Рост ставок по валютным вкладам недостаточен, чтобы перекрыть все риски. Мнение

Myfin.by
17 сентября 2021, 14:15
Фото: Myfin.by
В Беларуси продолжается отток валютных вкладов, идут разговоры о единой валюте, ряду госбанков блокируют платежи. Насколько сильно это влияет на экономическую ситуацию в стране, будет ли повышаться ставка рефинансирования и почему рост ставок на депозитном рынке работает только по вкладам в белорусских рублях?

Разобрались в главных экономических событиях недели с академическим директором BEROC Катериной Борнуковой.

Единая валюта никому не нужна


На текущей неделе о возможности введения единой валюты высказались практически все: от президентов двух стран до глав Центробанков. И если в итогах встречи президентов Беларуси и России эта возможность оставалась открытой для ближайшего будущего, то, например глава российского Центробанка более жестко отвергла близкие перспективы введения единой валюты. Что на самом деле происходит по вопросу введения единой валюты?

– Проблема с единой валютой в том, что ее введение предусматривает одинаковую монетарную политику в обеих странах. Например, если в Беларуси будет экономический спад, а в России нет, то наша страна не сможет проводить стимулирующую монетарную политику и наоборот. Да, наши страны довольно плотно связаны и экономически часто движутся в одном направлении, но нужно понимать, что были периоды, когда шоки для стран были разные. Вспомним экономический кризис 2011, когда в России все было хорошо, а Беларусь прошла через почти трехкратную девальвацию, дефицит валюты и инфляцию более 100% за год.

В такой ситуации иметь единую валюту невыгодно, так как страна лишается возможности адекватно реагировать на экономические шоки.


Второй момент в том, что Союзное государство изначально строилось на принципах равноправности голосов России и Беларуси. Это создает не совсем нормальные ситуации, когда Россия с более крупной экономикой имеет такое же право голоса, как и Беларусь со значительно меньшей экономикой (ВВП России в 27 раз больше ВВП Беларуси – прим. Myfin.by). Это создает уйму возможностей для патовых ситуаций, когда Беларусь хочет одного, Россия – другого, а механизмов решения вопроса нет.

Из-за этих двух факторов мы видим, что Нацбанк Беларуси и Центробанк РФ выступают против введения единой валюты. Они будут этот процесс любым способом затягивать. Так как в случае появления единой валюты, оба Центробанка лишаются независимости в принятии решений по монетарной политике.


О том насколько мы далеки от реального введения единой валюты говорят сами интеграционные карты. Если сделать краткую выжимку из экономической части, то в них говорится, что через год Беларусь и Россия подпишут соглашение, которое выработает общие подходы к унификации макроэкономической политики Центробанков двух стран. То есть год будут только вырабатываться общие подходы, а через сколько их начнут на самом деле внедрять и вовсе неясно.

Вместо этого будут решаться технически-регуляторные моменты в области валютного регулирования и прочих малозначительных вещей.


На самом деле, ни России, ни Беларуси единая валюта не нужна. На примере Евросоюза мы видели, насколько плохо это работает: когда из-за проблем с Грецией пришлось придумывать какие-то механизмы компенсаций. А в идеале, должны были быть выпущены ценные бумаги единой Европы, объединены монетарные и фискальные политики разных стран, что в реальности практически неосуществимо.

Не компенсация, а кредит


На встрече также прозвучало, что Беларусь до конца 2022 года получит кредитную поддержку в размере $640 млн. Ранее говорилось о возможных $3 млрд. С чем связано такое изменение?

– Судя по срокам и точности озвученной цифры, скорее всего речь идет о компенсации налогового маневра в России. Раньше Беларусь просила компенсацию в виде трансферта, но видимо, прямой выплаты получить не удастся. Будет выдан госкредит на $640 млн. Об этом шла речь еще по итогам июльской встречи двух президентов. Однако пока деталей по этому кредиту нет, поэтому надо подождать подробностей: на каких условиях его предоставят и под какую ставку.

Надо также заметить, что здесь речь идет о прямом госкредите от Российской Федерации. А есть и другой российский источник, который регулярно предоставляет финансовую поддержку Беларуси – ЕАБР. По этой лини тоже могут быть предоставлены какие-то кредиты. Кроме того, макроэкономическая ситуация в Беларуси благодаря «экспортному чуду» и миллиарду от МВФ выглядит позитивно и острой потребности во внешнем финансировании страна не испытывает.

Что будет со ставкой рефинансирования?


Инфляция в Беларуси пока не идет на снижение, и за август показала те же 9,8%, что и в прошлом месяце. В России Центробанк уже пошел на повышение ставки рефинансирования для борьбы с инфляцией. Можно ли ждать синхронных действий Нацбанка в этой ситуации?

– Да, вероятность этого есть. Нацбанк может использовать это как аргумент для поддержки решения о повышении ставки. Хоть решение и непопулярное, потому что вызывает удорожание кредитов и платежей по ним. Но инфляция по-прежнему высокая, для ее сдерживание может быть увеличена ставка рефинансирования. Проблема еще в том, что сейчас ставка рефинансирования напрямую не отражает реальной стоимости денег. Так как постоянно доступные операции по поддержке ликвидности «постоянно недоступны» с августа прошлого года. И эффективность повышения ставки будет значительно меньше, чем в России.

Отключение валютных платежей – инициатива на местах



На неделе стало известно, что Deutsche Bank перестал быть корреспондентским банком и заблокировал валютные переводы для всех счетов трех государственных банков: Беларусбанк, Белинвестбанк и Белагропромбанк. Насколько серьезной может быть эта проблема для банковской системы?

– Санкции не предусматривают отключение таких платежей. Это исключительная инициатива самого Deutsche Bank. И это не значит, что другие банки откажутся от проведения платежей с белорусскими госбанками. Скорее всего будет найдена альтернатива. По крайней мере сейчас валютные платежи проходят, хоть и с задержками.

Со временем банки найдут новых постоянных партнеров, которые конечно же возьмут дополнительную премию за риск, а платежи в валюте станут дороже.


Другое дело, что в этот период клиенты попавших под ограничения банков несут потери: для кого-то фатальной может оказаться задержка платежей, кто-то и вовсе не захочет связываться с банком из-за дополнительных рисков. Думаю, что клиенты госбанков, которые могут уйти, это сделают. А на фоне продолжающегося оттока валютных депозитов это еще больше усложнит ситуацию на банковском рынке.

Ничего критичного в этой ситуации нет, но это отличный пример непрямых действий санкций, которые сложно предсказать.


Почему валютные вклады продолжают падать?


Свежая статистика показывает продолжающееся падение валютных вкладов на фоне роста рублевых депозитов. Почему стратегия повышения банками ставок хорошо работает на рублевых вкладах, но не достигает цели в валютных сбережениях?

– Подозреваю, что люди, которые держат вклады в белорусских рублях и в валюте – это два разных вида вкладчиков, с разным отношением к риску, возможно, разным уровнем финансовой грамотности и т.д. Люди, которые очень не любят риск, держали сбережения в валюте даже несмотря на околонулевые ставки. И для них рост ставок по валютным депозитам недостаточен, чтобы перекрыть все остальные риски – от санкций до уровня доверия к банкам. На фоне текущих новостей о валютных ограничениях, блокировках платежей они продолжают забирать свои вклады.

Рублёвые же вкладчики более толерантны к риску, видят укрепление курса национальной валюты, рост ставок по вкладам и рассчитывают на этом хорошо заработать.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ