Госпредприятия как чемодан без ручки

Татьяна Калиновская, belmarket.by
6 апреля 2021, 10:59
Иллюстративное фото
Итоги работы предприятий государственной формы собственности в 2020 году обнародовал Белстат. Год ничем не отличается от предыдущего: низкие показатели эффективности, снижение количества работающих.

Несмотря на то что государство как работодатель упорно игнорировало пандемию, надеясь, что после локдауна у соседей наша продукция будет востребована на внешних рынках, взрывного спроса не случилось. Накопленные за время карантина запасы готовой продукции реализуются с трудом. В результате предприятия накопили долги перед банками, что неминуемо приведет к падению зарплат.

Государственный сектор сжимается


«Рабочее место, достойная зарплата — тот минимум, чего ждут от нас люди. Четверть века государство неизменно было нацелено на его обеспечение. В предыдущей пятилетке мы, несмотря на все сложности, ежегодно создавали более 50 тысяч рабочих мест. Это, конечно, не то, что нам хотелось бы, но это высокопроизводительные, хорошие места», — заявил Александр Лукашенко на Всебелорусском народном собрании.


Но если кто-то и создал рабочие места, то точно не государство. Потому что количество занятых в госорганизациях, по данным Белстата, в 2020 году уменьшилось по сравнению с 2019-м почти на 38 тыс. человек, до 1239,297 тыс. Количество занятых возросло только в сельском хозяйстве, а в обрабатывающей промышленности уменьшилось на 15,1 тыс. человек, в строительстве — на 800 человек, на транспорте — на 3,6 тыс., в оптовой и розничной торговле — на 2,8 тыс. человек. В 2020 году на 106 уменьшилось количество предприятий и юридических лиц государственной формы собственности, до 3169.

Учитывая ликвидацию предприятий-­банкротов и очищение перегруженных излишней численностью предприятий, от оставшихся можно было бы ожидать и лучшего результата работы. Но рентабельность продаж снизилась — с 6,8 % в 2019 году до 6,7 % в 2020-м.

Какова прибыльность государственного сектора, понять трудно. В 2019 году прибыль госсектора составила 5,4 млрд рублей, а в 2020-м — всего 242 млн. Такое падение вызвано убытком государственных организаций Гродненской области в 2 млрд рублей. Что стоит за этим показателем, органы государственной статистики гражданам не поясняют. Аналитики высказывают мнение, что это «бухгалтерские убытки» и связаны они со строительством Белорусской АЭС. Но откуда взялись убытки, если официально станция еще находится на этапе опытно-промышленной эксплуатации, а выплаты по российскому кредиту отсрочены на два года? В 2019 году чистая прибыль госпредприятий Гродненской области составила 836 млн рублей.

Удельный вес убыточных предприятий в 2020 году по сравнению с 2019-м увеличился с 11,4 до 13,1 %, хотя в течение года убыточные госпредприятия, вероятно, все же ликвидировались. Так что если прибыльность государственного сектора в прошлом и позапрошлом годах сравнить трудно, то о росте убытков в госсекторе можно говорить уверенно, причем захватывают они все больше предприятий.

Растут и долги государственных предприятий. Если объемы просроченной дебиторской и кредиторской задолженности даже несколько снизились, хотя по-прежнему в 2020 году составляли внушительные 5,9 и 5,1 млрд рублей, то значительно в течение года выросла просроченная задолженность по кредитам и займам. Если по итогам 2019 года она составила 147,8 млн рублей, то по итогам 2020-го — 2,1 млрд. Политика Нацбанка по снижению требований к заемщикам в 2020 году привела к тому, что проблемы госсектора частично переложены на плечи банков. В дальнейшем это отразится на способности банков кредитовать здоровую часть национальной экономики, их собственной финансовой устойчивости, и, вполне возможно, тогда государству придется спасать уже не свои предприятия, а банки.

Несмотря на снижение объемов производства на предприятиях государственной формы собственности с 70 млрд до 66 млрд рублей, ликвидацию предприятий и увольнение работников, качественные показатели находятся на уровне 2019 года, в том числе остатки на складах предприятий. В 2019 году соотношение запасов готовой продукции и среднемесячного объема производства составило 54 %, а в 2020-м — 56,2 %. Если же «очистить» показатель от результатов работы горнодобывающей промышленности, то получается, что в 2019 и 2020 годах на складах промышленных предприятий находилось соответственно 66 и 67,5% среднемесячного объема производства.

«Часто слышу: так называемые независимые экономисты, специалисты считают, что нам не надо развивать все, что мы развивали в Советском Союзе. Надо оставить два-три направления — и все. А что мы будем делать с теми отраслями, которые окажутся нам не нужны, ведь там сотни тысяч наших граждан работают, наших людей? Мы что, их закроем? А зачем? Давайте напрягаться, давайте производить на этих предприятиях продукцию (мы же их в основном модернизировали) и продавать ее на внешних рынках. И даже тех, кто в сложной ситуации — убыточные предприятия и другие, мы пытаемся поддержать, потому что там живые люди, которые умеют делать хорошую продукцию. Просто устарело производство, надо его модернизировать», — объяснил Александр Лукашенко на Всебелорусском народном собрании стратегию в отношении госпредприятий.


Деревообработка: как вложили миллиард


«Богатство — это не когда ты, простите меня за эту фразу, деньги спускаешь в унитаз или проедаешь их просто так… А то, что мы вложим в основные фонды. Создадим новые рабочие места, поднимем деревню, в сельское хозяйство, в деревообработку вложим, калийные комбинаты новые построим. Да, надо потерпеть какой-то период времени, и потом мы получим эффект, как сейчас получаем от сельского хозяйства. От деревообработки 2,5 млрд долларов мы за последние годы получили», — упомянул Александр Лукашенко деревообработку.


По сообщениям различных источников, в том числе официальных, государство инвестировало в свои деревообрабатывающие предприятия около 1 млрд долларов. Несмотря на значительный объем инвестиций, полученных этой отраслью, Белстат объединил в своей отчетности деревообработку с полиграфической деятельностью и деятельностью по «тиражированию записанных носителей информации». Поэтому все три вида деятельности мы вынуждены рассматривать вместе, хотя очевидно, что в объемах тут превалирует деревообработка. Так, объем производства этих трех видов деятельности вырос с 1,5 млрд рублей в 2019 году до 1,6 млрд в 2020-м. Запасы готовой продукции такие же, как в среднем по промышленности, — 67 % месячного объема производства. Экспорт в 2019 году составил 192,3 млн долларов, в 2020-м — 220,7 млн. Выросли инвестиции. Правда, прямых иностранных инвестиций за последние два года в отрасль привлечь не удалось, хотя там есть предприятия с долей госсобственности ниже 50 %. Увеличилась и выручка от реализации продукции.


Но по качественным показателям не скажешь, что отрасль инвестирована на миллиард долларов. Рентабельность продаж по трем видам деятельности составила 10,8 %, причем на предприятиях со стопроцентным государственным капиталом она в 2020 году была даже ниже, чем на госпредприятиях в среднем — всего 7,1 % по сравнению с 7,4 %. На предприятиях смешанной форма собственности рентабельность продаж составила 11,7 %.

На госпредприятиях трех видов деятельности по итогам 2020 года зафиксирован убыток — 378 млн рублей, причем убытки понесли как предприятия со стопроцентной государственной собственностью, так и коммунальные, и с долей собственности государства более 50 %. Прибыль зафиксирована только на предприятиях с долей госсобственности менее 50 %.

Доля убыточных предприятий в трех видах деятельности выше, чем в среднем по экономике. Если в 2019 году таковых было 19 %, то в 2020-м — уже 28,2 %. Среди предприятий республиканской собственности таковых 18,8 %, коммунальной собственности — 25 %, предприятий с долей собственности государства более половины — 37,5 %.

У предприятий трех форм собственности удельный вес просроченной кредиторской задолженности составляет 30,7 % (в целом по экономике на предприятиях государственной формы собственности и с долей государственной собственности — 15,1 %), а удельный вес задолженности по кредитам и займам — 5,7 %, по государственным предприятиям в целом — 3,2 %.

Как видим, дела у деревообра­батывающих предприятий в 2020 году были не лучше, чем в белорусской экономике в целом. Предприятия с низкой рентабельностью по-прежнему имеют очень ограниченные возможности для инвестиций, а между тем оборудование в деревообработке нужно менять каждые 10—20 лет, в зависимости от выпускаемой продукции. Кто профинансирует очередную модернизацию? Перспектива есть только у предприятий с долей государства менее 50 %, они работают с прибылью, что еще раз доказывает: чем меньше в экономике государства, тем она эффективнее.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ