, чтобы далее получать проценты по облигациям, а потом продать их и вернуть деньги. Рейтинг «ССС» означает, что облигации продать скорее всего не удастся, соответственно, не получится и вернуть деньги.

Экономика как поезд: она не может остановиться, еще какое-то время катится по рельсам по инерции, причем, чем больше размер экономики, тем больше инерция. Российская будет двигаться к упадку дольше, чем белорусская: и территория больше, и устойчивость экономики сильнее, поскольку она больше рыночная, чем белорусская.

С другой стороны, некоторые санкции против России могут оказаться на руку белорусским властям. Например, отказ Запада поставлять автомобили в Россию, не исключено, может вызвать оживление спроса на Джили белорусского производства. С заводом, скорее всего, проблем не будет, комплектующие поступают из Китая.

Вполне вероятно, что подобные выгоды возможны и в других сферах.

Постепенное падение экономики будет сопровождаться локальными всплесками. Но это не отменяет основного диагноза: падение грядет, и очень, очень серьезное.


Белорусскую экономику бьют с двух сторон. Во-первых, со стороны импорта (у нас не станет валюты для покупки товаров на Западе, а те, которые сможем и захотим купить, окажутся под санкциями и нам их просто не продадут), а во-вторых, даже то, что мы произведем, не сможем продать даже в Россию: ее рынок под тяжестью западных санкций будет постепенно сокращаться. И потребность даже в том, что мы можем предложить, тоже будет скукоживаться.

– То есть расчеты официального Минска на завоевание российского рынка, оголенного западными санкциями, не оправданы?

– Локальные успехи возможны, например, с Джили. Хотя Китай и самостоятельно может воспользоваться этим обстоятельством, а не через посредника. Возможна такая ситуация и по другим позициям. Хотя на БелАЗы спрос точно не увеличится: их мы можем поставлять только без двигателя, а их купить не сможет и Россия: сама под санкциями.

С другой стороны, экономика очень разнообразна, могут найтись позиции, о которых мы сейчас даже и не подозреваем.

– Можно ли хотя бы примерно оценить негативный эффект от новой порции западных санкций?

– Сложно. Некоторые эксперты говорят, что российская экономика еще месяца два будет жить по инерции, а потом начнет сдавать. Вполне возможно, что март, апрель, возможно – май белорусская экономика еще пофункционирует, а потом наступит худо. Самое главное – непонятно, что будет и с сельским хозяйством: многие семена, ядохимикаты, гербициды тоже импортные.

– Есть такая оценка: из-за санкций падение уровня жизни может достичь 20%. И это в том случае, если белорусская армия не вторгнется в Украину.

– Думаю, это оценочный прогноз. Не уверен, что кто-то делал расчеты – они и невозможны, ведь ситуация меняется каждый день. Пока в отношении белорусской банковской системы серьезных санкций не введено: от SWIFT не отключили, операции с иностранными валютами не запретили. А вот завтра – могут.

И внутри страны санкции распределяются неравномерно: одни отрасли почувствуют их очень остро, другие – не так сильно, хотя скажутся они на всех. У нас экономика устроена таким образом, что любая отрасль зависит либо от экспорта, либо от импорта.

Падение уровня жизни можно оценивать и на 20%, а можно и на 30%. В одном сомнений нет никаких: он будет падать. Но если до начала войны сворачивание экономики ожидалось плавное, то теперь оно значительно ускорится, станет резким.

– Можно ли смягчить последствия санкций?

– Санкциям ничего нельзя противопоставить. Ну нельзя считать стратегией заявления правительства: как-нибудь да будет. Именно так говорил знаменитый Швейк: «Пусть было, как было, — ведь как-нибудь да было! Никогда так не было, чтобы никак не было».

Безусловно, на определенном этапе произойдет стабилизация. Но боюсь, это будет очень низкий уровень.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ