Война

Бабий бунт, или Подиум для кандидаток

Конец минувшей недели чутка встряхнул политизированную общественность Беларуси: сразу несколько сайтов написали о том, что на грядущих президентских выборах Александр Лукашенко, возможно, получит от оппозиции не соперника, а соперницу.

Называются имена четырех дам. Трое из них так или иначе связаны с коалицией "Народный референдум" и одна сама по себе. Если кому-то хочется подробнее узнать о претендентках на "белорусский трон", обратитесь за помощью к поисковику, я же коротко представлю их только для того, чтобы текст все-таки касался конкретных личностей, хотя задумывал я его как «рассуждение о бабах вообще с политическим уклоном».

Начну с той, что сама по себе. Ольга Карач (1979 г.р.), руководитель инициативы "Наш дом", выедающей печенки работникам жилищно-коммунальной службы.

Теперь "референдумные" претендентки, в алфавитном порядке.

Елена Анисим (1962 г.р.), замглавы "Таварыства беларускай мовы", Партия БНФ (не уверен, является ли госпожа Анисим членом БНФ, но партия готова ее поддерживать).

Ирина Вештард (1953 г.р.), председатель Белорусской социал-демократической партии "Грамада".

Татьяна Короткевич (1977 г.р.), активистка гражданской кампании «Говори правду».

Вам эти имена ничего не говорят? Или все-таки что-то нашептывают? Нет? Да и ладно. Возьмите другие имена. Просто имена, без фамилий. Анна, Софья, Екатерина, Галина, Нина, Серафима, Изольда… Что объединяет Софью с Ниной, а Серафиму с Галиной? То, что они бабы. И наши реальные кандидатки тоже бабы.

Иные дамы обижаются, когда применительно к ним употребляют слово «баба». Мужики в массе своей почему-то не против того, чтобы их называли мужиками. Между тем, и баба, и мужик — понятия одного смыслового поля, доставшиеся нам в наследство от крепостной России: барин и барыня, а у них в услужении мужики и бабы (или же девки). Барин — не мужик, барыня — не баба.

Но теперь не так, теперь даже Ангела Меркель, хоть она и немка, тоже баба. Ягодами и грибами вдоль трассы торгуют бабы, и канцлер Германии — баба. Такие вот языковые причуды. Но в слове "баба" нет ничего оскорбительного. Ведь баба — это и мать, и жена, и любовница.

Когда мы говорим "баба" и добавляем, например, "умная" или "стервозная", это звучит более убедительно, нежели при использовании слова "женщина".

Вот произнесите: "умная женщина". А теперь: "умная баба". Ну, заметили, как сухо вы сказали первое? И можно ли вообще соединить "стервозная" и "женщина"? По-моему, нет. Деловая женщина — еще куда не шло, хотя "пробивная баба" гораздо лучше. В "деловой женщине" есть что-то канцелярско-официозное, а в "пробивной бабе" — напряжение страсти.

Чем отличается баба от мужика? Баба может родить, мужик — нет. Однако понятие "баба" не идентично понятию "родильный аппарат". Скажу больше: баба — это не половая идентификация, баба — это культурная норма. Ни один мужик не считает бабу самкой. Нет, он, конечно же, информирован, что, кроме всего прочего, она еще и самка. Но самкой баба бывает недолго, потому мужик пренебрегает этим ее состоянием.

Правда, если в мужике как сущности девяносто процентов занимает самец, то и бабу он воспринимает как девяностопроцентную самку. Однако и среди баб все еще (в Европе 21-го века!) находятся такие дуры, которые пытаются «привязать» к себе мужиков-самцов своей гипертрофированной составляющей самки. Но нас эта часть электората не интересует.

Ну, а нужна ли избирателям баба в качестве кандидата в президенты, а потом, чем черт не шутит, и в качестве президента?

Ответ социологов: "нет" или "скорее, нет". Надо ли верить социологам? Мой ответ: "нет" или "скорее, нет".

В Беларуси ни баба, ни мужик не могут стать президентом. У нас президентом уже четыре раза становился Александр Лукашенко и, по всей видимости, собирается стать им в пятый раз. А вот представьте, что Лукашенко скоропостижно скончался, и на досрочных выборах номенклатура своим кандидатом выставила женщину. Она, разумеется, побеждает, не с 82% процентами, как ее предшественник, но 65% получает. Через сколько лет президентства госпожи N. белорусский народ вдруг поймет, что баба тоже может править страной? Полагаю, и года не пройдет.

Так произойдет не только потому, что люди у нас не любят конфликтовать с властью, но и потому, что психологически они готовы признать за женщиной роль лидера. Кто является главой в подавляющем большинстве белорусских семей? Мать. Не в обиду многим папам/мужьям будет сказано, но согласитесь: вашим детям важно, как оценит их поступки в первую очередь мама, а не вы. И вы с таким положением вещей соглашаетесь. Вы и отцы-то чаще всего через своих жен: они учат детей, как относиться к вам.

Выходит, белорусам нужна президентом баба, чтобы иметь в ее лице заботливую мамочку вместо обанкротившегося батьки?

Нет, фигура мамочки отвратительна. Миссия бабы-президента (кандидата в президенты) должна заключаться в побуждении к действию. «Вместе с батькой вы двадцать лет проедали наследство деда. Наконец, проели. Теперь я — баба — стою пред вами и говорю: "Начинаем менять страну сегодня, в противном случае ее у нас просто не будет. Хватит оправдывать свою трусость уверениями себя в том, что от вас ничего не зависит".

Разумеется, тон выступлений будет другой, нельзя в лоб «наезжать» на избирателя, несмотря на то, что он действительно соучастник «проедания» страны. Но общий эмоциональный посыл именно такой: баба устала терпеть. И к этой эмоции набор рациональных аргументов: сделать то-то и то-то, реформировать так-то и так-то, восстановить там-то и там-то. Бабий бунт в рамках действующего законодательства.

В завершение обращусь к Ольге Карач, Елене Анисим, Ирине Вештард и Татьяне Короткевич: "Уважаемые дамы, если вам не понравилось, что в этой статье я называл вас и всех женщин бабами, прошу в отместку называть меня мужиком. Если же, напротив, понравилось, то все равно называйте меня мужиком".

Я — мужик, они — бабы… Да ничего так, душевно.


Об авторе

Игорь Драко. Родился в Фергане (Узбекистан), в школу ходил в Ивье (Гродненская область), окончил Санкт-Петербургский университет (Россия). Гражданин Республики Беларусь, которому почему-то не дают эфир на БТ. Любит читать, слушать, смотреть, писать и говорить, но не верит, что в споре рождается истина, поэтому предпочитает беседу.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter